Последнее обновление: Четверг, 05 декабря 2019, 06:48 GMT

Крым: предложение об упразднении меджлиса — кульминация репрессий против крымских татар

Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Дата публикации 23 марта 2016
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Крым: предложение об упразднении меджлиса — кульминация репрессий против крымских татар, 23 марта 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/56f267164.html [последняя дата доступа 7 декабря 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Во вторую годовщину российской аннексии Крыма фактические власти стремятся лишить крымских татар представительного органа - Меджлиса крымскотатарского народа, делегаты которого избираются общиной. Семнадцатого марта Верховный суд Крыма приступил к рассмотрению иска фактической прокуратуры против меджлиса на основании закона о борьбе с экстремизмом. Необоснованное обвинение меджлиса в том, что он является «экстремистской организацией», следует снять и прекратить текущие репрессии против крымскотатарских активистов, а также против инакомыслящих и всех тех, кто придерживается проукраинских взглядов в Крыму. Права на свободу собраний, объединений и на выражение мнения надлежит соблюдать в полной мере.

Два года назад, 18 марта 2014 года, в Москве был подписан «договор», ознаменовавший аннексию Крыма Российской Федерацией. С тех пор в Крыму многократно нарушались основные права на свободу собраний, объединений и выражения мнения. Фактические власти Крыма создают всё более репрессивную обстановку, стремясь подавить всякое инакомыслие на полуострове и целенаправленно преследуя лиц, выступающих против аннексии либо подозревающихся в сочувствии Украине. Большинство открытых критиков аннексии покинули территорию полуострова, в том числе двое лидеров крымских татар, которым запретили туда возвращаться. Для тех же, кто остался, картина остаётся мрачной, и им грозят запугивания и гонения, в том числе уголовные преследования.

Крымские татары, признанные коренной народностью полуострова до депортации всего крымскотатарского населения в отдалённые части СССР в 1944 году, начали трудный процесс восстановления своей общины в Крыму в конце 1980-х годов. Основное бремя упомянутых выше нарушений прав приходится на крымскотатарское сообщество.

Amnesty International зафиксировала по меньшей мере семь случаев насильственных исчезновений в Крыму. Как минимум в шести случаях потерпевшими, которые и по сей день остаются исчезнувшими, стали крымские татары. Ещё в одном случае похищенный впоследствии был убит. Третьего марта 2014 года во время протеста перед зданием Совета министров в Крыму 39-летнего крымского татарина Решата Аметова похитили трое мужчин в форме неустановленного образца. Он активно пользовался социальными сетями, высказывая тревогу о судьбе своей общины и полуострова. Его тело обнаружили 15 марта 2014 года со следами пыток.

В отдельных случаях очевидцы видели, как к потерпевшим на улице подходили люди в масках, заталкивали их в машину и увозили в неизвестном направлении. Как полагают, похитителями являются участники пророссийского военизированного формирования «Силы самообороны Крыма», которые были особенно активны в период непосредственно после оккупации. В некоторых случаях существуют убедительные доказательства, например, записи с камер видеонаблюдения, напрямую указывающие на причастность к этим исчезновениям «Сил самообороны Крыма». Фактические власти заверяли родственников исчезнувших людей в том, что эти происшествия будут эффективно расследованы. Однако сегодня не отмечается никаких признаков того, что какие-либо расследования действительно проводились, и ни одно дело пока не раскрыто.

Кроме того, фактические власти пресекают общественные собрания на полуострове. Запросы на проведение мероприятий в часть традиционных татарских или украинских знаменательных дат, таких как День памяти жертв депортации народов Крыма 18 мая или день рождения украинского поэта Тараса Шевченко 9 марта, отклонялись либо ограничивались на основании российских законов о собраниях, которые требуют предварительного разрешения властей на проведение любого общественного собрания. Прочие традиционные памятные мероприятия разрешали, однако при этом место проведения переносили с центральных площадей в отдалённые районы. Более того, 7 марта текущего года фактический мэр Симферополя подписал постановление, запрещающее все массовые общественные, культурные, развлекательные и другие мероприятия, не организованные властями.

