Последнее обновление: Вторник, 14 мая 2019, 14:28 GMT

Узбекистан: Активист освобожден после 21 года

Издатель Хьюман Райтс Вотч
Дата публикации 11 ноября 2015
Цитировать как Хьюман Райтс Вотч, Узбекистан: Активист освобожден после 21 года, 11 ноября 2015, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/565ff6ff4.html [последняя дата доступа 20 мая 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

(Бишкек) — Один из мирных политических активистов, дольше всего в мире находившихся в заключении, Мурад Джураев, был наконец-то освобожден из тюрьмы в Узбекистане 12 ноября 2015 года, после 21 года неоправданного содержания за решеткой, заявили сегодня девять правозащитных групп. Джураев, 63-летний бывший депутат парламента, находился в заключении с 18 сентября 1994 года. Его первоначальный 9-летний срок был продлен на 12 лет по обвинениям в нарушении тюремных правил, в течение которых он, как утверждается, неоднократно подвергался пыткам и серьезно заболел.

Узбекские власти должны по существу расследовать достоверные утверждения о том, что Джураев подвергался пыткам, что срок его заключения был произвольно продлен и что в тюрьме ему было отказано в надлежащей медицинской помощи, заявили группы по защите прав человека. Правительство должно позволить ему возобновить свою мирную политическую деятельность. Правительство Узбекистана также должно немедленно и безоговорочно освободить многих других мирных активистов, которые остаются в тюрьме вследствие политически мотивированных и несправедливых судебных процессов.

Murod Juraev. © Association for Human Rights in Central Asia

Murod Juraev.

© Association for Human Rights in Central Asia

«Последние 21 год были адом, которого Мурад Джураев и его семья никогда не должны были испытать», — сказал Стив Свердлов, исследователь «Human Rights Watch» по Центральной Азии. «Узбекские власти должны следить за тем, чтобы лица, которые пытали Джураева и произвольно продлевали срок его тюремного заключения, стали объектом оперативного расследования и были привлечены к ответственности».

Правозащитные организации — это «Международная амнистия» («Amnesty International»), Движение христиан за отмену пыток (Christians' Action for the Abolition of Torture (ACAT — Франция), Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» («Association for Human Rights in Central Asia» — AHRCA), «Фридом хаус» («Freedom House»), «Хьюман райтс вотч» (Human Rights Watch»), Международная федерация по правам человека (International Federation for Human Rights — FIDH), Международное партнерство по правам человека (International Partnership for Human Rights — IPHR), Норвежский Хельсинкский комитет (Norwegian Helsinki Committee), и Узбекско-немецкий форум по правам человека (Uzbek-German Forum for Human Rights).

В ноябре 2013 года Комитет Организации Объединенных Наций против пыток — орган, состоявший из 10 независимых экспертов, которые наблюдают за выполнением правительствами Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, — обнаружил, что Джураев и многие другие мирные активисты и правозащитники были произвольно заключены в тюрьму в качестве возмездия за их работу и критику правительства. Комитет выразил обеспокоенность, что многие необоснованно задержанные активисты были подвергнуты пыткам или другим формам жестокого обращения.

Джураев был членом Парламента в 1991-1992 годах, видным членом оппозиционной партии «Эрк» и служил мэром Мубарака в Кашкадарьинской области. Джураев вызвал гнев президента Ислама Каримова тем, что был первым государственным чиновником, который после развала Советского Союза распустил городской комитет Коммунистической партии.

18 сентября 1994 года он был задержан в Казахстане и принудительно возвращен в Узбекистан. Он был избит во время ареста. Он получил множественные ушибы и перелом ребра, но неясно, были ли эти травмы получены в результате побоев после его ареста или вследствие автомобильной аварии. 31 мая 1995 года Джураев был осужден по делу, в котором несколько членов запрещенной партии «Эрк» были обвинены в заговоре с целью свержения правительства. Суд приговорил его по различным обвинениям к 12 годам тюремного заключения, позже при апелляции этот срок был сокращен до 9 лет. Он содержался в тюрьме 64/45 в Алмалыке Ташкентской области.

Начальство тюрьмы произвольно продлевало срок заключения Джураева в 2004, 2006, 2009 и 2012 годах за «нарушения тюремных правил». В каждом случае продление срока происходило в конце срока его заключения. Предполагаемые нарушения тюремных правил, в которых обвиняют Джураева, включают в себя, что он «неправильно чистил морковь» в тюремной кухне и «не снял обувь при входе в казарму».

