Последнее обновление: Четверг, 26 марта 2020, 09:11 GMT

Кыргызстан: Необходимо больше работать против милицейского произвола

Версия на английском Kyrgyzstan: More Work Needed on Police Abuse
Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Тимур Токтоналиев
Дата публикации 10 декабря 2013
Индекс документа RCA Issue 720
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Кыргызстан: Необходимо больше работать против милицейского произвола, 10 декабря 2013, RCA Issue 720, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/52f4d7124.html [последняя дата доступа 30 марта 2020]

По словам правозащитников, несмотря на определенный прогресс в борьбе с пытками, достигнутый государством за последнее десятилетие, власти все еще не делают достаточно работы для предотвращения этой практики, к которой прибегают милиционеры с целью выбить признательные показания от подозреваемого.

Пытка была криминализирована в 2003 году, но с тех пор ни один сотрудник милиции не был осужден по этой статье. Когда жалобы жертв рассматриваются прокуратурой и на судебном заседании, то судьи обычно выносят мягкий приговор.

Во время заседания Комитета ООН против пыток, которое прошло 12-13 ноября в Женеве, заместитель генерального прокурора Кыргызстана Уланбек Халдаров сказал, что его страна предприняла значительные шаги для устранения пыток. Они включают в себя изменения в законы и практические механизмы.

Отчитываясь об исполнении Кыргызстаном Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, Халдаров сказал, что практические шаги включают в себя новое законодательство, тюремная реформа и обучение милиционеров, увеличение максимального наказания за пытки - с пяти до восьми лет лишения свободы.

Другие реформы включают в себя создание Национального центра по предотвращению пыток, регулярные проверки изоляторов временного содержания и установка в них камер видеонаблюдения, тесное сотрудничество между правоохранительными органами и правозащитными организациями.

Халдаров добавил, что большинство сотрудников милиции, обвиненные в пытках, были либо понижены в должности, либо уволены. Согласно официальному докладу, количество жалоб на пытки за девять месяцев этого года снизилось на треть по сравнению с аналогичным периодом в 2012 году - 208 жалоб против 304.

ВЫЯВЛЕНИЕ НЕДОСТАТКОВ

Комитет ООН, похвалив Кыргызстан за реформы в законодательстве, подчеркнул, что гарантии, предусмотренные в законах, на практике не всегда осуществляются. На заседании членами Комитета был поднят ряд конкретных кейсов, включая смертельные случаи, произошедшие во время содержания под стражей. Комитет отметил, что уголовное правосудие страны сильно зависима от пыток и признательных показаний.

Некоторые правозащитники обвиняют правительство Кыргызстана в попытке создать видимость борьбы с пытками - признавать нарушения, но при этом не предпринимать реальных действий для сокращения этой порочной практики. Как считают активисты, все, что способствует пыткам, продолжает до сих пор существовать: отсутствие гарантии в справедливом расследовании, уверенность в безнаказанности и высокая нагрузка милиционеров через систему планов по раскрываемости преступления.

«Пока обвиняемые не будут нести ответственность за пытки - лишены свободы, пока милиционеры не поймут, что это дело реально наказуемо, пытки будут продолжаться», - говорит юрист ОФ «Голос Свободы» Айдер Сыдыков.

По словам главы правозащитного центра «Кылым шамы» Азизы Абдирасуловой, из многочисленных способов пыток удушение пластиковым пакетом является самым распространенным.

«Милиционеры завязывают задержанному руки и надевают на голову пакет. Он задыхается, но при этом на теле не остается никаких следов», - поясняет Абдирасулова, добавляя, что этот способ иногда приводит к смерти.

Сыдыков говорит, что также милиционеры бьют задержанных дубинкой или пластиковой бутылкой, наполненная водой, и иногда больным подозреваемым отказывают в медпомощи.

Активисты отмечают, что в то время, как мониторинг закрытых учреждений фокусируется на изоляторах временного содержания и тюрьмах, пытки применяются в кабинетах следователей. Пыткам способствует тот факт, что милиционер находится под давлением своего начальника, перед которым он должен выполнить месячный план раскрываемости преступлений, и сотруднику милиции легче всего добиться признательных показаний и закрыть дело, говорят наблюдатели.

«Это им гораздо проще: побить, заставить, принудить. Признался, подписался и все. Очень быстро можно закрыть дело», - сказал Сыдыков.

СИСТЕМА ЖАЛОБ ТРЕБУЕТ ПЕРЕСМОТРА

Правозащитники также оспаривают утверждение властей о том, что снижение количества жалоб на пытки показывает улучшение ситуации.

«Это не индикатор результативной работы, - говорит Сыдыков. - Если кто-то не жалуется, это не потому что его не пытали, а потому что он не верит в справедливый процесс».

По словам Сыдыкова, очевидное снижение показателей объясняется тем, что большое количество жалоб просто отклоняется органами прокуратуры.

Когда заявление о пытках поступает в прокуратуру, оно сперва рассматривается, а только потом решается - достаточно ли доказательств для начала расследования и судебного разбирательства. Это может затянуться на долгое время, в течение которого следы пыток уже исчезают.

В прошлом году 340 жалоб из 371 были отклонены, согласно альтернативному отчету кыргызстанской Коалиции против пыток, который был представлен Комитету ООН в Женеве. Официальная статистика генеральной прокуратуры показывает, что в этом году из 146 жалоб были расследованы только 7.