Аналогично, в отношении СМИ также вводились строгие ограничения. В течение 2014 и 2015 годов критически настроенные СМИ, журналисты и блогеры подвергались преследованиям, в том числе в форме обысков офисов и домов. От СМИ требовали перерегистрироваться в соответствии с российскими законами, после чего им в произвольном порядке отказывали в регистрации, несмотря на соблюдение предусмотренных законом процедур. Многие сотрудники СМИ, особенно из крымскотатарских средств массовой информации, покинули территорию полуострова, а оставшиеся в значительной мере прибегают к самоцензуре, опасаясь закрытия и прочих юридических санкций. Из-за вынужденного закрытия телеканала ATR, вещавшего на крымскотатарском языке, крымскотатарского информационного агентства QHA и прочих СМИ фактическими властями 1 апреля 2015 года община по сути осталась без местных независимых СМИ.

В начале 2014 года фактические власти запретили крымскотатарскому активисту, видному советскому правозащитнику и диссиденту Мустафе Джемилеву въезд на родину сроком на пять лет. До российской аннексии Крыма он был первым и давним председателем меджлиса. Последующему лидеру меджлиса Рефату Чубарову также запретили въезд на территорию Крыма в том же году. Как сообщалось, позже фактические власти Крыма отменили этот запрет, но при этом выдали ордеры на их арест. Оба в настоящее время находятся в Киеве.

Между тем репрессии меджлиса и его делегатов продолжаются. В сентябре 2014 года здание меджлиса захватили сотрудники правоохранительных органов после того, как симферопольский суд объявил его «объектом культурного наследия», и здание было изъято в пользу российского государства. Одного из двоих высокопоставленных делегатов меджлиса, всё ещё находившихся в Крыму, Ахтема Чийгоза арестовали 29 января 2015 года. Он стал первым, кто оказался под стражей в ходе волны арестов активистов из числа крымских татар. Он по-прежнему находится под стражей. Его арест, так же как последующие аресты других деятелей, в том числе Али Асанова, Мустафы Дагарменджи и Арсена Юнусова, были связаны с событиями 26 февраля 2014 года. В этот день произошли столкновения между украинскими (преимущественно крымскими татарами) и российскими сторонниками в ходе массового собрания перед зданием Верховного суда Крыма. Ахтему Чийгозу предъявили обвинения в «организации массовых беспорядков», хотя все имеющиеся факты указывают на то, что уровень беспорядков в тот день не дошёл до уровня, подпадающего под определение российского законодательства (согласно статье 212 Уголовного кодекса РФ, «массовые беспорядки» сопровождаются помимо прочего насилием, поджогами, уничтожением имущества и применением оружия). Более того, в то время российское законодательство не действовало на территории Крыма - ни юридически, ни фактически, поскольку эти события предшествовали российской аннексии Крыма. Кроме того, согласно имеющимся видеоматериалам СМИ и свидетельствам очевидцев в тот день, Ахтем Чийгоз старался утихомирить толпу, а не разжигал насилие. Его родственники сообщили Amnesty International, что перед арестом на него постоянно давили, заставляя продемонстрировать поддержку фактическим властям, но он отказывался. В случае признания виновным ему грозит лишение свободы на срок до 15 лет. В связи с событиями 26 февраля 2014 года фактические власти привлекали к уголовной ответственности только крымских татар, но никого из предполагаемых виновников насилия из числа пророссийских демонстрантов. Это усугубляет тревогу в связи с тем, что уголовные преследования носят политическую подоплёку.

Текущий иск против меджлиса стал последним примером длинной полосы репрессий против крымскотатарского сообщества. Пятнадцатого февраля фактический прокурор Крыма подала иск против меджлиса, утверждая, что он является «экстремистской» организацией. Главным аргументом фактического прокурора в пользу запрета меджлиса стали заявления изгнанного лидера меджлиса Рефата Чубарова, отказавшегося признать законность российской аннексии Крыма, с призывом экономической и энергетической блокады полуострова со стороны Украины, а также многократные призывы вернуть Крым Украине. Упразднение меджлиса и преследования его делегатов являются нарушением прав на свободу объединений и свободу выражения мнения и свидетельствуют об очередной волне репрессий против тех, кто с ним связан.

Искать на Refworld