Последнее обновление: Вторник, 15 октября 2019, 08:15 GMT

Боль по Болотной

Издатель Международная Амнистия (Amnesty International)
Автор Иван Кондратенко
Дата публикации 6 мая 2015
Цитировать как Международная Амнистия (Amnesty International), Боль по Болотной, 6 мая 2015, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/554c838a4.html [последняя дата доступа 16 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Когда я думаю об этом, я испытываю гнев - ровно три года назад полиция и бравый ОМОН избивали безоружных и в большинстве своём совершенно мирных людей на Болотной площади в Москве. Ни один полицейский не понес ни наказания, ни взыскания, ни один чиновник из московской мэрии не был уволен за срыв договорённостей с организаторами митинга, за произвольное изменение места проведения, за давку у полицейских рамок. В тот день три года назад было что-то около шестисот задержанных, и в разное время тридцать четыре человека оказались на скамье подсудимых или стали обвиняемыми в участии, организации, призывах, а теперь и финансировании «массовых беспорядков». Тринадцать узников Болотной ныне в колониях и СИЗО, ещё один - под домашним арестом. Болотная всё ещё ждёт своей справедливости: невинные должны быть реабилитированы, виновные - наказаны. Жаль, что пока что всё наоборот.

Говорить про Болотное дело как-то сразу вышло из моды - конечно, есть дела и поважнее - война в Украине, санкции, кризис, танец тверк, вояж патриотических байкеров, наконец, - где уж тут вспоминать про людей, которые за решеткой уже третий год, иные только за то что «кинули лимоном» в омоновца. Большинство «болотников» очень обычные люди - они пишут недлинные письма, не танцуют в церквях, их не зовут на ток-шоу и с ними не снимаются знаменитости, в других странах про них никогда толком и не знали, а в России успели забыть. Вспоминать о «болотниках» в эти славные майские дни как-то странно вдвойне - год назад, когда в Москву пришла весна, душный зал суда с решетками, с собакой, с конвоирами был как будто по ту сторону реальности. Там - люди в наручниках, их возят каждое утро из тюрьмы, им не то что бы не видать весны, а даже сходить в туалет, даже выпить воды лишний раз - сложно. Только с разрешения судьи.

Каждый раз, когда я всматривался за решетку, я видел таких же людей, молодых людей - как я, как мы. Лица людей, засыпавших на скамье подсудимых от усталости и, может быть, бессмысленности происходящего - иногда они всплывают передо мной как во сне. Нет смысла пересказывать здесь всю нелепость судов над «болотниками», нестыковки обвинения, странные показания омоновцев, избирательную глухоту судей - всё осталось в судебных хрониках. Я бы только хотел, чтобы как можно больше людей видели, что такое несправедливый суд, видели лица людей, которые несправедливо сидят в тюрьме, чтобы как можно больше людей тоже чувствовали гнев - оттого что несправедливость рядом, по соседству с нами, а мы пока что ничего не можем с ней сделать.

Искать на Refworld