Последнее обновление: Понедельник, 16 сентября 2019, 13:18 GMT

Детский труд и электромобили: что у них общего?

Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 30 сентября 2016
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Детский труд и электромобили: что у них общего?, 30 сентября 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/57f63997a.html [последняя дата доступа 19 сентября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Ведущие производители электромобилей должны рассказать своим покупателям о мерах, которые они принимают для того, чтобы исключить при производстве своих машин использование компонентов, добытых детским трудом, и обнародовать информацию о любых нарушениях, которые они обнаружат, заявила Amnesty International накануне открытия Парижского автосалона, где будут представлены новые модели электромобилей.

Ведущие производители электромобилей General Motors (GM), Renault-Nissan и Tesla не предоставили информации о мерах, которые они принимают для того, чтобы гарантировать, что кобальт, который добывают дети, иногда даже семилетние, на шахтах в Демократической Республике Конго (ДРК), не используется в батареях их машин.

«Электромобили возможно не настолько «чисты», как вы думаете. Покупатели должны отдавать себе отчет в том, что их экологичные машины могут быть связаны со страданиями работающих детей из Демократической Республики Конго. Купят ли покупатели на Парижском автосалоне машину, если решат, что кому-то она стоила детства?» - спрашивает Марк Даммет, исследователь Amnesty International по вопросам бизнеса и прав человека.

«Как показывает исследование Amnesty International, существует значительная вероятность того, что кобальт, добываемый детьми, попадает в батареи электромобилей. Эти машины рекламируются в качестве «этичного выбора» для водителей, серьезно относящихся к экологии и социальным вопросам, так что компании, которые их производят, должны выложить все начистоту и доказать, что закупки сырья осуществлялись надлежащим образом».

Более половины всего кобальта в мире, являющегося важнейшим компонентом литий-ионных батарей, которые применяются в электромобилях, добываются в ДРК, и 20% его добывается ручным трудом. В ходе исследования, проведенного Amnesty International при подготовке доклада «Вот ради чего мы умираем», опубликованного в январе 2016 года, было установлено, что взрослые и дети, иногда даже в возрасте семи лет, работают в ужасных условиях в районах, где полезные ископаемые добывают кустарным способом. Исследователи обнаружили, что шахтеры, зарабатывающие в день всего один доллар, могут погибнуть в результате несчастного случая или получить тяжелые легочные заболевания

Изучение цепочки поставок компонентов для электромобилей

Новое исследование, опубликованное Amnesty International накануне Парижского автосалона 2016 года, выявило пять производителей машин, которые могут быть могут иметь отношение к кобальту из ДРК. Как известно из публикаций в прессе и пресс-релизов компаний, южно-корейский производитель LG Chem поставляет батареи для:

• Chevrolet Volt производства GM

• моделей Twizy и ZOE производства Renault-Nissan

• и модификаций модели Roadster компании Tesla

Другая южно-корейская компания, Samsung SDI, поставляет батареи BMW (модели i3 EV и i8 PHEV) и Fiat-Chrysler (500E EV), двум автопроизводителям, которые подтвердили это в письмах Amnesty.

В опубликованном в январе 2016 года докладе Amnesty International говорится, что возможно и другие автомобильные компании, в том числе Daimler, VW и китайский автоконцерн BYD, используют кобальт, добываемый на шахтах ДРК, где дети и взрослые работают в опасных условиях.

Amnesty International использовала документы, рассылаемые инвесторам, чтобы показать как кобальт, добытый в ДРК, покупает китайская компания Zhejiang Huayou Cobalt (Huayou Cobalt), которая поставляет компоненты для батарей производителям в Китае и Южной Корее. В свою очередь, эти производители компонентов продают их изготовителям батарей, в том числе LG Chem и Samsung SDI, которые поставляют свой продукт многим крупнейшим автоконцернам.

Daimler заявил, что он не получает сырья напрямую из ДРК или от поставщиков в ДРК. VW также отверг какие-либо связи с Huayou Cobalt. Обе компании сообщили, что они активно работают над выявлением возможных нарушений прав человека у поставщиков кобальта, но не предоставили никаких доказательств. Так, например, они не пояснили, каким образом они проверяют информацию, предоставляемую поставщиками. И что особенно важно, они не предоставили ни названий плавильных заводов, ни оценки соответствия их методов работы стандартам. BYD не ответил на просьбу Amnesty International предоставить соответствующую информацию.

BMW и Fiat Chrysler больше других уделяют внимание правам человека, но все равно не дотягивают до международных стандартов.

General Motors (GM), Renault-Nissan и Tesla не ответили на просьбу Amnesty International предоставить данные о том, как они выявляют и устраняют нарушения прав человека в своих цепочках поставок кобальта, особенно в отношении детского труда. Компания Renault заявила, что ответит Amnesty «в самое ближайшее время», но больше никакой информации не предоставила.

