Последнее обновление: Понедельник, 21 октября 2019, 14:30 GMT

Доклад Amnesty International 2013 - Сирия

Версия на английском Amnesty International Annual Report 2013 - Syria
Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 23 мая 2013
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Доклад Amnesty International 2013 - Сирия, 23 мая 2013, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/51fbc8ed4.html [последняя дата доступа 22 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Глава государства: Башар аль-Асад

Глава правительства: Ваель аль-Халки (сменил на этом посту Омара Ибрагима Галаванджи)

Внутренний вооружённый конфликт между правительственными силами и оппозицией, состоящей из Свободной сирийской армии (ССА) и других вооруженных оппозиционных группировок, ознаменовался случаями грубого нарушения прав человека, военными преступлениями и преступлениями против человечества. Правительственные войска, которые несли ответственность за подавляющее большинство грубых нарушений, наносили неизбирательные авиаудары по жилым районам, обстреливали их артиллерийскими снарядами, минометами, зажигательными средствами и кассетными бомбами. Действуя совместно с лояльными по отношению к правительству ополченцами, войска задерживали тысячи людей, включая детей, подвергая их насильственному исчезновению. Пытки и другие виды жестокого обращения с задержанными стали повсеместным явлением; согласно сообщениям, в заключении погибло не менее 550 человек, многие из них - в результате пыток. Кроме того, людей казнили во внесудебном порядке. Армейские снайперы продолжали расстреливать мирных участников антиправительственных демонстраций и похоронных процессий. Медицинские работники, лечившие раненых, сами стали жертвами нападений. В атмосфере безнаказанности воцарились грубые нарушения прав человека - как прошлые, так и новые. Также были зафиксированы грубые нарушения, в том числе военные преступления, со стороны вооруженных группировок, ведущих борьбу против правительства. Они пытали и/или бесцеремонно убивали солдат правительственных войск и ополченцев после взятия их в плен, а также осуществляли неизбирательные бомбардировки, в результате которых погибли или получили ранения мирные жители. Сотни тысяч людей были вынуждены бежать из своих домов; по оценкам ООН, более 2 миллионов лиц,перемещенных внутри страны, вынуждены проживать на территории Сирии в крайне тяжелых условиях; со времени начала конфликта около 600 000 человек бежали в соседние страны, где условия проживания зачастую также были очень тяжелыми. Не удалось установить, выносились ли смертные приговоры и приводились ли они в исполнение.

Краткая справка

Внутренний вооружённый конфликт охватил большую часть страны, став причиной тысяч жертв среди гражданского населения. Неизбирательные воздушные налеты, артиллерийские и минометные обстрелы, бомбардировки, внесудебные расправы и массовые убийства, угрозы, похищения людей и захваты заложников стали обыденным явлением в стране.

В январе Лига арабских государств приостановила действие наблюдательной миссии, призванной следить за выполнением обязательств, данных правительством Сирии относительно выведения войск из городов, прекращения насилия и освобождения заключенных. Кроме того, 19 августа из-за непрекращающегося вооружённого насилия была завершена Миссия ООН по наблюдению в Сирийской Арабской Республике, которая была создана в апреле для мониторинга и поддержки в реализации плана, предложенного Кофи Аннаном - совместным специальным посланником ООН и Лиги арабских государств. Российская Федерация и Китай дважды налагали вето на резолюции Совета Безопасности ООН относительно ситуации в Сирии. В августе Кофи Аннана сменил алжирский дипломат с многолетним опытом Лахдар Брахими, но по состоянию на конец года ему также не удалось найти согласованное политическое решение конфликта.

В феврале правительство провело референдум по вопросу о новой Конституции, в результате которого был положен конец многолетней монополии на власть партии «Баас»; тем не менее, требования оппозиции о проведении масштабных политических реформ не были учтены. Спустя 90 дней состоялись парламентские выборы.

Правительство продолжало возлагать вину за многочисленные убийства митингующих на какие-то «вооруженные банды» и в июле приняло новый закон о борьбе с терроризмом. Этот закон применяли для того, чтобы задерживать и несправедливо осуждать в новом Антитеррористическом суде, заседания которого начались с сентября, политических активистов и прочих лиц по неопределенным обвинениям в совершении «террористических актов».

В результате бомбового удара в столице Дамаске 18 июля, ответственность за который взяла на себя ССА, были убиты министр обороны и его заместитель, а также помощник вице-президента и глава сирийской Службы национальной безопасности. Через два дня вооруженные группировки оппозиции перешли в наступление, которое переросло в вооруженный конфликт в Алеппо, Дамаске и других городах.

