Последнее обновление: Понедельник, 18 октября 2021, 09:13 GMT

Совместное заявление правозащитных организаций в связи с депортацией Магомеда Гадаева из Франции

Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 16 апреля 2021
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Совместное заявление правозащитных организаций в связи с депортацией Магомеда Гадаева из Франции, 16 апреля 2021, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/609eb12d7.html [последняя дата доступа 20 октября 2021]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Магомед Гадаев - ключевой свидетель по резонансному делу о пытках в правоохранительных органах в Чечне, искавший убежища за рубежом, через два дня после неправомерной депортации 9 апреля из Франции в Россию был похищен, вывезен в Чечню и удерживается там сотрудниками местных силовых структур. 12 российских и международных правозащитных организаций заявляют, что в результате действий французских и российских/чеченских властей, предпринятых в нарушение международных норм о правах человека, Гадаев подвергается высокому риску пыток.

Власти Франции возмутительным образом выслали Гадаева вопреки решению Национального суда по вопросам убежища, указавшего, что высылка в Россию чревата угрозой пыток. Своими действиями власти Франции создали для Гадаева прямой риск пыток и недозволенного обращения и серьезную угрозу его жизни, что является грубейшим нарушением международных обязательств французского государства в части запрета на возвращение любых лиц при любых обстоятельствах в страну, где такие лица могут подвергнуться серьезным нарушениям прав человека. Этот запрет относится к безоговорочным нормам международного права и содержится в целом ряде ратифицированных Францией международных договоров.

Власти Франции возмутительным образом выслали Гадаева вопреки решению Национального суда по вопросам убежища, указавшего, что высылка в Россию чревата угрозой пыток

10 марта Национальный суд по вопросам убежища своим решением предписал властям не высылать Гадаева из страны, если это будет означать принудительное возвращение в Россию, поскольку там ему может угрожать опасность. Несмотря на это, утром 9 апреля французские власти принудительно посадили Гадаева на рейс из Парижа в Москву. В аэропорту Шереметьево российские пограничники безосновательно больше 12 часов держали Гадаева в транзитной зоне, не допуская к нему его адвоката Семена Цветкова.

По словам Цветкова, он неоднократно пытался выяснить у пограничников, почему они не выпускают Гадаева, хотя тот не объявлен в розыск в России. Один из сотрудников намекнул адвокату на «договоренность» о том, что Гадаева посадят на рейс в Грозный, оставив без ответа вопросы Цветкова, с кем была достигнута такая «договоренность» и на каком основании.

При общении с пограничниками Цветков подчеркивал, что Гадаев против трансфера в Чечню, поскольку там его жизни будет угрожать опасность. В итоге после многочасовых переговоров пограничники согласились посадить Гадаева на рейс в Новый Уренгой, где живут его близкие родственники. Опасаясь за безопасность клиента, адвокат полетел с ним тем же рейсом. Они приземлились в Новом Уренгое 10 апреля. Как рассказали родные Гадаева, вскоре после прибытия рейса двое чеченцев, очевидно связанных с республиканскими властями, пришли к его ближайшему родственнику в Новом Уренгое, заявили, что ищут Магомеда, и угрожали последствиями в случае отказа родственников сообщить о его местонахождении.

В тот же день Гадаев и Цветков, которые остановились во временной квартире, заметили слежку за домом, а от источников в Чечне им стало известно, что республиканские силовики вылетели в Новый Уренгой за Гадаевым. Они обратились в полицию с заявлением об угрозах и слежке и попросили о защите. Они собирались уехать из Нового Уренгоя сразу после оформления заявления, однако в полиции от них потребовали остаться в отделе, либо вернуться в квартиру, для охраны которой будет выделено несколько сотрудников. Гадаев и Цветков остановились на втором варианте.

11 апреля, около 13:00 по местному времени, полицейские сказали Гадаеву и Цветкову, что тем нужно поехать в управление Следственного комитета для оформления документов по их заявлению. Однако на выходе из дома некие люди в штатском затолкали Гадаева в свою машину. Они не представились, но адвокат убежден, что это были сотрудники чеченских силовых структур. Когда он попытался сесть в ту же машину, один из этих людей оттолкнул его со словами, что они забирают Гадаева, предложив Цветкову обращаться со всеми вопросами в отдел полиции. Все это происходило на глазах у местных сотрудников полиции в форме, однако те не вмешивались.

