Последнее обновление: Среда, 05 августа 2020, 13:39 GMT

Всемирный доклад 2019: Таджикистан

Издатель Хьюман Райтс Вотч
Дата публикации 14 января 2020
Связанные документы Всемирный доклад 2017: Кыргызстан
Цитировать как Хьюман Райтс Вотч, Всемирный доклад 2019: Таджикистан, 14 января 2020, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/5e256a207.html [последняя дата доступа 6 августа 2020]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

В 2019 г. в Таджикистане происходило дальнейшее усугубление кризисной ситуации с правами человека. Продолжались репрессии против критиков власти: оппозиционных активистов, журналистов и даже подозреваемых в нелояльности обычных пользователей соцсетей приговаривали к длительным тюремным срокам. Свобода выражения мнений и свобода религии жестко ограничивались, неправительственные организации подвергались запугиваниям, осуществлялась массированная цензура интернет-контента. Власти притесняли родственников находящихся за рубежом мирных диссидентов и практиковали рассылку через Интерпол политически мотивированных запросов о принудительном возвращении политических оппонентов в страну.

Условия содержания в местах лишения свободы и пытки

Условия содержания заключенных оставались вопиюще неудовлетворительными, регулярно поступали сообщения о пытках. В результате тюремных бунтов в ноябре 2018 г. в Худжанде и в мае 2019 г. в Вахдате при неясных обстоятельствах погибли как минимум 50 заключенных и пятеро охранников. По официальной версии, применение огня на поражение было необходимым для пресечения насилия со стороны заключенных. В обоих случаях число убитых среди последних измерялось десятками человек, что вызывало обоснованные вопросы относительно соразмерности силового реагирования и обоснованности применения оружия.

7 июля 14 заключенных умерли от пищевого отравления: как сообщалось, они отравились испорченным хлебом во время этапирования автотранспортом из Худжанда и Истаравшана в Душанбе, Норак и Яван.

На свидании 9 марта осужденный зампред запрещенной Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) Махмадали Хаит показывал своей жене Савринисо Джурабековой следы на лбу и на животе, которые, по его словам, остались от побоев тюремным персоналом за отказ записывать видеообращение с осуждением политэмигрантов. Со слов мужа она сообщила, что тот не получает надлежащей медицинской помощи и боится, что умрет в колонии от постоянных побоев.

Преследования диссидентов за рубежом

В декабре 2018 г. активист ПИВТ Наимджон Самиев подвергся в Грозном насильственному исчезновению и был возвращен в Таджикистан, где его приговорили к 15 годам лишения свободы по политически мотивированным обвинениям.

В феврале 2019 г. таджикскими и российскими властями был произвольно задержан и принудительно возвращен в Таджикистан проживающий в Нидерландах 33-летний мирный оппозиционный активист Шарофиддин Гадоев, когда он ненадолго приехал в Москву. После силового задержания его посадили на душанбинский рейс; и в Москве, и в самолете его избивали. Когда Гадоев уже находился под стражей в Таджикистане, власти обнародовали постановочные видео, которые должны были служить доказательством его «добровольного» возвращения. Сам Гадоев и его семья заявили, что соответствующие заявления были сделаны им под давлением. В марте 2019 г. активиста вернули в Нидерланды после развернувшейся международной кампании в его поддержку.

В мае 2019 г. в московском аэропорту Внуково по запросу властей Таджикистана был арестован член ПИВТ Амрулло Магзумов. Через два дня его без суда принудительно вернули в Таджикистан.

В сентябре 2019 г. в Беларуси по таджикскому запросу о выдаче был задержан 42-летний член ПИВТ и независимый журналист Фарход Одинаев. Задержание произошло на границе с Литвой, через которую он должен быть следовать на конференцию по правам человека в Варшаве. В ноябре белорусские власти отказались выдавать Одинаева Таджикистану.

Семьи диссидентов

Оставшиеся в Таджикистане родственники мирных диссидентов за рубежом регулярно подвергаются притеснениям. Живущие во Франции, Германии и Польше активисты рассказывали HRW, что к их родственникам постоянно приходят из госбезопасности и требуют публично осудить уехавших и сообщить об их местонахождении и деятельности. В случае продолжения активистами их мирной оппозиционной деятельности родственникам угрожают арестом.

В июне уехавшая в Европу журналистка Хумайра Бахтияр сообщила HRW, что власти пытаются через родственников в Душанбе вынудить ее вернуться в Таджикистан. По ее словам, ее 57-летнего отца Бахтияра Муминова на 12 июня вызывали в милицию (12-го у Хумайры день рождения), хотя тот еще не оправился от апрельской операции на сердце. В милиции Муминову посоветовали уговорить дочь вернуться, пригрозив ему в противном случае увольнением из школы, поскольку «какое у него может быть моральное право учить детей, если он собственную дочь воспитать не может». Затем сотрудники позвонили Бахтияр и дали трубку отцу, чтобы тот при них поговорил с дочерью. Позднее милиционеры угрожали Муминову арестом.

Свобода выражения мнений

В Таджикистане регулярно блокируется доступ к широкому спектру информресурсов и социальных сетей, включая YouTube, Facebook и Радио Озоди (таджикская служба Радио Свобода). Блокируются также интернет-мессенджеры, когда в сети появляются критические материалы о президенте и его семье или о правительстве. За последние годы из страны были вынуждены эмигрировать более 25 журналистов.

Журналисты часто становятся объектом нападений и нападок. Национальная ассоциация независимых СМИ Таджикистана ежемесячно получает от журналистов как минимум 10 сообщений об угрозах или об ограничении доступа к информации в связи с профессиональной деятельностью.