Для сравнения, BMW и Fiat-Chrysler прислали подробные ответы, но при этом не смогли предоставить достаточных доказательств того, что они соблюдают международные стандарты, применимые к цепочкам поставок минерального сырья:

• Компания BMW заявила, что она тщательно проверяет свои цепочки поставок кобальта с 2013 года и требует от поставщиков указывать их литейные заводы, названия которых она раскрыть отказалась. BMW добавила, что Huayou Cobalt не является их поставщиком, и она получила заверения от производителя батарей, Samsung SDI, что Huayou Cobalt не участвует в цепочке поставок сырья. Однако, BMW не предоставила доказательств того, что ей были предприняты какие-либо независимые шаги для проверки утверждений Samsung'a.

• Fiat Chrysler, еще один постоянный покупатель продукции Samsung SDI, также заявил, что Huayou Cobalt не участвует в цепочке его поставок. И, кажется, он точно так же на слово поверил утверждениям Samsung'a. Fiat Chrysler отметил, что в настоящий момент у него «нет программы, конкретно занимающейся идентификацией литейных и горно-обогатительных предприятий». Это означает, что в Fiat Chrysler не существует действующей системы отслеживания поставок кобальта до «слабого места» в цепочке и таким образом невозможно определить, присутствует ли кобальт, добытый детьми в ДРК, в их цепочке поставок.

Более подробную информацию об ответах компаний можно найти здесь. Полный текст ответов компаний находится здесь.

В производстве электромобилей не хватает прозрачности

В соответствии с руководящими принципами, установленными Организацией экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), компании, использующие кобальт, добытый в районах повышенного риска, должны указывать свои горно-обогатительные и литейные предприятия, а также обнародовать свою собственную оценку адекватности практических мер, предпринимаемых литейными предприятиями для выявления и устранения нарушений и угрозы правам человека.

Ни одна из упоминавшихся выше компаний не смогла продемонстрировать, что они соблюдают эти стандарты при закупках кобальта.

Amnesty International призывает все многонациональные компании, использующие литий-ионные батареи, доказать, что они на практике реализуют свои принципы, и предоставить доступ к результатам своих расследований. Крайне важно, чтобы они обнародовали всю информацию, относящуюся к любым нарушениям прав человека или угрозам таких нарушений, которую они обнаружат.

Добровольных действий корпораций не достаточно. Amnesty International также призывает правительства принять законы, которые потребовали бы от компаний проверять и обнародовать информацию об источниках минерального сырья и о поставщиках. Сегодня глобальный рынок торговли кобальтом никак не регулируется. Кобальт не подпадает под существующие в США правила для «полезных ископаемых, добываемых в зонах конфликтов», куда входят золото, колтан/тантал, олово и вольфрам, добываемые в ДРК.

Во Франции Национальное собрание приняло законопроект, который обяжет крупные французские компании, такие как Renault, предотвращать нарушения прав человека в своих цепочках поставок. Сенат рассмотрит этот законопроект в октябре.

«Этот законопроект - прекрасный пример того, как государство может гарантировать, что компании будут серьезно относится к соблюдению прав человека и выполнять свои обязательства. Если он будет принят, то компании можно будет наказывать за потерю бдительности», - отметил Марк Даммет.

«Без закона, который сделает обязательной проверку соблюдения прав человека, компании продолжат уклоняться от обсуждения этого вопроса и извлекать выгоду из использования детского труда и других нарушений».

Дополнительная информация

Более подробную информацию о совместном докладе Amnesty International и AfreWatch «Вот ради чего мы умираем: Нарушения прав человека при добыче кобальта в Демократической Республике Конго» вы можете найти здесь.

Ключевые тезисы доклада:

• У шахтеров часто возникают долгосрочные проблемы со здоровьем и они рискуют погибнуть от несчастного случая.

• Подавляющее большинство шахтеров ежедневно проводят многие часы, работая с кобальтом, без самого элементарного защитного снаряжения - перчаток, рабочей одежды и масок, которые могли бы защитить их от кожных и легочных заболеваний.

• Как минимум 80 горняков погибли под землей на юге ДРК лишь за период с сентября 2014 по декабрь 2015 года.

• Дети рассказали Amnesty International, что они работали в шахтах до 12 часов в день, перенося тяжелые грузы и получая за это один или два доллара в день. По данным ЮНИСЕФ, в 2014 года на юге ДРК в шахтах работало примерно 40 000 детей.

• Пол, 14-летний сирота, который начал работать в шахте в 12 лет, рассказал исследователям, что он все время болеет, потому что проводит много времени под землей: «Я провожу в штольнях по 24 часа. Прихожу утром и ухожу только на следующее утро… Мне приходится справлять нужду прямо в штольнях… Приемная мать собиралась отправить меня в школу, но приемный отец был против. Он эксплуатировал меня, заставил меня работать на шахте».

Искать на Refworld