В полиции Цветкову заявили, что не располагают сведениями ни о местонахождении Гадаева, ни о личности забравших его людей. Позднее адвокату неофициально дали понять, что его клиента могли задержать в связи с каким-то уголовным делом в Чечне.

Обстоятельства случившегося с Гадаевым 11 апреля имеют все признаки задержания в виде похищения. Ход событий убедительно указывает на то, что полиция Нового Уренгоя действовала в сговоре с чеченскими силовиками, обеспечив присутствие Гадаева в городе до момента прибытия «коллег» из Чечни и затем фактически передав его с рук на руки без соблюдения процессуальных формальностей.

Обстоятельства случившегося с Гадаевым 11 апреля имеют все признаки задержания в виде похищения. Ход событий убедительно указывает на то, что полиция Нового Уренгоя действовала в сговоре с чеченскими силовиками, обеспечив присутствие Гадаева в городе до момента прибытия «коллег» из Чечни

12 апреля Цветков приехал в Грозный и стал наводить справки о Гадаеве в министерстве внутренних дел и других правоохранительных органах, однако там ответили, что не располагают никакой информацией. При этом родственники Гадаева сообщили, что утром 13 апреля силовики ненадолго привезли Гадаева в родительский дом в селе Закан-Юрт и дали ему кратко поговорить с матерью. Внешне у Гадаева не было заметно телесных повреждений. Люди, которые привезли его, ничего не объясняли, и после разговора с матерью быстро увели, сказав, что с ее сыном ничего плохого не случится.

Еще до задержания Гадаев предупреждал семью и адвоката, что если чеченские силовики его заберут, а затем предъявят его показания о причастности к тому или иному преступлению, то это может означать только одно: признание выбито под пытками.

Еще до задержания Гадаев предупреждал семью и адвоката, что если чеченские силовики его заберут, а затем предъявят его показания о причастности к тому или иному преступлению, то это может означать только одно: признание выбито под пытками

Около 18:00 по московскому времени адвокат наконец выяснил, что Гадаев находится в ИВС ОМВД РФ по Урус-Мартановскому району. Дежурный на проходной подтвердил это, однако не пропустил адвоката на территорию и не сообщил деталей ни о статусе задержанного, ни о каких-либо обвинениях против него.

14 апреля Цветкову удалось увидеться с клиентом в полиции Урус-Мартана. Гадаев выглядел подавленным, хотя внешне телесные повреждения отсутствовали. Он заявил адвокату, что отказывается от его услуг и что у него теперь другой защитник. Это заявление было подтверждено письменно, хотя копию документа Цветкову не выдали. Из разговора между сотрудниками полиции адвокат понял, что Гадаева собираются поместить в СИЗО в Грозном по делу о незаконном обороте оружия (статья 222 УК РФ).

Имеются веские основания полагать, что Гадаев отказался от услуг своего доверенного адвоката под давлением. Ему по-прежнему угрожает высокий риск пыток и другого недозволенного обращения, а его жизнь находится в опасности. Пытки в Чечне широко распространены. Не исключено также, что Гадаеву не будет обеспечено справедливое судебное разбирательство.

Мы также с глубокой обеспокоенностью отмечаем участившиеся случаи депортации чеченцев, ищущих убежища во Франции, после прошлогоднего зверского убийства учителя Самюэля Пати в пригороде Парижа 18-летним чеченским беженцем Абдуллахом Анзоровым. По данным французской неправительственной организации Comité Tchétchénie, деятельность которой направлена на прекращение нарушений прав человека в Чечне, с ноября 2020 г. по апрель 2021 г. французские власти депортировали в Россию по меньшей мере восьмерых выходцев из Чечни, включая Гадаева. Двое из них, Ильяс Садулаев (депортирован 12 марта) и Лези Арцуев (депортирован 5 апреля) по прибытии в Россию пропали без вести.

С ноября 2020 по апрель 2021 французские власти депортировали в Россию по меньшей мере восьмерых выходцев из Чечни, включая Гадаева. Двое из них, Ильяс Садулаев (депортирован 12 марта) и Лези Арцуев (депортирован 5 апреля) по прибытии в Россию пропали без вести

Случившееся с Гадаевым сразу после его возвращения в Россию в очередной раз наглядно продемонстрировало, что выходцы из Чечни не могут быть в безопасности в других регионах Российской Федерации.