В сентябре Совет ООН по правам человека продлил мандат независимой международной следственной комиссии, учрежденной в 2011 году. В феврале и августе комиссия сообщала о том, что правительственные войска совершают преступления против человечества, военные преступления и серьезные нарушения прав человека, в то время как военные преступления вооруженной оппозиции не могут сравниться по «тяжести, частоте и масштабам» с преступлениями войск правительства. Власти по-прежнему отказывали Совету по правам человека и Комиссии во въезде в страну. Они также ограничили въезд для международных СМИ и независимых правозащитных организаций, хотя последним удавалось попадать в различные районы страны, в том числе те, которые контролируются вооруженной оппозиции.

В январе и октябре правительство объявляло всеобщую амнистию, но оставалось неясным, сколько произвольно задержанных людей вышли на свободу.

В ноябре различные оппозиционные группировки объединились в Национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, которая впоследствии получила широкое признание на международном уровне как единственный законный представитель сирийского народа.

США и Лига арабских государств продолжали применятть санкции в отношении Сирии, при этом неоднократно обращаясь к президенту аль-Асаду с призывом отказаться от власти. ЕС расширил круг своих целенаправленных санкций против должностных лиц Сирии.

Преступления в рамках международного права

Правительственные силы и выступающие на их стороне ополченцы совершали военные преступления, опустошая города, поселки и деревни, которые они считали оплотами оппозиции в различных районах, включая провинции Хомс, Идлиб, Хама, Дамаск и Алеппо. Они наносили неизбирательные удары, в результате которых были убиты или ранены тысячи мирных жителей. Много людей погибло в результате того, что правительство ненадлежащим образом использовало тактическое оружие общего поражения в густонаселенных районах. Наряду со сбрасыванием свободнопадающих неуправляемых авиабомб, армия вела огонь с применением минометов, артиллерийских снарядов, зажигательного оружия и ракет в жилых районах. Также использовалось оружие, запрещенное во всём мире, в том числе противопехотные мины и кассетные боеприпасы; военнослужащие также систематически грабили, уничтожали и сжигали дома, а порой и тела убитых ими людей.

  • Двое детей, 11-летний Хасан и 8-летняя Райан аль-Баджри, их мать Сальха и отец Наасан, а также двое соседей, были убиты в июле, когда в их дом в городе Маарат-аль-Номан попал минометный снаряд правительственных войск.

  • 28 августа двадцать два мирных жителя были убиты и множество других получили ранения в результате авиаудара правительственных войск по рынку в деревне Кафр-Анбель. В числе жертв была Фасийя Фарес Али аль-Шейх, мать девятерых детей, а также подростки по имени Мохаммед и Джумаа аль-Свейд.

Произвол со стороны представителей вооруженной оппозиции

Вооруженные группировки, ведущие борьбу против правительства, в том числе те, которые связаны с ССА, совершили ряд серьезных нарушений международного гуманитарного права, которые могут быть квалифицированы как военные преступления. Жертвами в большинстве случаев становились известные или предполагаемые члены правительственных войск и ополченцы, которых они пытали или бесцеремонно убивали после захвата или после «судебных процессов» в несправедливом повстанческом суде. Они также нападали на журналистов, работающих в проправительственных СМИ, и родственников предполагаемых ополченцев. Вооруженные группировки угрожали и похищали мирных жителей, иногда требуя выкуп за их освобождение. В ряде случаев они держали людей в заложниках, в том числе попавших в плен солдат, а также ливанских и иранских граждан. Они организовывали нападения террористов-смертников и бомбардировки, а порой обстреливали густонаселенные районы из оружия общего поражения (например, артиллеристское вооружение и минометы). Вооруженные группировки также применяли оружие неизбирательного действия (в частности, противопехотные мины), а также изготавливали и хранили боеприпасы и взрывчатые вещества в жилых домах, подвергая опасности жизни мирных граждан. В военных целях также использовались дети - в большинстве случаев во второстепенных ролях, а не в бою. Ближе к концу года стало поступать все больше сообщений о том, что вооруженные оппозиционные группировки все чаще нападают на общины меньшинств, которые, по их мнению, являются проправительственными.

  • Девять из 11 мужчин, ливанских мусульман-шиитов, которые 22 мая были захвачены в заложники вооруженной группировкой «Бригада Асифат-аль-Шималь» при возвращении в Ливан из Ирана, по состоянию на конец года все еще находились в плену.

