Последнее обновление: Среда, 11 декабря 2019, 09:34 GMT

В Ираке сотни тысяч беженцев рискуют породить новый гуманитарный кризис

Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 17 августа 2016
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), В Ираке сотни тысяч беженцев рискуют породить новый гуманитарный кризис, 17 августа 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/57b585ef4.html [последняя дата доступа 13 декабря 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Расширенная гуманитарная помощь безотлагательно требуется для того, чтобы облегчить страдания миллионов перемещённых лиц на всей территории Ирака, а также для того, чтобы обеспечить удовлетворение самых насущных потребностей сотен тысяч человек, которые, как ожидается, будут вынуждены покинуть свои дома в результате военных операций по восстановлению контроля за территориями, контролируемыми группировкой, называющей себя «Исламским государством» (ИГ, организация запрещена в РФ), - заявила сегодня Amnesty International, сотрудники которой три недели на месте изучали ситуацию в стране.

Гуманитарные организации уже прилагают все усилия для того, чтобы обеспечить самые насущные потребности более чем 3,4 миллионов человек, которые были вынуждены бежать от устанавливаемых ИГ порядков, а также спасаться от продолжающихся боёв за восстановление контроля над занятыми ИГ территориями. Предстоящее сражение за Мосул, второй по величине город Ирака, являющийся оплотом ИГ, приведёт, как ожидается, к появлению новых сотен тысяч перемещённых лиц в ближайшие месяцы.

«До тех пор, пока гуманитарная помощь не будет должным образом финансироваться, планироваться и осуществляться, потенциальный наплыв новых сотен тысяч перемещённых лиц, спасающихся от боевых действий и ужасающих злодеяний, совершающихся на подконтрольной ИГ территории, будет толкать Ирак к краю пропасти, что чревато катастрофическими последствиями», - заявила Донателла Ровера, старший советник по реагированию на кризисные ситуации Amnesty International, возглавляющая исследовательскую миссию в Ираке.

«Мы убедились, что для подавляющего большинства перемещённых лиц, живущих в палаточных лагерях или недостроенных домах по всей стране, возможность удовлетворить самые насущные потребности или получить медицинскую помощь уже крайне ограничена или вовсе отсутствует. Действия иракских властей по отношению к перемещённым лицам являются вопиюще неэффективными, а большинство стран в мире попросту игнорируют их тяжёлое положение».

Международное сообщество направило большую часть ресурсов и усилий на обеспечение поддержки военных операций по борьбе с ИГ.

«В то время как международное сообщество, в том числе США, страны Европы и другие страны, были готовы предоставить финансовую помощь для ведения военных действий против ИГ, они вместе с тем не торопились жертвовать средства на то, чтобы смягчить их последствия для мирного населения. Мировые лидеры должны незамедлительно активизировать финансирование гуманитарной помощи мирным жителям, которые были вынуждены покинуть свои дома; часть из них вынудили бежать военные действия, ведущиеся при поддержке мирового сообщества», - подчеркнула Донателла Ровера.

«Дополнительное международное финансирование крайне необходимо для того, чтобы обеспечить удовлетворение основных нужд миллионов людей, уже покинувших свои дома, а также для того, чтобы подготовиться к массовому появлению новых перемещённых лиц в результате операции по восстановлению контроля над Мосулом и прилегающими территориями».

Агентства ООН сообщили, что им недостаёт 53% финансирования, необходимого для того, чтобы выполнить план кризисного реагирования на 2016 год.

Для людей, таких как отец семерых детей Ахмад, который был вынужден бежать из Найнавы, северо-западной провинции Ирака, последствия такого бегства оказались катастрофическими. Он рассказал Amnesty International, как пытался прокормить семью после того, как его дом и средства к существованию были уничтожены:

«Вечером я ложусь спать и боюсь следующего утра, ведь у меня нет ничего, что я мог бы предложить детям, и мне невыносимо смотреть им в глаза», - сказал он.

Хотя прошло уже пять недель после того, как он и его семья прибыли в лагерь для внутренне перемещённых лиц (ВПЛ) на окраине северного города Дибеги, они всё ещё не получили даже палатку. Женщины и дети из его семьи ютятся вместе с сотнями других в до последней крайности переполненной школе лагеря - по 50 или более человек в каждой комнате. Мужчины обосновались неподалёку от лагеря, где они вынуждены спать под открытым небом среди гор мусора и луж нечистот. Скудную пищу, которую удаётся достать, негде хранить - стоит жара, и температура доходит до 50 градусов по Цельсию.

Всего за несколько недель лагерь для ВПЛ в Дибеге разросся до размеров небольшого города, сейчас он вмещает более 30 000 человек, бежавших с подконтрольных ИГ территорий.