«Узбекские власти неоднократно наказывают широкий спектр заключенных, которых они видят в качестве потенциальных критиков правительства, произвольно продлевая сроки их заключения, часто по абсурдным причинам», — заявил Бриджит Дюфур, директор Международного партнерства по правам человека (IPHR). «Это приводит к невыносимой ситуации, когда заключенные приговорены к фактически пожизненному заключению по политическим причинам».

Джураев остро нуждаются в медицинской помощи. В 2011 АСАТ — Франция сообщила, что его жестоко пытали в тюрьме, что он очень похудел и заразился туберкулезом. Жена Джураева встретилась с ним в октябре 2013 года и рассказала активистам по правам человека, что он потерял все зубы, с трудом ест, страдает от постоянных головных болей и болей в желудке, и испытывает периодическое онемение в правой руке. В ходе встречи в ноябре 2014 года «Хьюман райтс вотч» заявила, что Джураев превратился в «скелет».

Несмотря на плохое состояние здоровья Джураева и сильные боли в спине, начальство тюрьмы заставляло его ежедневно выполнять тяжелый труд, принуждало работать на кирпичном заводе. Начальник тюрьмы неоднократно говорил ему, что у него было «особое дело», что он был отмечен как рецидивист и даже общение с ним было опасно для других заключенных.

«Обращение с Джураевым со стороны узбекских властей нарушает основные обязательства в области прав человека, и он заслуживает справедливости», — сказала Мейзи Вайхердинг, исследователь по Центральной Азии «Международной амнистии». «Правительство Узбекистана регулярно указывает на прогресс в реформировании системы уголовного правосудия, но эти заявления остаются пустыми словами, если обвинения по данному делу не будут исследованы по существу».

Среди других рекомендаций, Комитет ООН против пыток призвал Узбекистан срочно провести «быстрое, беспристрастное и эффективное расследование всех заявлений о пытках и жестоком обращении и привлечь к ответственности и наказать всех виновных» и «убедиться в том, чтобы высокопоставленные должностные лица в исполнительной власти открыто и недвусмысленно осуждали все формы пыток, особенно это относится к милиции и сотрудникам пенитенциарной системы».

Международные партнеры Узбекистана, в том числе США и ЕС, в призывах к Ташкенту должны настаивать, чтобы там обратили внимание на положение в области прав человека, в том числе путем освобождения всех, чье содержание под стражей по международным стандартам незаконно и произвольно, заявила группа правозащитных организаций. Одним из мест, где можно начать это, является Совет ООН по правам человека, где участники могут выразить серьезную озабоченность тем, что Узбекистан систематически отказывается сотрудничать с экспертами ООН по правам человека и соблюдать обязательства в области прав человека.

Членам Совета по правам человека Организации Объединенных Наций следует подчеркнуть озабоченность нарушением прав человека в Узбекистане и тем, что правительство не допускает в страну 13 наблюдателей ООН, в том числе специального докладчика по пыткам. Совет должен выработать специальную позицию по конкретным странам, чтобы обеспечить устойчивый контроль и отчетность о положении в области прав человека в Узбекистане.

«Семья Джураева и местные активисты в ходе кампании за его свободу в течение многих лет проявили мужество и очень рисковали», — сказала Надежда Атаева, президент Ассоциации по правам человека в Центральной Азии. «Сейчас первостепенное значение имеет готовность международных партнеров Узбекистана сделать то же самое, чтобы предотвратить произвольное задержание многих людей, которые были наказаны просто за то, что они воспользовались правом на свободу выражения мнений».

Среди заключенных, чьи приговоры были продлены по политическим мотивам за так называемые нарушения тюремных правил: Мухаммад Бекжан, бывший главный редактор запрещенной газеты политической оппозиционной партии «Эрк», который провел 16 лет в тюрьме и чей приговор был дважды продлен за неподчинение тюремным правилам; Юсуф Рузимурадов, журналист, чей срок наказания в мае 2014 года был продлен, хотя неясно, насколько; Азам Фармонов, правозащитник, арестованный в 2006 году и осужденный за вымогательство после несправедливого судебного разбирательства без присутствия адвоката. Он неоднократно подвергался пыткам и жестокому обращению в тюрьме Жаслык 64/71. Срок его тюремного заключения закончился в апреле, но один из бывших заключенных сказал его жене 21 мая, что ее муж был дополнительно приговорен к пяти годам.

«Узбекистан должен немедленно и безоговорочно освободить тех, кто задержан исключительно за мирное осуществление своего права на свободу выражения мнений, и обеспечить их реабилитацию», — сказал Джереми Бея, глава отдела АСАТ по Центральной Азии и России.

Искать на Refworld

Страны