Последнее обновление: Вторник, 12 октября 2021, 10:05 GMT

Возможно ли возобновление армяно-азербайджанских переговоров?

Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Екатерина Погосян, Шахин Рзаев
Дата публикации 7 ноября 2014
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Возможно ли возобновление армяно-азербайджанских переговоров?, 7 ноября 2014, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/546f46314.html [последняя дата доступа 18 октября 2021]

Проведение, после длительного перерыва, встреч высокого уровня дает надежду на новый импульс в затянувшихся переговорах по Карабаху.

По всей видимости, всплеск дипломатической активности предотвратил то, что перестрелки между армянскими и азербайджанскими вооруженными силами не переросли в открытый конфликт и, может быть, просто вдохнул новую жизнь в переговорный процесс, который, вероятнее всего, вел в никуда.

После длительного перерыва президенты Азербайджана и Армении провели три встречи за последние несколько месяцев. В последний раз они встречались в ноябре 2013 года, а до этого - в январе 2012. Возможно, они не достигли договоренностей по каким-либо конкретным вопросам, но эксперты с обеих сторон сходятся во мнении, что сам по себе факт проведения встречи был важен для восстановления и поддержания стабильности в регионе.

То, что в поздний период существования Советского Союза армяне, проживающие в Нагорном Карабахе, потребовали независимости от Азербайджана, и стало причиной войны, которая завершилась только в 1994 году подписанием соглашения о прекращении огня, но не заключением мирного договора. С тех пор Карабах и прилегающие к нему территории контролируются местной армянской администрацией, которая заявляет о своей независимости.

Азербайджан отказывается признавать карабахскую администрацию в качестве стороны конфликта, поэтому переговоры, при посредничестве ОБСЕ, ведутся между Азербайджаном и Арменией.

Годы переговоров не принесли практически никаких результатов, поскольку у обеих сторон настолько кардинально разное видение будущего Карабаха - независимость против реинтеграции, что сложно обсуждать даже такие предварительные меры, как возвращение беженцев или реституцию.

Между тем, происходящие время от времени снайперские обстрелы и нарушения границы являются характерными чертами жизни как на границе между Арменией и Азербайджаном, так и на линии соприкосновения вооруженных сил вокруг Нагорного Карабаха.

Лето отметилось тревожным ростом подобных инцидентов и как следствие, жертвами среди военных и гражданского населения. Многие политологи стали предупреждать, что сложившаяся ситуация может привести к войне. (Смотрите: По мере роста числа жертв, армяно-азербайджанский конфликт вызывает больше опасений)

Однако 10 августа президент Азербайджана Ильхам Алиев и его армянский коллега Серж Саргсян провели личную встречу, которую организовал в Сочи президент России Владимир Путин. Официального прогресса не было достигнуто, но ситуация на месте была сглажена. (Смотрите: Хрупкий мир на линии соприкосновения армяно-азербайджанских вооруженных сил)

Встреча стала личной инициативой Путина и, по всей видимости, она вышла из формата переговоров ОБСЕ, в которой Минскую группу возглавляют трое сопредседателей - дипломаты из России, Соединенных штатов и Франции.

5 сентября, во время саммита НАТО в Уэльсе, госсекретарь США Джон Керри встретился с президентами Азербайджана и Армении.

Затем, 27 октября оба лидера встретились снова на этот раз в Париже по приглашению президента Франции Франсуа Олланда. На встрече присутствовали трое сопредседателей Минской группы.

На ней тоже был достигнут лишь незначительный прогресс и общее желание вести переговоры, что тоже немаловажно, учитывая воинственные высказывания, сделанные за последние месяцы.

Пресс-служба Саргсяна сообщила, что он и Алиев пришли к единому мнению о проведении следующей встречи, об «отсутствии альтернативы мирного урегулирования конфликта» и «важности продолжения диалога в рамках сопредседательства Минской группы ОБСЕ».

Дипломаты Минской группы присутствовали на встречах официальных лиц в Баку и Ереване, что также является подтверждением того, что ОБСЕ продолжает руководить механизмом переговоров.

По мнению директора Центра региональных исследований Ричарда Киракосяна, это и было ключевым пунктом парижской встречи. После отдельной встречи, организованной Путиным, «другие сопредседатели Минской группы стремились к тому, чтобы не выпасть из обоймы и закрепить свои позиции».

Что произошло в Париже

После переговоров во Франции, министр иностранных дел Армении Эдуард Налбандян заявил, что дискуссия была «полезной, искренней и конструктивной».

Его азербайджанский коллега Эльмар Мамедьяров был более краток, сказав только то, что все подобные встречи между двумя лидерами были «позитивными», поскольку они давали возможность «понять настроение противоположной стороны с тем, чтобы способствовать процессу урегулирования конфликта».

«Одним из самых значительных результатов встречи стал призыв президента Франции Олланда к Армении и Азербайджану, как к конфликтующим сторонам, начать работу над проектом грандиозного мирного договора, - сказал Мамедьяров информационному сайту Trend.az. - Азербайджан неоднократно выражал готовность начать эту работу».

