Последнее обновление: Вторник, 15 октября 2019, 08:15 GMT

Редкая возможность для армяно-азербайджанского диалога

Версия на английском Rare Chance for Armenian-Azerbaijani Dialogue
Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Ричард Киракосян
Дата публикации 1 июля 2014
Индекс документа CRS Issue 742
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Редкая возможность для армяно-азербайджанского диалога, 1 июля 2014, CRS Issue 742, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/53bbff884.html [последняя дата доступа 18 октября 2019]

Я много лет являюсь аналитиком по Южному Кавказу, и поэтому давно хотел побывать в Азербайджане.

Несмотря на то, что я гражданин Соединенных Штатов, моя фамилия выдает мое армянское происхождение, так что получение визы, к сожалению, всегда было непреодолимым препятствием. Азербайджанские власти, как правило, отказывают в получении визы всем лицам, фамилии которых похожи на армянские, например, оканчивающимся на -иян или -ян. В прошедшем месяце турецкому борцу, не имеющего никакого отношения к Армении, во въезде в страну было отказано только из-за его фамилии - Ноян.

В виду этих обстоятельств, я думал, что было бессмысленно даже пытаться туда поехать.

Однако в этом месяце мне наконец-то удалось преодолеть препятствия, связанные с получением визы. Это произошло благодаря Парламентской ассамблее НАТО, которая пригласила меня выступить на семинаре в Баку, проводимом в рамках программы НАТО, цель которой состоит в установлении более тесных связей с Восточной Европой.

Я имел честь быть приглашенным на мероприятие, которое должно было состояться 16-18 июня, но при этом я немного нервничал. Меня попросили обсудить Нагорно-карабахский конфликт - самую противоречивую тему для Баку и Еревана. Вызов состоял в том, чтобы представить справедливую и беспристрастную оценку перед людьми, обладающими устоявшимися взглядами и закоренелыми предубеждениями.

В своем выступлении, я подчеркнул необходимость, как для Армении, так и для Азербайджана предпринять незамедлительные шаги по деэкскалации существующей в приграничной напряженности, путем вывода военных снайперов с приграничной линии. Я сказал, что для разряжения ситуации им следует «воздержаться от использования воинственных угроз и агрессивной военной риторики».

Азербайджанская аудитория восприняла это без воодушевления, хотя для меня очевидно, что отказ каждой из сторон осуществить элементарные меры по укреплению доверия, является серьезным препятствием для достижения хоть какого-нибудь прогресса в мирном процессе по Карабаху.

Они были недовольны и тогда, когда я призвал к тому, чтобы Нагорный Карабах, который объявил независимость от Азербайджана, стал непосредственным и полноправным участником мирного процесса, который бы воспринимался «нейтральной по своему статусу стороной», с целью достижения того, что я обозначил как «инклюзивное участие». После конфликта в начале 90-х годов прошлого века, Азербайджан отказывался от сотрудничества с армянской администрацией Карабаха, заявляя о том, что он будет вести переговоры только с Арменией.

В то же время, представители властей Азербайджана были очень любезны на протяжении всей моей поездки, обеспечив меня и других армянских делегатов профессиональными и обходительными охранниками. Делегацией руководил председатель постоянной парламентской комиссии по обороне Корюн Наапетян, в нее также вошли оппозиционный депутат парламента и руководитель Международного центра человеческого развития Теван Погосян.

Наапетян и Погосян изложили позицию Армении, но при обсуждении спорных вопросов со своими азербайджанскими коллегами они пытались быть конструктивными.

Принимающая сторона стремилась набрать очки, особенно, характеризуя президента Армении как «террориста и военного преступника».

Еще одна причина моей обеспокоенности имеет меньшее отношение к Армении или Нагорному Карабаху, а больше к ситуации в Азербайджане, где за последние два месяца, по подозрению в связях с Арменией, были арестованы и допрошены ведущие журналисты и правозащитники. Мой Центр региональных исследований стремится к конструктивному взаимодействию всех сторон конфликта, поэтому я очень старался не подвергнуть опасности моих коллег и друзей из Азербайджана, в том случае, если они столкнуться с репрессалиями со стороны своего правительства.

По всей видимости, принимающая сторона тоже ощущала это давление, ну или, по крайней мере, я так истолковал всплеск агрессии, который они проявили в начале. В частных обсуждениях подобная риторика в некоторой степени приглушалась, но позируя перед телевизионными камерами, азербайданские коллеги были крайне резкими в своих высказываниях, а это значило, что мы упустили возможность для проведения более конструктивных дебатов.

Даже когда мы обсуждали вопросы, не имеющие отношения к Южному Кавказу, например энергетику или Афганистан, азербайджанские делегаты снова и снова повторяли те же мнения, вырванные из контекста, принося мало пользы проходящим дебатам. Мероприятие постоянно освещалось СМИ, поэтому атмосфера была более благоприятной для проявления националистических взглядов, чем для конструктивного диалога.

Если семинар станет основой для будущих взаимных визитов и создаст больше пространства для открытых дискуссий, то из этого все извлекут пользу. Однако это может произойти только в том случае, если от словесной перебранки стороны перейдут к конструктивным и искренним попыткам выслушать друг друга.

Однако есть повод для оптимизма. На неофициальных встречах, без камер и вне места официального проведения мероприятия, азербайджанские чиновники выражали готовность продолжить диалог между представителями «народной дипломатии». Недавние аресты являются признаком того, что возможности для неофициальной дипломатии были пресечены.

Однако важно и то, что это мероприятие вообще состоялось.

Армянские делегаты были в Баку и до этого, но для Парламентской ассамблеи НАТО это стало уникальной возможностью обеспечить нейтральное и альтернативное место для установления неофициальных дипломатических связей между Арменией и Азербайджаном.

Искать на Refworld