Последнее обновление: Среда, 06 ноября 2019, 06:26 GMT

Жители прифронтовых сел подсчитывают цену войны

Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Самира Ахмедбейли, Алвард Григорян
Дата публикации 13 апреля 2016
Индекс документа CRS 810
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Жители прифронтовых сел подсчитывают цену войны, 13 апреля 2016, CRS 810, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/57232b7b4.html [последняя дата доступа 12 ноября 2019]

Жители сел, перемещенных, самой острой за последние десятилетия, вспышкой насилия вокруг Нагорного Карабаха говорят, что, несмотря на недавно достигнутое перемирие, они будут бороться для того, чтобы наладить свою жизнь.

Более десятка гражданских лиц, проживающих у линии фронта, были убиты, а многие другие получили ранения после начала боевых действий между азербайджанскими вооруженными силами и карабахской армией, поддерживаемой Арменией, рано утром 2 апреля.

Перемирие, согласованное через три дня, несмотря на взаимные обвинения в нарушении режима перемирия, в основном поддерживается.

Хотя обе стороны продолжают придерживаться крайних националистических настроений, жители прифронтовых районов говорят о том, что они устали от человеческих жертв и разрушений.

Хотя обе стороны продолжают придерживаться крайне националистических настроений, жители прифронтовых районов говорят о том, что устали от человеческих жертв и разрушений.

В результате войны в начале 1990-х годов, местная армянская администрация получила контроль над Нагорным Карабахом – анклавом в составе Азербайджана, население которого составляло 150 000 человек. До подписания соглашения в 1994 году, в результате боевых действий, были убиты около 30 000 человек.

После обстрелов, в столицу Степанакерт было эвакуировано несколько сотен жителей прифронтовых сел Нагорного Карабаха, в основном женщины, дети и пожилые люди. Мужчины, после переезда их семей в безопасное место, вернулись в деревни, чтобы защищать свои дома.

Наиболее пострадали село Талиш и село Мадагис Мартакертского района Карабаха, которые находятся в трех километрах от линии соприкосновения вооруженных сил.

«Ночью мы услышали обстрелы, – сказала 54-летняя бабушка восьми внуков из села Талиш Света Залунц. – После началась бомбежка. На рассвете, мне кажется, я видела на окраине села азербайджанских военных ... К утру, все, на КамАЗах, были уже эвакуированы».

Залунц, ее четыре дочери и восемь внуков были эвакуированы в одну из частных гостиниц, где им предоставили питание и медицинскую помощь.

Залунц родилась и выросла в селе Талиш, в котором проживает только 900 человек, и пережила войну 90-ых годов.

Она сказала, что тогда у жителей было время, чтобы уехать в безопасное место в случае начала боевых действий.

«Но вот в этот раз, бомбили бесконечно, по кругу, и было ощущение, что всех хотят оставить под дождем из снарядов», – сказала она.

2 апреля, когда члены семья спасалась бегством, они оставили все свои пожитки. Но после заключения перемирия 5 апреля, Залунц ненадолго вернулась за одеждой и документами. «Нет такого дома в селе, куда бы не попал снаряд … Некоторые дома полностью разрушены, – сказала она. – В своем сарае я обнаружила нашу утку с утятами – как выжила сама не пойму. Но пришлось их оставить там – не могу же я взять их с собой сюда? ».

Ее муж и сын остались охранять семейный дом, и Залунц говорит, что она все еще готова к возвращению «если будет настоящее перемирие».

15-летняя Инна Брузян тоже из села Талиш. Ее отец до сих пор находится там, а она, ее мать, ее четверо братьев и сестер бежали в Степанакерт. Она сказала, что за первые часы начала боевых действий был убит муж ее беременной 18-летней родственницы.

Брузян говорит, что она до сих пор не понимает как «люди могут убивать друг друга» и добавляет, что «из нашего села ясно видны крыше домов азербайджанского села, и деревья которые там растут».

«А вечером в домах по обе стороны зажигают свет. Мы мирно живем. Иногда с той стороны шли обстрелы», – сказала она IWPR.

По словам Брузян, после начала боевых действий она поняла, что жила в иллюзии.

«Враг, о котором говорили старшие, существует реально, и хочет убить меня и моих младших братьев и сестер», – сказала Брузян, добавив, что больше не чувствует уверенности, чтобы строить планы на будущее.

«Даже на два-три года вперед. Страх, который я пережила в ту ночь, уничтожил все мои планы о будущем», – сказала она.

35-летняя Наира Аванесян из села Мадагис, население которого составляет 800 человек, тоже нашла убежище в Степанакерте.