  • 31 июля после напряжённых боев вооруженная группировка «Бригада аль-Тавхид» захватила в плен 14 мусульман-суннитов, членов проправительственного клана аль-Берри. На видеокадрах видно, что сначала пленных пытали, а потом как минимум троих из них, в том числе лидера клана, Али Зейна аль-Абдина аль-Берри, расстреляли. Пресс-секретарь ССА осудил эти убийства и объявил о начале расследования. Никаких сведений о проведении расследования не поступало.

Свобода слова - нападения на журналистов

Журналисты стали мишенями для всех сторон конфликта; кроме того, правительственные войска Сирии нападали и на гражданских журналистов. По меньшей мере 11 журналистов стали жертвами целевых нападений; многие были задержаны или взяты в плен. Несколько журналистов погибло в результате неизбирательного артиллерийского обстрела или под перекрёстным огнем.

  • 22 февраля при обстреле правительственными войсками здания в Хомсе погибли американская журналистка Мэри Колвин и французский фотограф Реми Ошлик. Журналисты, которым удалось выжить, утверждали, что это здание было выбрано мишенью специально, поскольку его использовали в качестве пресс-центра. В тот же день от осколочных ранений, полученных во время минометного обстрела, скончался Рами аль-Сайед, сирийский гражданский журналист, который освещал события в Хомсе.

  • 26 сентября, судя по всему, снайперами сил оппозиции, был застрелен Майя Насер, сирийский корреспондент иранской государственной телекомпании «Пресс-ТВ», когда тот вел репортаж о бомбардировке штаба сухопутных войск в Дамаске. Его коллега Хусейн Мортада из иранской новостной сети аль-Алам также был ранен во время данного нападения. Оба они ранее получали угрозы от боевиков оппозиции.

  • 24 марта в собственном доме был арестован Али Махмуд Осман, активист пресс-центра в Хомсе. Последний раз его показывали в апреле на государственном телеканале. По состоянию на конец года его семья не получала от государственных чиновников никакой дальнейшей информации о его местонахождении.

  • 16 февраля сотрудниками разведки ВВС в Дамаске был арестован Мазен Дарвиш, руководитель сирийского Центра СМИ и свободы слова, а также еще четыре сотрудника центра, Абд аль-Рахман Хамада, Хусейн Харир, Мансур аль-Омари и Хани аль-Зитани. После ареста их поместили в изолятор без связи с внешним миром; к концу года их все еще держали под стражей. Еще одиннадцать человек, арестованных в то же время, были освобождены, хотя впоследствии семерых из них военный суд признал виновными в «хранении запрещенных материалов с целью их дальнейшего распространения».

Внесудебные казни, совершенные правительственными войсками и выступающих на их стороне ополченцами

При проведении военных действий в районах, которые, по их мнению, поддерживали оппозицию, правительственные войска и ополченцы, действующие бок о бок с ними, в ускоренном порядке казнили захваченных боевиков оппозиции и мирных жителей, в ряде случаев массово. Часто находили тела людей со связанными за спиной руками и с множественными огнестрельными ранениями в верхней части тела. Некоторые трупы были обгоревшими.

  • 23 марта солдаты правительственных войск насильно увезли троих братьев-строителей - Юсефа, Билаля и Талаля Хаджа Хусейнов - из их дома в Сармине, пригороде Идлиба. Братьям было по двадцать с лишним лет. Мужчин бесцеремонно казнили на глазах у матери и сестер, а затем сожгли их безжизненные тела.

  • 25 мая во время военного вторжения в деревню Хула, расположенную неподалеку от Хомса, были казнены десятки людей, в том числе много мирных жителей, не принимавших участие в боях. Несмотря на опровержения правительства, независимая международная следственная комиссия пришла к выводу, что солдаты правительственных войск совместно с выступающими на их стороне ополченцами убили в той деревне «более 100 мирных жителей, почти половина из которых - дети».

Превышение полномочий правительственными войсками и выступающими на их стороне ополченцами

Для подавления мирных протестов, призывающих к «падению режима», правительственные войска и ополченцы регулярно открывали огонь на поражение, а также постоянно превышали свои полномочия. Во время акций протеста и народных похорон «мучеников» снайперами правительственных войск были убиты или ранены сотни людей, включая детей и случайных прохожих, которые не представляли никакой угрозы для армии или других сил. Власти оказывали давление на семьи некоторых жертв, вынуждая подписывать показания, согласно которым виновной в смертях их родственников была вовсе не армия, а вооруженные террористические группировки.