Активисты отмечают, что тесное сотрудничество правоохранительных органов - прокуратуры и системы МВД, в частности, - препятствует жертвам к доступу на справедливость. (Смотрите также: Кыргызстан: жертвы милицейского произвола ищут справедливости).

«Когда прокурор возбуждает уголовные дела в отношении милиционера, с кем он долго работал, милиционер и его коллеги злятся, - поясняет Сыдыков. - Прокурор не хочет наживать себе врагов и идет на определенные уступки».

Как правило, судьи тоже снисходительны к милиционерам, обвиняемым в пытках, но ОФ «Голос свободы» проводит специальные тренинги для них, где эксперты объясняют о неприемлемости пыток как часть процесса дознания.

Сыдыков говорит, что некоторые судьи понимают эту проблему, соглашаются с правозащитниками и стараются менять стиль работы, но другим это непривычно, так как они привыкли к жесткому подходу, который унаследован с Советских времен.

«Они этого не понимают и говорят: «Ну, он же виноват. Если его побили - что тут такого? Ничего страшного, он же преступник». И стараются закрыть такие дела», - говорит он.

Даже если сотруднику милиции предъявлено обвинение, он через взятки стремиться подстраховать себя, чтобы не было обвинительного приговора. Подозреваемого в пытках редко заключают под стражу и часто он вынуждает свою жертву забрать заявление.

Если дело доходит до суда, то прокурор чаще всего требует наказать милиционера по более мягкой статье, как, например, «превышение должностных полномочий», и в большинстве случаев судьи выносят решение об условном наказании.

Но, несмотря на это, Азиза Абдирасулова, глава правозащитного центра «Кылым шамы», признает, что у государства есть политическая воля на высоком уровне для того, чтобы решить проблему. Она похвалила правительство за создание Национального центра по предупреждению пыток, но добавила, что этого недостаточно.

Описывая стремление государства бороться с пытками, Абдирасулова отметила, что уголовные дела в отношении милиционеров возбуждаются, но потом прекращаются.

«В начале все очень активно движется, а потом все медленнее и медленнее, и в конце просто застревает», - раздосадовалась известная правозащитница.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ЛИЦА ЗАЩИЩАЮТ СВОЮ ПОЗИЦИЮ

Руководитель пресс-службы МВД Жоробай Абдраимов признал, что пытки имеют место быть и подчеркнул, что министерство принимает меры в отношении недобросовестных милиционеров. Те сотрудники милиции, которые были уличены в нарушении внутреннего устава, в зависимости от тяжести предъявленных обвинений получили выговоры, уволены или попали под следствие.

«Мы не покрываем друг друга, - сказал он. - Пытки практикуются, но это единичные случаи».

Абдраимов добавил, что некоторые дела по пыткам развалились из-за отсутствия доказательств.

«Дела расследуются и отправляются в суды, но там они не доходят до стадии вынесения окончательных приговоров. Это связано с отсутствием достаточной доказательной базы», - считает он.

Руководитель пресс-службы МВД отметил, что каждый год более чем тысяча сотрудников милиции проходят через обучающие семинары, где объясняется о недопустимости применения пыток.

Министерство разработало стратегию по реформирования системы МВД, и Абдраимов сказал, что предотвращение пыток должно рассматриваться как часть более широкой проблемы, которая включает в себя низкие заработные платы и высокую нагрузку на следователей органов внутренних дел.

«В стратегии по реформе предусмотрен отказ от системы планов, когда каждый следователь обязан раскрывать определенное количество уголовных дел», - утверждает Жоробай Абдраимов.

Генеральная прокуратура отрицает снисходительное отношение ее сотрудников к милиционерам, обвиненных в жестоком обращении задержанных. Ее официальный представитель Сейитжан Апышев в беседе с IWPR сказал, что сотрудники прокуратуры беспристрастно относятся к своей работе и дела в отношении сотрудников МВД приоритетны для прокуратуры.

«Дела с сотрудниками милиции в первую очередь становится на контроль, и мы стараемся доводить расследование до конца», - сказал Апышев.

Он отметил работу прокуроров по уголовному делу в отношении двух сотрудников элитного подразделения Государственного комитета национальной безопасности. Эрик Бабаев и Олег Капустин были обвинены в применении пыток и превышении должностных полномочий, которые привели к смерти подозреваемого сотрудника таможни Фирузхана Физиева в 2011 году.

Бишкекский военный суд 20 ноября 2013 года обоих оправдал.

«Мы же довели до суда. А как на суде решаются эти вопросы - это уже другое дело», - считает представитель генпрокуратуры.

Другие исторические кейсы по пыткам остаются нерешенными.

В 2011 году Комитет ООН по правам человека признал ответственным правительство Кыргызстана в смерти 46-летнего Ташкенбая Мойдунова, который скончался под стражей в 2004 году.

Комитет заключил, что Кыргызстан должен провести объективное, результативное и тщательное расследование обстоятельств смерти Мойдунова, привлечь к ответственности виновных и возместить ущерб, в том числе предоставить денежную компенсацию.

ООН дал властям Кыргызстана шесть месяцев, чтобы разобраться в этом вопросе и отчитаться о проделанной работе, но власти не предприняли никаких действий, и здесь нет механизма, который бы заставил их разобраться в этом вопросе.

Искать на Refworld

Страны