Последнее обновление: Вторник, 22 октября 2019, 12:40 GMT

Численность убитых журналистов идет вниз от рекордных отметок

Издатель Комитет по защите журналистов
Дата публикации 19 декабря 2016
Цитировать как Комитет по защите журналистов, Численность убитых журналистов идет вниз от рекордных отметок, 19 декабря 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/589ad8d34.html [последняя дата доступа 23 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Количество случаев насилия с летальным исходом против журналистов уменьшилось в 2016 году по сравнению с недавними рекордными цифрами, поскольку число целенаправленных убийств журналистов сократилось. Элана Байзер и Элизабет Уитчел подготовили специальный доклад КЗЖ

Опубликован: 19 декабря 2016 года

Численность журналистов, убитых при исполнении профессионального долга, пошла вниз в 2016 году от недавно зафиксированных рекордных отметок, поскольку снизилось количество жертв целенаправленных убийств, говорится в ежегодном аналитическом докладе Комитета по защите журналистов. При этом случаи гибели в ходе боевых действий и перестрелок достигли максимального уровня с 2013 года из-за продолжающихся конфликтов на Ближнем Востоке.

Как минимум 48 журналиста были убиты в связи с их работой в период с 1 января по 15 декабря 2016 года. КЗЖ расследует обстоятельства гибели ещё не менее 27 журналиста с тем, чтобы определить, были ли они связаны с профессиональной деятельностью жертв.

Более половины журналистов, убитых в течение года, погибли в ходе боевых действий и при перестрелках - и это впервые с тех пор, когда КЗЖ начал вести такого рода учёт. Конфликты в Сирии, Ираке, Йемене, Ливии, Афганистане и Сомали унесли жизни 26 журналистов, освещавших ход боевых действий.

Согласно детальным учётным записям КЗЖ, ведущимся с 1992 года, традиционно около двух третей журналистов выбираются в качестве жертв целенаправленных убийств. Однако в нынешнем году таких журналистов было лишь 18 человек, что явилось наименьшим числом, начиная с 2002 года. Причины этого снижения неясны и могут быть результатом комбинации таких факторов, как меньшая готовность СМИ идти на риск, более серьёзные усилия по привлечению глобального внимания к проблеме безнаказанности преступлений против журналистов, а также использование иных средств для затыкания ртов критически настроенным журналистам.

Самой опасной с точки зрения работы журналистов стран вот уже пятый год подряд остается Сирия. В этой стране в 2016 году было убито не менее 14 журналистов, как и в 2015 году, что увеличило общее число журналистов, погибших там при исполнении профессионального долга со времени начала конфликта, как минимум до 107 человек. Среди убитых в этом году был 20-летний Усама Джумаа, фотограф и видеожурналист, снимавший репортажи последствий одной из бомбардировок в Алеппо по заданию международного фотоагентства Images Live. Он ехал в машине скорой помощи к месту съёмки, чтобы снимать процесс спасения пострадавших гражданских лиц, когда его машину накрыло артиллерийским огнём со стороны правительственных войск, и он получил ранения, сообщило его фотоагентство; парамедик начал оказывать ему помощь, но второй залп по машине скорой помощи убил обоих.

Не менее глубоко погрязший в конфликтах Ирак вот уже четвёртый год подряд остается в тройке самых опасных для журналистов стран; в 2016 году там было убито шестеро журналистов. В Йемене, где число убитых журналистов поползло вверх по мере активизации боевых действий, в этом году также было убито шестеро журналистов, а общее их число с 2014 года увеличилось до 12 человек. Среди них был Альмигдад Моджалли, внештатный корреспондент «Голоса Америки», международного сетевого агентства гуманитарных новостей IRIN, газеты The Telegraph и других СМИ. В январе Моджалли освещал последствия саудовских авиаударов, нанесённых вблизи столицы Саны, когда его и его товарищей накрыло одним из таких авиаударов. При взрыве другой журналист - Бахир аш-Шараби - потерял сознание; очнувшись, он обнаружил серьёзно раненного Моджали лежащим неподалёку. Аш-Шараби и другие журналисты уложили своего коллегу в автомобиль и попытались найти для него медицинскую помощь, но тот умер раньше, чем они смогли её найти.