  • 17 мая был застрелен Мохаммед Хаффар, владелец кондитерской в Алеппо. Он стоял у своего магазина, когда правительственные войска открыли огонь по демонстрантам.

  • 16-летний школьник Моаз Лабабиди - один из 10 человек, которые 25 мая были застрелены армейскими солдатами и ополченцами в штатском. Он был убит у полицейского участка Алеппо во время участия в траурной процессии, хоронившей четырех демонстрантов, которых в тот день застрелили при сходных обстоятельствах.

Преследование раненых и врачей

Правительственные войска и ополченцы выслеживали раненых мирных жителей и боевиков оппозиции, часть из которых была к тому же подвергнута жестокому обращению в государственных больницах. Правительственные войска также нападали на полевые пункты медицинской помощи, создаваемые оппозицией для оказания помощи раненым, а также добровольцев - врачей, медсестер и санитаров, которые там работали.

  • 24 июня в Алеппо были найдены обгоревшие изуродованные тела студентов Баселя Аслана, Мусаба Барада и Хазема Батиха, которые входили в состав группы медиков, оказывающих помощь раненым протестующим. За неделю до этого они были задержаны офицерами разведки ВВС Сирии. Руки Баселя Аслана были связаны за спиной; его пытали, после чего убили выстрелом в голову.

  • 18 августа на сирийско-ливанской границе сирийской военной разведкой был арестован Осама аль-Хабали, возвращавшийся домой после лечения в Ливане. По словам родственников, его подвергали пыткам, но никакой официальной информации о его дальнейшей судьбе они не получали.

Подавление инакомыслия

Правительство по-прежнему поддерживало жесткий контроль над свободой слова, объединениями и собраниями. В ходе демонстраций, налетов на дома и повальных обысков во время военных операций правительственные войска и ополченцы задержали тысячи человек. Сотни, а то и тысячи людей удерживались в тюрьме без связи с внешним миром в условиях, которые приравниваются к насильственному похищению. Людей зачастую удерживали в негласных местах содержания под стражей, а иногда и в полевых тюрьмах, где постоянно и безнаказанно проводились массовые пытки и другие виды произвола. В числе задержанных были политические активисты и правозащитники, журналисты, блогеры, сотрудники гуманитарных организаций и имамы. Некоторые из них были осуждены на несправедливых судебных процессах, в частности в военных и специальных судах.

  • 2 октября при прохождении контрольно-пропускного пункта сил безопасности в Дамаске без вести пропали известный адвокат по правам человека Халиль Матук и его друг Мохаммед Саса. Их родственники получили информацию о том, что они находятся в управлении государственной безопасности в Дамаске и лишены права связываться с внешним миром.

  • 21 ноября сотрудники службы безопасности задержали четырех женщин - Руу Джафар, Риму Дали и сестер Кинду аль-Заур и Лубну аль-Заур, которые ходили по улицам Дамаска в свадебных платьях, призывая к прекращению насилия в Сирии. После ареста их продержали под стражей семь недель.

Пытки и другие виды жестокого обращения

Правительственные войска и выступающие на их стороне ополченцы повсеместно и безнаказанно практиковали применение пыток и жестокого обращения с задержанными, в том числе с детьми, с целью получения информацию или «признания», а также для того, чтобы держать в страхе и наказывать предполагаемых противников правительства. Применявшиеся ими методы включали в себя: жестокое избиение, подвешивание за конечности, подвешивание в автомобильной шине, удары электрическим током, изнасилования и другие виды сексуального надругательства. Задержанных часто содержали в очень стесненных антисанитарных условиях; им отказывали в медицинской помощи, а порой они подвергались жестокому обращению даже со стороны медицинского персонала.

  • 24 апреля в собственном доме в Дамаске сотрудниками разведки ВВС был арестован Саламех Кайлех, палестинский журналист с гражданством Иордании. Затем сотрудники ВВС его пытали. По-видимому, поводом послужили его дискуссия в Facebook и тот факт, что у него было найдено некое издание, пропагандирующее либеральные взгляды. Его высекли по стопам ног, словесно оскорбляя. Третьего мая его перевели в военный госпиталь, где его вместе с другими жертвами насилия избивали, оскорбляли, не пускали в туалет и не давали лекарств. Четырнадцатого мая его депортировали в Иорданию.