В октябре возникла острая ситуация вокруг Радио Озоди, когда МИД РТ отказался продлить аккредитацию 18 журналистам и сотрудникам. В ноябре руководитель медиакорпорации РС/РСЕ Джейми Флай встретился с Эмомали Рахмоном, после чего президентская администрация назвала слухи о закрытии Радио Озоди «ложными».

В июле российский Роскомнадзор заблокировал доступ к новостному порталу «Азия-Плюс» - ведущему независимому информресурсу Таджикистана. Позднее, в августе, веб-адреса портала, расположенные в национальном домене Таджикистана, были недоступны во всем мире, после того как неизвестные лица изменили технические настройки в системах интернет-провайдера. Поскольку в прошлом журналисты портала подвергались давлению со стороны госбезопасности, а доступ к сайту блокировался по политическим мотивам, «Азия-Плюс» перешла на домен размещенный за пределами Таджикистана. «Азия-Плюс» и другие независимые информресурсы, такие как пенджикентский «Ориённур», также неоднократно получали отказ в выдаче лицензии на телевещание.

Свобода религии

В январе Радио Озоди сообщало о десяти с лишним случаях отказа в выдаче паспорта мужчинам в Душанбе до тех пор, пока те не сбреют бороду. Президент Эмомали Рахмон не раз выступал против бороды и хиджаба, и за последние годы милиция и госбезопасность дактилоскопировали до 13 тыс. мужчин, которых заставляли сбривать бороду.

В феврале милиция арестовала последователя Свидетелей Иеговы из Худжанда Шамиля Хакимова, у которого изъяли несколько книг, включая экземпляры Библии. Экспертиза признала их экстремистской литературой, суд по делу о «разжигании религиозной розни» начался в августе. Свидетели Иеговы запрещены в Таджикистане с 2007 г.

Домашнее насилие

Правительством предприняты важные усилия по борьбе с насилием в семье, однако пережившие такое насилие, их адвокаты и сотрудники организаций по оказанию помощи отмечали, что закон 2013 г. «О предупреждении насилия в семье» во многом так и не заработал на практике. Семейное насилие и изнасилование в браке не выделены в качестве отдельных преступлений в Уголовном кодексе РТ. Милиция нередко отказывается регистрировать заявления, не проводит расследование, не выдает защитное предписание или не обеспечивает соблюдение его условий. В условиях дефицита служб помощи для переживших насилие, в том числе убежищ для краткосрочного и длительного пребывания, женщины оказываются лишенными понятных возможностей спастись от жестоких издевательств.

В ноябре 2018 г. Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин с обеспокоенностью отметил, что случаи семейного насилия в отношении женщин «по-прежнему широко распространены, но не получают достаточной огласки» и что «имеет место систематическая безнаказанность …, о чем свидетельствуют небольшое число уголовных преследований и обвинительных приговоров». Комитет также отметил, что в Таджикистане отсутвует систематический контроль за делами о гендерном насилии.

Ключевые международные акторы

В июльских заключительных замечаниях по итогам рассмотрения ситуации в Таджикистане Комитет ООН по правам человека выразил обеспокоенность широким спектром нарушений, включая лишение свободы по политическим мотивам, пытки, ограничение независимости адвокатуры, давление на НПО, домашнее насилие, а также сообщения о том, что власти выявляют и ставят на учет предполагаемых лесбиянок, геев, бисексуалов и трансгендеров (ЛГБТ).

В июле Таджикистан посетила делегация Рабочей группы ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям. Эксперты выразили обеспокоенность тем, что существование массовых захоронений и выяснение судьбы тысяч людей, пропавших без вести в связи с событиями гражданской войны в Таджикистане в 1992-1997 гг., остаются «практически нерешенной проблемой». Эксперты также отметили, что необходимо принять дополнительные меры для «решения проблем, связанных с установлением истины, правосудием, возмещением ущерба и сохранением памяти в контексте серьезных нарушений прав человека». Рабочая группа также указала на «ряд недавних и прошлых случаев с выходцами Таджикистана, как утверждается - политических оппонентов, которые проживали за рубежом и были принудительно возвращены в Таджикистан. В одних случаях после кратковременного исчезновения эти люди оказывались в местах содержания под стражей, в других - об их местонахождении до сих пор ничего не известно».

В июне Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям приняла мнение, признав лишение свободы адвоката-правозащитника Бузургмехра Ёрова нарушением международного права и рекомендовав освободить его. Эксперты ООН пришли к заключению, что обвинения против Ёрова были безосновательными, а правительство преследовало цель наказать его за представление интересов членов политической оппозиции. Ранее Рабочая группа по произвольным задержаниям и Комитет ООН по правам человека призывали правительство освободить осужденных оппозиционеров Махмадали Хаита и Зайда Саидова.

В июне представитель ОБСЕ по свободе СМИ Арлем Дезир призвал правительство восстановить отозванную аккредитацию корреспондента Радио Озоди Баротали Назарова и аккредитовать его коллег. Он также призвал власти расследовать заявления о запугивании семьи журналистки Хумайры Бахтияр, эмигрировавшей из Таджикистана в 2016 г.

В декабре 2018 г. посольства Франции, Германии, Великобритании и Евросоюза настоятельно призвали правительство обеспечить свободу слова и СМИ, в особенности в связи с блокировкой сайтов. На майском мероприятии по случаю Всемирного дня свободы печати посол США Джон Поммершайм, экс-посол Великобритании Хью Филпотт и политсоветник миссии ЕС Нильс Янсонс вновь призвали обеспечить свободу интернета и выражения мнений в Таджикистане.

В июне в Душанбе прошло седьмое заседание Комитета по сотрудничеству ЕС - Таджикистан, в ходе которого европейская сторона акцентировала необходимость обеспечения свободы выражения мнений и других основополагающих свобод и призвала Душанбе расширить пространство для гражданского общества.

Искать на Refworld

Страны