В провинции Анбар, к западу от Багдада, где в результате конфликта оказались перемещёнными больше людей, чем где-либо ещё в стране, ситуация столь же плачевная. Расползающиеся по пустыне палаточные лагеря сверх всяких мер переполнены в результате наплыва 87 000 новых перемещённых лиц, появившихся вследствие военного наступления для возвращения контроля за городом Фаллуджа и прилегающими территориями, начавшегося в конце мая.

«При ДАИШ (ИГ) мы прошли через ад, я надеялась, что здесь будет легче», - сказала Amnesty International Хала, мать шестерых детей, в лагере для ВПЛ в Халидии, одном из районов провинции Анбар. Её муж пропал без вести после того, как два года назад его похитили боевики ИГ. «За те два месяца, что я здесь, я получила совсем небольшую помощь. Неделями нам не на чем было спать. Сейчас у нас есть палатка, но больше ничего».

«Ещё трагичнее ситуацию делает то, что эти люди могли бы избежать страданий, если бы власти были лучше готовы. Вместо этого прибывающие семьи, изнурённые полной опасностей дорогой и месяцами жизни в осаде, не имеющие ничего, кроме узла с одеждой за плечами, вынуждены терпеть новые лишения», - подчеркнула Донателла Ровера.

Меры по обеспечению безопасности, усугубляющие кризис

Меры по обеспечению безопасности и различные ограничения в сочетании с нечёткими бюрократическими требованиями также усугубили ширящийся гуманитарный кризис.

Те, кто оказался перемещён в результате недавних и продолжающихся по сей день боевых действий, являются преимущественно членами арабской суннитской общины и подвергаются проверке.

Всех мужчин, которые могут держать в руках оружие (в возрасте примерно от 15 до 65 лет), бежавших с подконтрольных ИГ территорий, отделяют от их семей для дальнейших проверок и допросов, которые могут продолжаться от нескольких дней до нескольких месяцев в отношении тех, кого отпустили и не привлекли к суду или к дальнейшим расследованиям.

Их содержат в транзитных пунктах рядом с лагерями для ВПЛ или в импровизированных местах содержания под стражей; условия содержания там являются неудовлетворительными - помещения крайне переполнены, не хватает туалетов и других санитарных приспособлений, еды крайне мало, отсутствует возможность обеспечить самые базовые потребности. Некоторых содержат под открытым небом, они плохо защищены от палящего солнца. Тем, кого содержат в местах содержания под стражей, зачастую отказывают в возможности общаться со своими семьями. Эти несовершенные и непрозрачные процедуры в области обеспечения безопасности применяются как Иракским центральным правительством, так и властями Регионального правительства Курдистана (КРГ).

Одна женщина в Дибеге рассказала Amnesty International, что она не имеет никаких известий от своего сына Хасана, 20-летнего сельхозработника, с того момента, как по пути в палаточный лагерь его забрали силовики.

«Я просто хочу знать, где он; это мой единственный сын. Сотрудники, которые увели его, сказали, что он вернётся ещё до заката; но прошло уже больше месяца, и я не знаю, где он», - сказала она.

Обеспечение безопасности также называют одной из причин того, что многим перемещённым лицам не разрешают покидать лагеря ВПЛ. Они должны пройти через обременительные бюрократические процедуры, и зачастую для обращения за разрешением на въезд в город от них требуют, чтобы кто-то из местных жителей поручился за них.

Другим не разрешают вернуться в свои города и деревни, хотя они уже давно были освобождены от ИГ, и безопасность в них обеспечивается силами, лояльными к иракскому правительству или бойцами пешмерга Регионального правительства Курдистана.

Ссылаясь на необходимость обеспечения безопасности, власти в основном вводят подобные ограничения на так называемых «спорных территориях» на севере страны. Эти территории сейчас де-факто находятся под контролем поддерживаемых шиитами военизированных формирований или КРП, и уже давно являются предметом территориальных споров.

Эти зачастую произвольно вводимые запреты серьёзно ограничивают возможности перемещённых лиц на рынке труда, обрекая их на полную зависимость от гуманитарной помощи.

Али, фермер и отец нескольких детей, сказал Amnesty International в лагере для ВПЛ в Гуэрмаве на северо-западе Ирака:

«В родной деревне у нас есть дом, я мог бы обрабатывать землю и прокормить моих детей. Здесь мы спим на земле в пыли, и вынуждены полагаться только на те крохи гуманитарной помощи, которые нам удаётся достать, если вообще удаётся».

И хотя у властей Ирака есть право и обязанность защищать жизнь и физическую неприкосновенность гражданских лиц в пределах своих границ, процедуры по обеспечению безопасности должны соответствовать международному законодательству. Существующие произвольные ограничения свободы передвижения ВПЛ, в том числе тех, кто прошёл проверку, должны быть отменены.

Искать на Refworld

Страны