Некоторые оппозиционные вооруженные группировки также пытали и подвергали другим видам жестокого обращения членов сил безопасности или сторонников правительства после взятия их в плен.

Случаи смерти в заключении

Как сообщается, в заключении скончалось не менее 550 человек (включая детей). Вероятнее всего, смерть наступала в результате пыток или других видов жестокого обращения. Многих из погибших подозревали в том, что они являются противниками правительства. К ответственности за смерть задержанных никто не привлекался.

  • 29 сентября на армейском контрольно-пропускном пункте неподалеку от Алеппо были арестованы братья Ахмад и Яхья Кааке. Через несколько дней их родственник обнаружил тело Ахмада Кааке в морге с четырьмя огнестрельными ранениями. Яхью Кааке продолжали удерживать в заключении без связи с внешним миром.

Насильственные похищения

Правительственные силы скрывали сведения о судьбе сотен, а возможно, и тысяч человек, задержанных в ходе конфликта и находящихся в условиях, которые можно приравнять к насильственному похищению. Кроме того, власти до сих пор не прояснили судьбу примерно 17 000 человек, пропавших в сирийских тюрьмах с конца 1970-х годов. В это число входят сотни палестинцев и ливанцев, которые были арестованы в Сирии или похищены на территории Ливана сирийскими войсками или ливанскими и палестинскими боевиками. При этом, однако, гражданин Ливии Якуб Чамун был освобожден спустя почти 27 лет после того, как он пропал без вести, и это подарило многим семьям надежду на то, что их близкие могут быть еще живы.

  • 28 июля в собственном доме в Алеппо сотрудниками силовых структур была арестована активистка Зилаль Ибрагим аль-Салхани, которая вскоре после этого исчезла. По состоянию на конец года о ее судьбе ничего известно не было.

Безнаказанность

Правительство не предпринимало никаких действий для расследования многочисленных обвинений в адрес своих войск или для привлечения кого-либо к ответственности за предполагаемые случаи грубого нарушения прав человека, преступления против человечества или военные преступления. Власти поддерживали режим безнаказанности, в том числе законодательным образом, предоставив силовикам фактический иммунитет против преследования за незаконные убийства, пытки, насильственные похищения и другие нарушения прав человека. Также власти не предпринимали никаких действий для проведения расследования и привлечения к ответственности лиц, виновных в грубых нарушениях, совершенных в прошлом, в том числе в тысячах насильственных похищениях и убийствах заключенных в тюрьме «Сайдная» в 2008 году и в тюрьме «Тадмур» в июне 1980 года. В феврале независимая международная следственная комиссия передала Верховному комиссару ООН по правам человека секретный список высокопоставленных должностных лиц, в отношении которых, по ее мнению, должно быть инициировано расследование преступлений против человечестваи.

Вооруженные группировки оппозиции также не соблюдали нормы международного гуманитарного права; в частности, они совершали военные преступления, такие как пытки и массовые убийства пленных.

Беженцы и внутренне перемещенные лица

Правительственные войска часто наносили неизбирательные авиаудары по районам, контролируемым оппозицией, вынуждая жителей этих районов массово спасаться бегством. Некоторые люди, особенно представители групп меньшинств, оставляли свои дома, опасаясь нападений вооруженных группировок оппозиции. Одни располагались лагерем в сельской местности или укрывались в пещерах; другие переезжали к родственникам или покидали страну. Особые трудности в том, что касается поиска убежища, возникли у беженцев из других стран, осевших в Сирии, в том числе у палестинцев.

По данным ООН, в декабре на территории Сирии в результате конфликта находилось свыше двух миллионов внутренне перемещенных лиц, нуждавшихся в гуманитарной помощи. Как сообщило УВКБ ООН - агентство ООН по делам беженцев - в Турции, Иордании, Ливане, Ираке и Северной Африке уже зарегистрировались или ожидали регистрации в качестве беженцев около 600 000 сирийцев. При этом предполагается, что общее число беженцев из Сирии должно быть выше. Соседние страны впустили на свои территории тысячи беженцев из Сирии, предоставив им убежище и оказав помощь; тем не менее, с середины августа Турция и Ирак ограничили въезд беженцам вопреки нормам международного права. По состоянию на конец года тысячи людей жили в лагерях около границы с Турцией в ужасных условиях.

Смертная казнь

В стране по-прежнему практиковалась смертная казнь. Не имелось возможности установить, выносились ли смертные приговоры и приводились ли они в исполнение.

Искать на Refworld