Власти Франции должны безотлагательно связаться с российской стороной в интересах того, чтобы не допустить нарушений прав Гадаева, включая право на жизнь, право не подвергаться пыткам, право на свободу и личную неприкосновенность, а также на правовую защиту и на защиту со стороны закона. В случае, если против него официально возбуждено уголовное дело, ему должно быть обеспечено право на справедливое судебное разбирательство.

Поскольку депортация Гадаева была осуществлена с нарушением международного права и вопреки решению Национального суда по вопросам убежища, французские власти также должны оперативно принять меры по созданию условий для его возвращения во Францию. Необходимо приостановить все незавершенные процедуры по депортации и экстрадиции в Россию тех выходцев из Чечни, которые имеют веские основания опасаться пыток, предприняв вместо этого содержательные шаги по обеспечению им международной защиты.

Магомед Гадаев: краткая справка

37-летний Магомед Гадаев с ноября 2009 г. по апрель 2010 г. подвергался произвольному задержанию и пыткам в неофициальном месте содержания под стражей в подвале на базе чеченского ОМОНа. После освобождения он дал свидетельские показания о совершении сотрудниками полиции пыток и внесудебных казней. Эти показания были даны им в рамках расследования уголовного дела по факту похищения и пыток Ислама Умарпашаева, также произвольно задержанного и содержавшегося в том же подвале. Возбуждения этого дела добился Комитет против пыток - одна из ведущих независимых российских правозащитных организаций. Несмотря на убедительную доказательную базу, никто из причастных к нарушениям лиц не был привлечен к ответственности.

Опасаясь за свою жизнь на фоне угроз мести со стороны чеченских властей, Гадаев в 2010 г. уехал из России в Польшу. Там в 2012 г. он получил статус беженца, однако ему продолжали поступать телефонные звонки и текстовые сообщения - в том числе от пытавших его полицейских - с угрозами физической расправы и требованиями отказаться от показаний. Поскольку было очевидно, что угрожавшим ему лицам было известно его местонахождение, Гадаев из соображений безопасности в сентябре 2012 г. выехал из Польши во Францию и попросил там убежища. Его ходатайство и последующие апелляции не были удовлетворены, главным образом, на том основании, что к тому моменту ему уже был предоставлен статус беженца в Польше. В 2019 г. французские власти попытались выслать Гадаева в Польшу, однако польская сторона информировала их о том, что анулировала статус беженца Гадаева.

В апреле 2019 г. французские власти пытались выслать Гадаева в Россию как страну гражданской принадлежности, однако в июне того же года административный суд запретил такую депортацию. Гадаев подал еще одно ходатайство о предоставлении ему убежища, указав на утрату им статуса беженца в Польше. В октябре 2019 г. Французское ведомство по защите беженцев и лиц без гражданства (OFPRA) отказалось рассматривать его, ограничившись лишь ссылкой на то, что присутствие Гадаева во Франции угрожает «национальной безопасности». В ноябре Гадаев обжаловал отказ, решения по апелляции еще нет, рассмотрение назначено на 28 апреля.

В декабре 2019 г. полиция предписала Гадаеву выехать из Франции в Польшу, сославшись на отказ OFPRA, который на тот момент находился на обжаловании. Гадаев сразу обжаловал предписание в административном суде, но получил отказ.

После этого Гадаев обратился в Национальный суд по вопросам убежища. В своем решении от 10 марта 2021 г. суд указал, что Гадаев не может быть депортирован в Россию, поскольку это создаст риски для его жизни и физической неприкосновенности, и при этом он не может быть выслан в Польшу, поскольку польская сторона не гарантирует ни защиты, ни того, что Гадаев не будет выслан в Россию. Суд отдельно указал на то, что органы исполнительной власти не вправе предпринимать в отношении Гадаева никаких шагов до решения по его апелляции на отказ в убежище со стороны OFPRA.

Несмотря на это, 8 апреля Гадаев был задержан и на следующий день отправлен самолетом в Москву. В период задержания он был лишен доступа к своему французскому адвокату.

Искать на Refworld