Последнее обновление: Вторник, 19 января 2021, 12:37 GMT

Узбекистан: Наблюдающие за процессом сбора хлопка подвергаются запугиваниям

Издатель Информационный ресурс ЕвразияНет (EurasiaNet)
Автор Джоанна Лиллис
Дата публикации 16 октября 2015
Цитировать как Информационный ресурс ЕвразияНет (EurasiaNet), Узбекистан: Наблюдающие за процессом сбора хлопка подвергаются запугиваниям, 16 октября 2015, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/5629f18f4.html [последняя дата доступа 28 января 2021]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Узбекистан обещал обеспечить бóльшую прозрачность своей хлопковой промышленности, за которой закрепилась дурная репутация по причине использования детского и принудительного труда. Тем не менее, власти преследуют людей, пытающихся установить, держит ли правительство свое слово.

На поля в этом году, по сообщениям, выгнали сотни тысяч людей, включая врачей, учителей и даже звезд эстрады. Но документирование масштаба проблемы оказалось сложной задачей.

«Мы постоянно сталкиваемся с проблемами, касающимися безопасности людей, осуществляющих мониторинг применения принудительного труда, но в этом году добывать информацию особенно сложно», - написала EurasiaNet.org из Берлина по электронной почте Умида Ниязова, директор Узбекско-германского форума по правам человека.

Наблюдатели сталкиваются с угрозами физической расправы, арестами и мелкими беспокоящими действиями. Кроме того, чиновники запрещают работающим на полях общаться с ними. «Многие организации [в Узбекистане] предупреждают работников не общаться с посторонними. Фермеров обязали звонить [чиновникам], если они заметят на полях незнакомых лиц», - сказала Ниязова.

В конце сентября давнюю активистку Елену Урлаеву арестовали во второй раз в течение месяца, когда она попыталась осуществить мониторинг сбора хлопка в Хорезмской области на западе страны, где обнаружила многочисленные доказательства применения принудительного труда.

Урлаева сообщила EurasiaNet.org по электронной почте в начале октября, что правоохранительные органы пригрозили ей не только уголовным преследованием, а также тем, что она «пропадет в пустыне» или будет «отравлена крысиным ядом». 58-летнюю активистку также арестовывали 19 сентября, когда она документировала применение принудительного труда в Ташкенте и его окрестностях. В тот раз на допрос в милицию привели даже ее 11-летнего сына, а одного местного фермера обвинили в шпионаже.

Кроме того ее задерживали в мае, когда она фиксировала вывоз на поля докторов. Во время задержания, по словам Урлаевой, ее подвергли сексуальным надругательствам.

«Если правительство серьезно относится к вопросу искоренения принудительного труда, ему необходимо четко дать понять милиции и местным чиновникам, чтобы те не мешали работе независимых наблюдателей», - сказал Стив Свердлоу, исследователь при международной организации «Хьюман Райтс Вотч».

Всемирный банк, осуществляющий в Узбекистане ряд проектов в сфере сельского хозяйства, и Международная организация труда (МОТ) выразили обеспокоенность по поводу сообщений о преследовании наблюдателей. Кари Тапиола, спецсоветник гендиректора МОТ, сказал EurasiaNet.org, что «любые действия, связанные с насилием или незаконным задержанием, являются неприемлемыми».

«Компетентные органы должны провести независимое расследование подобных обвинений, чтобы обеспечить соблюдение прав граждан», - добавил он.

Но некоторые активисты наблюдательных организаций считают подобные заявления слишком приглушенными. «Они обязаны публично заявлять о происходящих репрессиях и быть готовыми сказать Ташкенту, что если узбекские власти продолжат нарушать ключевые права граждан, это поставит под угрозу сотрудничество с этими организациями и значительные инвестиции с их стороны».

В этом году МОТ впервые начала самостоятельно следить за сбором урожая на предмет применения принудительного труда. Сотрудники организации работают в 10 из 12 областей Узбекистана - в районах, где выращивается до 80% производимого в республике хлопка.

В 2013 году работа МОТ ограничивалась лишь проверками на применение детского труда, что, по словам ее представителей, помогло достигнуть важного прорыва. «Обнаруженные случаи применения детского труда [в 2013 году] помогли добиться ситуации, при которой в целом дети до 18 лет не участвуют в сборе урожая», - заявил Тапиола.

Существует широкий консенсус относительно того, что международное давление и бойкот узбекского хлопка крупными розничными сетями заставили Ташкент практически искоренить применение детского труда на хлопковых полях.

Но в результате, судя по всему, теперь бесплатно трудиться стали заставлять большее число взрослых жителей республики. По оценкам активистов, ежегодно на сбор хлопка выгоняют около миллиона человек, многие из которых являются госслужащими, включая врачей и учителей. Это, по данным Узбекско-германского форума по правам человека, очень мешает предоставлению по время хлопкоуборочной страды важных общественных услуг, в частности в сферах образования и здравоохранения.

По сообщению «Би-Би-Си», в этом году на поля выгнали даже звезд эстрады, а одному певцу в 2013 году за отказ собирать хлопок запретили выступать.

«В том, что касается методов, степени и масштабов принуждения, [этот год] ничем не отличается от предыдущих, - сказала Ниязова, чья организация зафиксировала целый ряд случаев применения принудительного труда этой осенью. - Единственным отличием является то, что власти пытаются создать видимость, что идет массовый хашар».

Ташкент поставил перед собой амбициозную задачу полностью механизировать сбор хлопка к 2020 году, в результате чего отпадет необходимость в ручном труде. Но пока «корни проблемы остаются нерешенными», отметила Ниязова.

Государство, будучи монополистом, покупает у фермеров хлопок-сырец по искусственно заниженным ценам, а затем продает его за границей по рыночным расценкам. Фермеры и сборщики часто зарабатывают ровно столько, чтобы не умереть с голоду.

По словам активистов, возможно есть определенные признаки того, что призванные бороться с этими проблемами международные организации не делают этого. Базирующийся в Москве новостной сайт «Фергана» сообщил в сентябре, что им были обнаружены принудительно работающие на полях люди даже в том районе, где осуществляется проект Всемирного банка.

Представитель банка сказал EurasiaNet.org, что реализация данного проекта еще не началась, да и, к тому же, он не имеет отношения к хлопководству, добавив, что проектом предусматриваются обычные положения о запрете использования детского и принудительного труда, и существуют механизмы мониторинга выполнения этих требований. Он также заявил, что для фермеров будут проведены информационные тренинги, а у нарушителей будут отбирать ссуды.

«Всемирный банк не закрывает глаза на применение любых форм принудительного труда и серьезно относится к сообщениям о подобной практике в системе производства хлопка в Узбекистане», - говорится в сообщении банка.

Тем не менее, в январе банк признал, что «существует остаточная возможность того, что [в Узбекистане] фермерскими хозяйствами, получающими поддержку в рамках проектов [Всемирного банка], может использоваться детский и/или принудительный труд». Но банк отклонил просьбу провести официальную проверку на предмет того, что его проекты способствуют применению принудительного и детского труда.

Искать на Refworld

Страны