Последнее обновление: Понедельник, 23 сентября 2019, 13:46 GMT

Сирия: Правительство замыкает помощь на себя

Издатель Хьюман Райтс Вотч
Дата публикации 28 июня 2019
Цитировать как Хьюман Райтс Вотч, Сирия: Правительство замыкает помощь на себя, 28 июня 2019, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/5d3afae57.html [последняя дата доступа 23 сентября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Правительство Сирии замыкает на себя гуманитарную помощь и помощь на цели восстановления, периодически и/или в тех или иных ситуациях используя поступающие ресурсы для продолжения репрессивной политики, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч. Доноры и инвесторы должны скорректировать свои практики в интересах того, чтобы любое предоставляемое Сирии финансирование отвечало задачам обеспечения прав сирийцев.

91-страничный доклад «Манипулируя системой. Правительство замыкает на себя гуманитарную помощь и финансирование восстановления Сирии» посвящен анализу политики Дамаска в том, что касается гуманитарной помощи и финансирования на цели восстановления и развития страны. Хьюман Райтс Вотч установлено, что сирийские власти создали такие политические условия и нормативно-правовую базу, которые позволяют им использовать ресурсы, выделяемые на помощь и восстановление, для финансирования массовых жестокостей, наказания предполагаемых противников и поддержки лояльных.

«Внешне вполне нейтральная, политика Дамаска в области помощи и восстановления служит инструментом наказания предполагаемых оппозиционеров и вознаграждения сторонников, - говорит Лама Факих, и.о. директора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. - Выстроенная сирийским правительством система помощи подрывает права человека, и донорам нужно проявлять осмотрительность, чтобы не оказаться замешанными в нарушениях прав человека со стороны режима».

Этот доклад основан на 33 интервью с сотрудниками гуманитарных организаций, донорами, экспертами и получателями помощи, а также на анализе открытых данных о гуманитарной помощи и помощи на цели развития и восстановления. Мы проинтервьюировали представителей нескольких крупных международных гуманитарных организаций и агентств ООН, работающих на подконтрольных Дамаску территориях, а также получателей помощи и бывших жителей тех районов, где эти организации ведут свою деятельность.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что правительство ограничивает доступ гуманитарных организаций к сообществам, которые нуждаются в получении помощи или якобы получают ее, селективно одобряет проекты, куда направляется помощь, а также выставляет условия по вступлению в партнерство с местными акторами, одобренными органами безопасности. Эти требования зачастую приводят к тому, что помощь распределяется через заинтересованный госаппарат, который использует ее для наказания гражданского населения, считающегося нелояльным, и для вознаграждения тех, кто считаются сторонниками режима или потенциальными проводниками правительственных интересов.

Действующие в Сирии гуманитарные организации, вынужденные соглашаться на правительственные условия и могут оказаться в ситуации, когда они будут не в состоянии обеспечивать соблюдение прав человека в своей работе. При этом их переговорные возможности в отношениях с правительством весьма ограниченны.

«В Сирии всегда проектный бартер с властями, и все это знают, - говорит сотрудник одной из гуманитарных организаций. - Я говорю, что хочу восстановить школы в такой-то местности. Правительство в ответ: а как насчет таких-то районов? Так и торгуемся, пока я не соглашусь на их вариант, чтобы получить добро на свои проекты».

В некоторых секторах имеются свидетельства продолжающихся и систематических нарушений прав человека. В качестве примера можно привести проекты, способствующие принудительному выселению, строительству или поддержанию деятельности мест содержания под стражей, или силовым операциям, устойчиво сопровождающимся серьезными нарушениями, либо консервирующие ту или иную сложившуюся негативную ситуацию из этого ряда.

Гуманитарные организации лишены возможности в полной мере учитывать вопросы прав человека в своей операционной деятельности. Как говорили нам рядовые сотрудники и представители руководства таких организаций, сирийские власти запрещают независимый мониторинг прав человека и осложняют условия работы тех агентств, которые защищают права людей. По словам наших источников, проекты с правозащитной составляющей имеют больше шансов обернуться ограничениями, отказом в доступе или даже угрозами аннулирования виз сотрудникам.

Со многими похожими проблемами сталкиваются и организации, которые решают масштабные задачи восстановления страны. В частности, речь может идти об ограничении доступа в район, где реализуется проект, и о требовании вступать в партнерство с физическими или юридическими лицами, в отношении которых имеются сведения о причастности к нарушениям. При этом приходится также мириться с градостроительным и инвестиционным законодательством, дающим властям широкие полномочия по изъятию и сносу недвижимости без соблюдения процессуальных гарантий или без компенсации, что прежде всего бьет по малоимущим и предполагаемым противникам режима. Отдельной проблемой являются проекты по восстановлению инфраструктуры практикующих нарушения государственных ведомств.

Органы системы ООН и правительственные организации, участвующие в неоднозначных проектах по восстановлению Сирии, рискуют оказаться причастными к нарушениям со стороны Дамаска. Физические и юридические лица могут дополнительно попасть под уголовную ответственность как соучастники, сознательно оказывающие существенное содействие совершению международных преступлений.

Хьюман Райтс Вотч выступает за предоставление гуманитарной помощи и помощи на цели восстановления для всей Сирии, включая контролируемые Дамаском территории. Мы отдаем себе отчет в том, что возможности гуманитарных организаций нивелировать часть рисков могут быть ограниченными, однако есть меры, которые можно принять, чтобы не допускать ситуаций, в которых их операционная деятельность способствовала бы нарушениям прав человека.

Доноры могли бы создать механизм обмена информацией и образовать гуманитарный консорциум, в рамках которого можно было бы разработать единые критерии программной деятельности и обеспечивать следование этим стандартам при взаимодействии с правительством. Как и гуманитарным организациям, им следует обеспечивать сопровождение всех программ системой независимого мониторинга.

Все акторы, участвующие в помощи Сирии, должны избегать содействия серьезным нарушениям прав человека, в том числе прекращая работу в тех ситуациях, когда таких рисков невозможно избежать, а потенциальный ущерб для прав человека перевешивает положительный эффект от оказания помощи.

Инвесторы должны задействовать процедуры добросовестного ведения бизнеса, чтобы исключить возможность финансирования юридических лиц, находящихся под санкциями за нарушения прав человека. Те, кто в настоящее время инвестирует в организации, причастные к серьезным нарушениям прав человека, или взаимодействует с такими организациями, должны заморозить поддержку до тех пор, пока нарушения не прекратятся, соответствующие организации не будут реформированы, а пострадавшим не будет возмещен ущерб.

«Не попытавшись так или иначе изменить среду, в которой они работают, гуманитарные организации и доноры рискуют оказаться в положении, когда они фактически будут финансировать в Сирии машину правительственных репрессий, - говорит Лама Факих. - При этом коллективная установка на большую прозрачность, должную усмотрительность и свободный доступ могла бы дать донорам дополнительную уверенность в том, что их ресурсы не способствуют угнетению сирийцев».

Искать на Refworld