Ее муж – военнослужащий Карабахской армии и на данный момент находится на боевом посту. Она осталась одна с тремя детьми. «Наш квартал состоит из молодых офицерских семей, потому все были молодые женщины с малыми детьми. И в это время, в нашем направлении начали стрелять из установки «Град». Все от неожиданности и страха замерли. А потом начали хватать детей и в укрытие. В туже ночь, когда немного стихло, женщин и детей эвакуировали», – сказала Аванесян.

Она готова вернуться с Магадис, как только ее муж приедет домой, в независимости от того в каком состоянии находится село.

«Материальный ущерб ничто, по сравнению с потерей молодых жизней! – сказала она. – Выросло новое, послевоенное поколение в обоих государствах, которые возможно смогут найти общий язык, но [президенту Азербайджана Ильхаму] Алиеву наплевать на это. Ему безразличны даже чувства матерей, у которых сыновья на войне».

После соглашения о прекращении огня в 1994 году, при посредничестве Минской группы ОБСЕ, в которую входят Россия, Франция и Соединенные штаты, обе стороны ведут мирные переговоры, но так и не достигли окончательного решения конфликта. Международное сообщество считает конфликт замороженным, но соглашение о прекращении огня часто нарушается.

(Смотрите: Ситуация в Нагорном Карабахе обостряется)

Точная причина последней вспышки насилия остается неизвестной, но обе стороны высказывают взаимные обвинения.

ПОЛНАЯ СОЛИДАРНОСТЬ

Министерство обороны Армении объявило о гибели в Карабахе 65 военнослужащих и 11 гражданских лиц, в том и 12-летного мальчика

Массовая солидарность и поддержка самоопределению Карабаха была выражена на митингах в столице Ереване, а также мероприятиях, организованных диаспорой в Лондоне, Париже, Берлине, Афинах и Лос-Анджелесе.

10 апреля в Ереване прошло шествие молчания, в котором приняли участие тысячи людей, чтобы почтить память погибших в Карабахе во время последних боевых действий.

Со своей стороны, 4 апреля министерство обороны Азербайджана заявило о гибели 31 военнослужащего и двух мирных жителей. Хотя министерство больше не обновляло информацию, но оно и не стало опровергать сообщения оппозиционного телеканала Meydan TV о гибели 93 азербайджанских солдат и шести мирных жителей.

«Моему племяннику всего 23 года. У него все еще было впереди. Все его мечты остались несбыточными», – сказал Мансур Рагимов дядя Орхана Рахимова, который погиб 2 апреля после того, как в его машину попал снаряд.

«Одно утешает – наши взяли несколько высот. Нам надоело жить в положении "ни мир, ни война". Пусть все закончится, вернут наши земли, и будет наконец мир», – продолжил он.

После начала боевых действий, тысячи, в основном, молодых азербайджанцев собрались на улицах Баку и городах по всей стране, чтобы продемонстрировать свою поддержку военным. 6 апреля, на следующий день после подписания перемирия, более 6000 человек приняли участие в марше по Аллее шехидов в Баку, где погребены погибшие в карабахской войне.

В Азербайджанском обществе бытует широко распространенное мнение о необходимости возвращения территорий, которое оно считает оккупированными.

Хотя некоторые обвиняют свое правительство в причинении бессмысленных страданий, другие утверждают, что военные усилия Азербайджана не прошли достаточно далеко.

«Не понимаю, зачем объявили о перемирии», – сказал 25-летний участник одного из шествий в Баку Латиф Фейзиев и, по его словам, он ждет объявления мобилизации для дальнейших столкновений.

«Ведь, наши уже успели освободить некоторые территории. Надо было идти до конца. Как еще можно освободить нашу землю? Мы ждем уже более двадцати лет, армяне не хотят освободить оккупированные территории. Значит или мы должны махнуть рукой на Карабах, или освободить ее силой».

Для некоторых перемещенных азербайджанцев последняя вспышка насилия возродила надежды на то, что они вновь увидят свои старые дома.

«Утром на 2 апреля, когда я узнала, что на линии фронта опять стреляют, и на этот раз более масштабно, мне стало страшно, – сказала – 29-летняя Расмия Меликова, семья которой спаслась бегством из карабахского города Шуша, когда ей было пять лет. – Но, когда начали приходить вести о том, что наши освобождают территории, я разволновалась не на шутку. Подумала, неужели, наконец, настал тот час, и я смогу увидеть свой родной город?!».

Меликова уже 24 года, после того как ее семья была перемещена, живет в общежитии на окраине Баку.

Искать на Refworld