Последнее обновление: Пятница, 04 октября 2019, 06:36 GMT

Суд над Сенцовым и Кольченко: возмутительный приговор, пытки и нарушения прав

Издатель Международная федерация за права человека
Дата публикации 2 сентября 2015
Цитировать как Международная федерация за права человека, Суд над Сенцовым и Кольченко: возмутительный приговор, пытки и нарушения прав, 2 сентября 2015, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/55e709204.html [последняя дата доступа 14 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

FIDH и Антидискриминационный центр «Мемориал» (членская организация FIDH) возмущены приговором, вынесенным 25 августа украинскому режиссеру Олегу Сенцову и гражданскому активисту и антифашисту Александру Кольченко.

Приговоренные к 20 и 10 годам колонии строгого режима соответственно, активисты были насильственно вывезены в мае 2014 года из Крыма, при этом им – против их воли – было присвоено российское гражданство, после чего предъявлены обвинения в терроризме. Наши организации призывают к освобождению Сенцова и Кольченко и требуют расследования сведений о пытках, которым, по поступившей информации, подверглись как обвиняемые, так и свидетели по этому делу, хотя сообщения о пытках были проигнорированы и судом, и Следственным комитетом.

Олег Сенцов известен как активный участник киевского Майдана в конце 2014 – начале 2015 гг., а также в связи с его активным неприятием оккупации Крыма Российской Федерацией. Александр Кольченко также не принял аннексию Крыма.

Их обоих, как и двух свидетелей по их делу, Геннадия Афанасьева и Алексея Чирния, обвинили в принадлежности к отделению запрещенной в России украинской ультраправой группировки «Правый сектор», которая в апреле 2014 г. якобы совершила поджог офисов общественной организации «Русская община Крыма» и представительства прокремлевской партии «Единая Россия». На суде Олег Сенцов заявил о своей полной невиновности, в то время как Александр Кольченко подтвердил свое участие в акции против представительства «Единой России», но отклонил все предъявленные ему обвинения в терроризме. Дело рассматривалось в военном суде, несмотря на то, что Сенцов и Кольченко — гражданские лица, и все предъявленные им обвинения подпадают под юрисдикцию гражданского производства. Судебный процесс прошел с многочисленными серьезными процессуальными нарушениями.

Обвинения были основаны исключительно на свидетельских показаниях Афанасьева и Чирния. Геннадий Афанасьев в ходе слушаний 31 июля отказался от своих показаний против Сенцова, заявив, что они были даны под пытками и получены с применением насилия со стороны спецслужб. Вследствие этого заявления Афанасьеву угрожали как во время суда, так и после него. Есть основания полагать, что и Чирний подвергался жестокому обращению, а его адвокат, заявлявший о пытках, был отстранен от дела. Несмотря на сообщения о применении пыток, судебное разбирательство было продолжено, суд основывался в дальнейшем на видеозаписи допросов, сделанных в ходе следствия. После того как защита указала на несоответствия в свидетельствах Чирния, суд решил использовать исключительно записи его показаний.

«Суд, выносящий приговор без единого убедительного доказательства вины, не расследующий заявлений о пытках и выносящий обвинительный приговор лишь на основании видеозаписей, полученных под давлением, дискредитирует само понятие правосудия, – заявил Карим Лахиджи, президент FIDH. – Единственная цель этой ужасающей и драматической пародии на судебное разбирательство – подавить любые критические высказывания о российском присутствии в Крыму».

Этот судебный процесс не только стал очередным доказательством полной зависимости российской системы правосудия от властей, но также наглядно продемонстрировал новый уровень открытого насилия и безнаказанности правоохранительных органов. Отказываясь от своих показаний, Геннадий Афанасьев сообщил, что представители российских служб безопасности избивали его во время задержания и в ходе допросов, надевали ему на голову противогаз и перекрывали доступ воздуха, пытали его электрошоком в области гениталий и угрожали изнасилованием в случае отказа давать показания против Сенцова.

В свою очередь, Олег Сенцов также заявил о пытках, которым он подвергался с момента его задержания в Крыму, таким как удушение целлофановыми пакетами, угрозы изнасилованием, жестокие избиения. Все это не стало препятствием для судебного рассмотрения полученных следствием данных. Более того, в октябре 2014 г. Следственный комитет РФ официально отклонил просьбу адвоката Сенцова в возбуждении дела по факту применения насилия, мотивировав это тем, что видимые следы травм на теле Сенцова являются «последствиями его увлечения садомазохизмом до его ареста».

«Крым стал полигоном жестоких политических репрессий и террора. Жертвами этих репрессий в первую очередь становятся представители крымско-татарского народа, общественные активисты и оставшиеся в Крыму украинские патриоты, но подобные гонения могут распространиться и на всю Россию, – заявила руководитель Антидискриминационного центра «Мемориал» Стефания Кулаева. – Еще один пример политического преследования в Крыму - дело Александра Костенко, крымского активиста, похищенного на территории Украины, подвергнутого пыткам и избиениям и приговоренного к более чем трем годам лишения свободы».

FIDH и АДЦ «Мемориал» поддерживают позицию Европейского Союза, расценившего приговоры Сенцову и Кольченко как «нарушение международного права и элементарных норм правосудия», и присоединяются к призыву ЕС немедленно освободить Сенцова и Кольченко и гарантировать их безопасное возвращение в Украину.

Искать на Refworld