Последнее обновление: Среда, 11 декабря 2019, 09:34 GMT

Четырём просителям убежища грозит экстрадиция из России

Версия на английском Russian Federation: Four asylum-seekers at risk of extradition
Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 7 марта 2014
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Четырём просителям убежища грозит экстрадиция из России, 7 марта 2014, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/5322be404.html [последняя дата доступа 14 декабря 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

В результате решений Верховного суда РФ четверо просителей убежища оказались под угрозой экстрадиции из России в Кыргызстан, где им грозят пытки и другие виды жестокого обращения.

Двадцать пятого февраля Верховный суд РФ постановил отменить решение, принятое в ноябре 2013 года городским судом Санкт-Петербурга об отмене экстрадиции Муродила Таджибаева в Кыргызстан. Кроме того Верховный суд пошёл на беспрецедентный шаг и распорядился провести экстрадицию безотлагательно. Муродил Таджибаев вышел на свободу в ноябре 2013 года, после того как суд низшей инстанции отменил его экстрадицию в Кыргызстан. Однако Генеральная прокуратура опротестовала это решение в Верховном суде РФ. Двадцать седьмого февраля его адвокаты подали апелляцию в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Двадцать восьмого февраля ЕСПЧ распорядился о принятии предварительных мер по правилу 39 Регламента суда, требующих от российских властей приостановить экстрадицию Муродила Таджибаева в Кыргызстан до окончательного рассмотрения его жалобы ЕСПЧ. Двадцать пятого февраля Верховный суд оставил в силе решение суда низшей инстанции экстрадировать Ботира Тургунова. Двадцатого февраля его адвокаты подали апелляцию в ЕСПЧ, и суд распорядился о принятии предварительных мер по правилу 39 Регламента суда. Ботир Тургунов был помещён в СИЗО в Санкт-Петербурге.

Шестого ноября 2013 года и 30 января 2014 года Верховный суд РФ отклонил апелляции, поданные против экстрадиции Абдилазиза Хамракулова и Набида Абдуллаева соответственно. Адвокаты обоих подали апелляции в ЕСПЧ, и он распорядился о принятии предварительных мер в обоих случаях. Абдилазиз Хамракулов и Набид Абдуллаев были освобождены на основании правила 39 Регламента ЕСПЧ 25 января и 7 марта соответственно. Девятого декабря 2013 года Верховный суд РФ оставил в силе решение Верховного суда Республики Татарстан от 29 октября 2013, отменяющее экстрадицию Вохида Алиева в Кыргызстан. Вохид Алиев 29 октября был освобождён из казанского СИЗО.

Во всех этих пяти случаях адвокаты защиты уверены, что выдвинутые обвинения сфабрикованы и носят характер преследования по национальному признаку. Amnesty International уверена, что этим людям в случае возвращения в Кыргызстан будет грозить серьёзная опасность подвергнуться пыткам и другим видам жестокого обращения и быть осуждёнными на длительные сроки заключения.

Пожалуйста, как можно скорее отправьте обращение на русском, английском или своём родном языке, в котором:

- призовите власти прекратить процедуру экстрадиции Муродила Таджибаева, Ботира Тургунова, Абдилазиза Хамракулова и Набида Абдулаева в Кыргызстан.

- призовите власти выполнять и соблюдать международно-правовые обязательства Российской Федерации и декрет Верховного суда №11 от 14 июня 2012 года о запрете на принудительную высылку лица в страну, где ему грозит опасность подвергнуться серьёзным нарушениям прав человека.

Дополнительные сведения

Абдулазиз Хамракулов, Вохид Алиев, Муродил Таджибаев и Ботир Тургунов, все жителями Ошской области на юге Кыргызстана, бежали в Россию после жестоких межэтнических столкновений между киргизами и узбеками в Южном Кыргызстане в июне 2010 года. Набид Абдуллаев бежал в Россию в 2012 году. Все пятеро мужчин являются этническими узбеками, и в Кыргызстане им были предъявлены обвинения в их предполагаемом участии в столкновениях в июне 2010 года. Дела Муродила Таджибаева и Абдилазиза Хамракулова относятся к одному и тому же эпизоду во время беспорядков в Оше 17 июня 2010 года, в то время как дела остальных не связаны между собой, но относятся к межэтническим столкновениям в южных районах Кыргызстана. Во всех пяти делах адвокаты зафиксировали многочисленные неточности в документах, которые киргизские власти представили российским властям. Киргизские власти предоставили российским властям дипломатические заверения в том, что права этих пяти человек будут соблюдаться. Amnesty International уверена, что эти заверения не являются надёжными гарантиями соблюдения прав человека, и этим людям, в случае их возвращения в Кыргызстан, будут угрожать пытки, другие формы жестокого обращения и нарушение их права на справедливое судебное разбирательство.

В июне 2010 года за четыре дня столкновений между киргизами и узбеками в южном Кыргызстане было убито 400 человек, тысячи ранены и сотни тысяч были вынуждены покинуть свои дома. Несмотря на то, что тяжкие преступления совершали представители обеих этнических групп, киргизские власти так и не провели тщательного и беспристрастного расследования событий. Более того, узбеков несоразмерно чаще подвергали уголовному преследованию в связи с беспорядками в июне 2010 года. Родственники задержанных узбеков до сих пор не готовы жаловаться в милицию и прокуратуру на пытки и жестокое обращение с близкими, опасаясь мести. С середины 2011 года адвокаты, защищающие узбеков, обвиняемых в причастности к июньским событиям 2010 года, получали угрозы и подвергались физическому насилию даже в зале суда. Суды всех уровней, в том числе Верховный Суд Кыргызстана, систематически принимали к рассмотрению доказательства, полученные под пытками.

Три года спустя наблюдатели по правам человека отмечают снижение числа произвольных арестов в связи с указанными событиями, однако пытки и другие виды жестокого обращения со стороны сотрудников правоохранительных органов, судя по всему, до сих пор носят систематический характер. Регулярно поступают сообщения о широком применении пыток и жестокого обращения во время задержаний на улице, в ходе доставки в места лишения свободы, во время обысков, допросов и предварительного содержания под стражей. Сотрудники милиции, по-видимому, продолжают преследовать узбеков. С целью вымогательства милиционеры нередко угрожают узбекам тем, что предъявят им обвинения в совершении тяжких преступлений, включая убийство, во время июньских беспорядков 2010 года. Кыргызстан направил десятки запросов об экстрадиции граждан узбекского происхождения, бежавших из страны, которых власти обвиняют в организации или участии в беспорядках в Оше и Джалал-Абаде в июне 2010 года. Большинство из них бежало в Россию, а некоторые попытались найти убежище в Казахстане и Украине. В 2011 году Россия предоставила временное убежище многим просителям-узбекам, чьей экстрадиции добивались киргизские власти. Тогда российские власти отказывали в удовлетворении запросов о выдаче. Тем не менее в мае 2012 года Генеральная прокуратура Российской Федерации удовлетворила запрос об экстрадиции узбека Мамира Нематова и отменила своё решение лишь после вмешательства Европейского суда по правам человека, потребовавшего остановить выдачу.

16 октября 2012 года Европейский суд по правам человека рассмотрел дело "Махмуджан Ергашев против России". ЕСПЧ постановил, что если бы истец - гражданин Кыргызстана узбекского происхождения - был выдан Кыргызстану, это действие повлекло бы за собой нарушение статьи 3 Европейской конвенции о защите прав человека (запрет на применение пыток и других видов жестокого обращения, включая высылку лиц в страны, где им может грозить серьёзная опасность обращения, запрещённого этой статьёй).

Искать на Refworld