Журналисты, не боящиеся освещать конфликты, рискуют не только погибнуть в ходе боевых действий, но и быть похищенными или убитыми «Исламским государством» (ИГ) или другими группировками боевиков. «Исламское государство» несёт ответственность за исчезновение как минимум 11 журналистов за период с 2013 года. Есть опасения, что эти люди погибли, но их имена не значатся в базе данных КЗЖ, поскольку подтверждённая информация о постигшей их участи отсутствует.

Опустошение журналистских общин экстремистскими группировками в последние годы может быть одной из нескольких предположительных причин снижения численности убийств в 2016 году. Например, в Сомали действия киллеров дали свой результат: многолетние запугивания вкупе с фактическим неверием людей в правосудие оставило ряды работников СМИ в состоянии страха, слабости и истощённости. В течение двух лет подряд Сомали стояла на первом месте в публикуемом КЗЖ Глобальном индексе безнаказанности, в котором указаны страны, где журналистов убивают, а их убийцы остаются на свободе. Начиная с 2012 года, число убитых в Сомали журналистов резко снижалось; в течение 2016 года там были убиты два журналиста.

Исследования КЗЖ показывают, что глубоко укоренившаяся безнаказанность ведёт к усилению самоцензуры, поскольку журналисты, не желающие подвергать себя смертельному риску, уезжают в изгнание или замолкают. В Пакистане, где с 1992 года было убито не менее 33 журналистов в отместку за их профессиональную деятельность, а многие другие подверглись запугиваниям и нападениям, Фонд независимой прессы Пакистана опубликовал в ноябре доклад о безнаказанности преступников, в котором говорилось: «Запугивания и насилие заставляют многих журналистов уезжать из этих опасных зон и оставлять профессию, либо прибегать к самоцензуре, особенно в зонах конфликтов». В 2016 году - впервые с 2001 года - КЗЖ не зафиксировал в Пакистане ни одного случая убийства журналиста в связи с его работой.

В некоторых странах журналистов заставляют замолчать иными средствами, чем насилие. В России, где 36 журналистов были убиты с 1992 года в отместку за их репортёрскую деятельность, КЗЖ не зарегистрировал ни одного убийства, начиная с 2013 года. Журналистов, отваживающихся освещать такие острые темы, как коррупция и нарушения прав человека, несмотря на огромный риск физической расправы, систематически отключают от каналов связи посредством принимаемых законов и правил, закрытия редакций и других форм преследования, включая угрозы тюремного заключения.

Возможно, политическая цена убийства, которая в прошлом была не слишком высока, теперь выросла достаточно для того, чтобы сделать другие формы репрессий более «привлекательными». В последние годы возросло международное давление с целью усиления защиты журналистов и решения проблемы высокого уровня безнаказанности преступников, убивающих журналистов; Советом по правам человека и Генеральной Ассамблеей ООН приняты соответствующие резолюции. В этом году более половины стран откликнулись на призыв ООН к применению механизма ответственности за безнаказанность преступников, который запрашивает информацию о статусе расследований дел об убийствах журналистов в помощь при подготовке составляемого ЮНЕСКО раз в два года доклада по вопросам безопасности журналистов.

Хотя уровень безнаказанности всё еще тревожно высок, КЗЖ зафиксировал в последние годы скромный рост числа судов над преступниками по всему миру. Бразилия, например, за последние три года вынесла обвинительные приговоры лицам, подозревавшимся в убийстве шестерых журналистов - и это больше, чем численность таких приговоров, вынесенных в любой другой стране за тот же период. В 2016 году КЗЖ зарегистрировал лишь один случай убийства журналиста в Бразилии, что стало абсолютным минимумом с 2010 года; еще две убийства журналистов, которые погибли от огнестрельных ранений, до сих пор расследуются.

