Последнее обновление: Пятница, 04 октября 2019, 06:36 GMT

Афганистан: самое страшное для родителей пропавшего мигранта – молчание

Издатель Международный комитет Красного Креста (МККК)
Дата публикации 28 июня 2016
Цитировать как Международный комитет Красного Креста (МККК), Афганистан: самое страшное для родителей пропавшего мигранта – молчание, 28 июня 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/577d0d084.html [последняя дата доступа 15 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Шафик хотел учиться в Европе. Теперь он, как и тысячи других мигрантов из Афганистана, пропал без вести по пути на Балканы.

Представьте себе, каково это, когда ваш 15-летний сын звонит вам из Ирана и просит разрешения уехать в Европу. Хаджи Гулам Мохаммад оказался в такой ситуации в октябре прошлого года. Шафик учился в Иране, живя у родных. Затем другие его родственники остановились у них по пути из Афганистана в Европу и предложили взять его с собой.

После долгих размышлений Хаджи Мохаммад дал свое согласие, несмотря на то, что у его родственников не было четкого представления о конечном месте назначения.

"Шафик просто хотел продолжить обучение, чтобы стать врачом или инженером", - объясняет его отец.

Несколько недель спустя Шафик отправился в Турцию вместе с родственниками.

4 января 2016 г. Хаджи Мохаммад разговаривал с Шафиком по мобильному телефону. Сын рассказал, что через пару часов они должны были отправиться на корабле в Грецию, но на море был шторм, поэтому проводники сказали им, что отправка отменяется.

Больше он не получал вестей от сына.

С каждым днем беспокоясь все сильней, Хаджи Мохаммад пытался выяснить через разных посредников, что же произошло, и задействовал свои связи. Судя по всему, группа Шафика смогла в конечном итоге добраться до Греции, однако их выслали обратно в Турцию. Иногда человек, с которым он контактировал, вселял в него надежду, обещая вскоре сообщить новые сведения, но затем просто перенаправлял к другому посреднику, который не отвечал на звонки.

Этим утром Хаджи Мохаммад прибыл в наш офис в Кабуле, чтобы заявить об исчезновении сына. Один из наших инструментов поиска лиц, пропавших без вести, - это сайт «Trace the Face» ("Узнать в лицо"). На нем пользователи могут просматривать сотни фотографий, которые загружают мигранты и беженцы, разыскивающие своих родных. Фотографии Шафика среди них не оказалось, но национальные общества Красного Креста по всей Европе каждую неделю добавляют новые снимки, так что надежда есть.

Тем временем звонки на телефон Шафика остаются без ответа, или на них отвечает какой-то незнакомец.

Хаджи Мохаммад проиграл запись одного из таких разговоров на своем мобильном телефоне. "Шафик? - спрашивает он сквозь треск, - Шафик? Франхаз (имя родственника его жены)? Ты слышишь меня?"

Вероятно, именно с этой тишиной отсутствия новостей сложнее всего справиться, когда без вести пропадает кто-то из родственников. Это даже тяжелее, чем получить известие о гибели - в таком случае с потерей хотя бы можно смириться.

"Я испробовал все средства, но мы, люди, бессильны, - продолжает Хаджи Мохаммад. - Я уповаю лишь на то, что Всевышний поможет нам его найти".

Когда Хаджи Мохаммад сидел в офисе «Trace the Face», было заметно, что он на грани отчаяния. "Я ни на секунду не могу о нем забыть, - шепчет он, - словно вместе с ним пропала часть меня самого".

Есть множество причин, по которым человек решает покинуть свой дом, чтобы с риском для жизни отправиться в опасное странствие в неизвестность. Многие афганцы уезжают, потому что им лично грозит опасность, или чтобы спастись от конфликта. Другие бегут в Европу от нищеты и безработицы в поисках лучшей жизни.

Шафик - седьмой ребенок из десяти детей Хаджи Мохаммада. Вдоль маршрута, которым следуют мигранты, процветает торговля людьми. Риск быть арестованным или похищенным также велик, поэтому он и его жена опасаются худшего.

"Ни я, ни его мать не находим себе места с тех самых пор, как он пропал, - рассказывает отец юноши, - и нам не будет покоя, пока мы не узнаем, что же произошло".

"Он хорошо учился, - продолжает Хаджи Мохаммад, мысли его путаются. - У него была близорукость, мы сделали ему очки. Однажды его избили, разбили очки, так что стеклом поранило глаз. Тогда он и упросил меня отпустить его в Иран, к замужним сестрам".

"И я его отпустил..."

Искать на Refworld

Страны