Со своей стороны Налбандян отметил, что пока слишком рано для того чтобы рассматривать столь всеобъемлющий договор. «Так как пока не было достигнуто окончательной договоренности относительно основных принципов, сегодня подобный вопрос не может обсуждаться», - заявил он.

Минская группа хочет, чтобы Мадридские принципы - пакет идей, который был разработан в 2007 году, стали основой будущих переговоров для окончательного урегулирования карабахского конфликта. По этим принципам, до проведения референдума Карабаху должен быть предоставлен промежуточный статус, а прилегающие территории, которые сейчас находятся под армянским контролем, должны быть возвращены Азербайджану. Беженцы вернуться в свои дома, будет обеспечен сухопутный коридор между Карабахом и Арменией, а международное сообщество разместит там своих миротворцев.

Существует множество разногласий по деталям, в частности об этапах осуществления тех или иных компонентов Мадридских принципов.

Отметив, что Олланд предложил создать механизмы по укреплению доверия, включая систему по расследованию инцидентов на границе и линии соприкосновения, и взаимное соглашение по отводу снайперов с передовых позиций, Налбандян заявил, что власти Армении и Карабаха всегда поддерживали это. В отличие от них, по его словам, Азербайджан придерживается мнения, что механизмы по укреплению доверия должны быть созданы после значительного прогресса, достигнутого на переговорах. Налбандян утверждает, что это не имеет значения, поскольку «если будет прогресс, если мы придем к каким-то решениям, то думаю, что не будет такой острой необходимости в мерах по укреплению взаимного доверия».

В ответ Мамедьяров заявил, что необходимость в снайперах исчезнет, когда армянские войска будут выведены с азербайджанской земли.

Мамедьяров подчеркнул, что президент Алиев обозначил позицию Азербайджана о сроках принятия мер, которые будут предшествовать финальному соглашению. Прежде чем что-либо будет предпринято, армянские войска должны быть выведены с «оккупированных территорий» - районов, прилегающих к Карабаху, которые они контролируют. «Как только это требование Азербайджана, которое явно поддерживают сопредседатели Минской группы ОБСЕ и которое отображено в резолюциях Совбеза ООН, будет выполнено, появится большая вероятность для обеспечения безопасности в регионе, открытия границ и коммуникации и согласия по вопросам, касающимся мер по укреплению доверия», - заявил министр.

По словам директора Института сотрудничества Азербайджан - НАТО Фарруха Мамедова, это значит, что «на первой фазе будут освобождены семь районов в обмен на сохранение Лачинского коридора [соединяет Армению и Карабах], открытого между Мегри и Нахичеванью». В Азербайджане есть автономная республика Нахичевань, которая полностью отрезана от остальной части страны территорией Армении.

Он добавил: «Армения не вполне довольна планом, потому что принятие первого конкретного шага требуется от нее как от агрессора».

Заниженные ожидания

Тогда как все считают, что очередной раунд переговоров высокого уровня был благоприятным, аналитики не согласны с тем, что он обозначает начало переговорного процесса по Карабаху и того будет ли у Минской группы оставаться юрисдикция для его осуществления.

Представители Нагорного Карабаха заявили, что не ожидали многого от парижской встречи, но приветствовали ее и другие аналогичные переговоры для поддержания режима прекращения огня.

Более того, пресс-секретарь президента Нагорного Карабаха Давид Бабаян заявил, что «Урегулирование конфликта невозможно без полноправного участия его ключевой стороны - Арцаха [Карабаха]».

По мнению Ричарда Киракосяна, с учетом существующего положения вещей, встреча должна считаться успешной.

«Несмотря на то, что на парижской встрече не произошло значительного прорыва, она удовлетворила самые минимальные ожидания, являясь последним элементом дипломатической стратегии 'назад к основам', движимой двумя минимальными целями - поддержание мирного процесса и предотвращение войны за Карабах», - сказал он.

Бакинский журналист и политолог Ризван Гусейнов сказал IWPR, что настроен «крайне скептически» относительно важности Минской группы и как следствие перспектив заключения окончательного мирного договора.

«Если задуматься о деятельности трех стран-членов Минской группы ОБСЕ, то в первую очередь на ум приходит басня российского писателя Ивана Крылова о лебеде, раке и щуке, которые везли воз. Каждый из них тянул его в свою сторону и в результате они так и не сдвинули его с места», - сказал он.

Замдиректора Института Кавказа, политолог Сергей Минасян был более оптимистичен относительно деятельности Минской группы ОБСЕ, отметив, что «в условиях напряжения, создавшегося между Россией и Западом, ни один из сопредседателей Минской группы ОБСЕ не хочет очередной головной боли, поэтому в переговорном процессе по карабахскому урегулированию мы видим консенсус, существующий между Россией, США и Францией».

Минасян также с оптимизмом смотрит на перспективы мирного процесса.

«В целом, есть предпосылки неких развитий в переговорном процессе. Речь идет не только о всеобъемлющем документе, а о переговорах нулевого уровня, что предусматривает ослабление напряженности на линии соприкосновения вооруженных сил и формирование механизмов доверия, - сказал он. - Это тот нулевой уровень, без которого невозможно перейти к другим этапам».

Искать на Refworld