Среди журналистов, убитых во всём мире в этом году, был журналист-расследователь Павел Шеремет, который погиб в июле в Киеве (Украина) от взрыва устройства под автомашиной, которой он управлял. Шеремет - гражданин Белоруссии, в 2010 году лишённый за свою профессиональную деятельность белорусского гражданства, в 1998 году был удостоен учреждённой КЗЖ Международной премии свободы прессы.

Сирийский журналист Захер аш-Шуркат скончался от огнестрельного ранения в голову, полученного им от человека в маске на улице города Газиантеп на юге Турции в апреле. Ответственность за убийство взяла на себя группировка боевиков «Исламское государство», а аш-Шуркат стал четвёртым сирийским журналистом, убитым ею в Турции, по заявлениям ИГ, с октября 2015 года.

Помимо тех, кто стал жертвами убийств или боевых действий/перестрелок, КЗЖ выделяет еще одну категорию убитых журналистов - тех, кто погиб при выполнении опасных заданий, таких как освещение политических беспорядков. В этом году при выполнении опасных заданий погибли как минимум трое журналистов, двое из них в Пакистане. В августе Мехмуд Хан, телеоператор DawnNews, и телеоператор Aaj TV Шехзад Ахмед находились в гражданском госпитале города Кветты, снимая траурную церемонию в память о председателе Ассоциации адвокатов Белуджистана, когда сдетонировало массивное взрывное устройство, унесшее жизни не менее 70 человек, из которых многие были юристами. Боевики в Пакистане неоднократно устраивали вторичные взрывы, убивавшие людей, устремлявшихся скорбеть по жертвам первого нападения. Такие повторные атаки ставят журналистов, которые довольно часто освещают похоронные мероприятия и последствия взрывов бомб, в особо рискованное положение.

Некоторые другие тенденции, выявленные в ходе исследований КЗЖ:

  • Политические группировки, включая организации боевиков-исламистов, ответственны за более чем половину всех убийств журналистов в этом году.
  • Война - самая опасная из журналистских тем; именно эту тему освещало 75% журналистов, которые затем были убиты.
  • Фотограф и телеоператор были самыми опасными журналистскими специальностями.
  • 20 % убитых в 2016 году были фрилансерами.
  • Вполне в соответствии с историческим трендом, каждые девять из 10 убитых журналистов были местными жителями, не иностранцами.

КЗЖ начал вести детальный учёт всех убийств журналистов в 1992 году. Штатные сотрудники КЗЖ проводят независимые расследования и проверяют обстоятельства каждого случая гибели журналиста. КЗЖ считает то или иное дело связанным с журналистикой только тогда, когда сотрудники имеют резонные основания полагать, что журналист был убит в отместку за свою репортёрскую работу, либо в ходе боевых действий или перестрелок, либо при выполнении опасного редакционного задания.

Если мотивы убийства неясны, но есть вероятность того, что журналист погиб в связи с выполнением своего профессионального долга, то КЗЖ классифицирует этот случай как «неподтверждённый» и продолжает ведение расследования. Например, в Мексике КЗЖ расследует семь дел об убийствах в 2016 году с целью выяснить, была ли их мотивом журналистика.

Список КЗЖ не включает журналистов, погибших от болезней, а также в авто- и авиакатастрофах; таковая участь постигла 20 журналистов, погибших в ноябре при крушении в Колумбии самолета с бразильской футбольной командой на борту -- если только это крушение не было вызвано злонамеренными действиями. Другие организации СМИ, использующие иные критерии, публикуют иную статистику случаев гибели журналистов.

База данных КЗЖ о журналистах, убитых в связи со своей профессиональной деятельностью в 2016 году, включает краткие данные о каждой жертве, а также статистический анализ. КЗЖ также ведёт базу данных обо всех журналистах, убитых с 1992 года.

Элана Байзер - директор издательского отдела КЗЖ. Элизабет Уитчел - консультант Кампании по борьбе с безнаказанностью преступлений против журналистов.

Искать на Refworld