Последнее обновление: Вторник, 19 мая 2020, 14:33 GMT

Письмо из Степанакерта: Томительное затишье в обстановке боевой готовности

Издатель Информационный ресурс ЕвразияНет (EurasiaNet)
Дата публикации 8 октября 2014
Цитировать как Информационный ресурс ЕвразияНет (EurasiaNet), Письмо из Степанакерта: Томительное затишье в обстановке боевой готовности, 8 октября 2014, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/54367d7e4.html [последняя дата доступа 31 мая 2020]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

В столице Нагорного Карабаха Степанакерте время бежит вперед, хоть местные жители, кажется, застыли на месте.

Как бы они ни пытались вести обычную, нормальную жизнь, от конфликта с Азербайджаном, продолжающегося вот уже 26 лет, никуда не деться. Повсюду люди в военной форме, да и зримые свидетельства войны то и дело напоминают о себе. Во время «горячей фазы» конфликта в начале 1990-х годов Степанакерт подвергался артиллерийским обстрелам с азербайджанской стороны, и хотя большая часть города была отстроена заново, масса строений до сих пор хранят на себе шрамы от тех бомбардировок.

Настроение у гражданского населения Степанакерта не слишком веселое. В один из недавних вечеров после захода солнца местные жители пришли отдохнуть в круглый сквер с фонтаном у памятника Степану Шаумяну. Некоторые уселись на скамейках, уставясь в пространство. Рядом духовой оркестр исполнял старые советские марши. Дирижер с всклокоченной шевелюрой размахивал руками, как будто пытаясь вдохнуть толику энтузиазма в небольшую группку остановившихся послушать музыку прохожих. Вокруг сквера уличные торговцы устроили выставку из самых простых игрушек, включая бравого солдата в военной форме, который, лежа на животе, изготовился стрелять из пулемета.

Режим прекращения огня действует вот уже 20 лет, однако армянские и азербайджанские войска продолжают регулярно вступать в перестрелки. Последним погибшим стал армянский солдат по имени Давид Навасардян, убитый 1 октября в перестрелке на так называемой линии соприкосновения войск. Самые же ожесточенные столкновения последнего времени имели место летом этого года, в которых были убиты и ранены десятки военнослужащих.

Для многих в Степанакерте мир - это абстрактное понятие, доселе им неведомое. Они надеются, что в один прекрасный день мир настанет, но мало кто тешит себя иллюзиями, что день этот придет уже скоро. Местные жители хотят, чтобы независимость Карабаха от Азербайджана была признана международным сообществом, официальный же Баку решительно возражает против присвоения территории подобного статуса. Эта, похоже, непреодолимая пропасть в мышлении и не позволяет мирным переговорам сдвинуться с мертвой точки.

Единодушное мнение местных жителей обобщила Сусанна Петросян, возглавляющая карабахскую общественную организацию под названием Центр развития молодежи Арцаха: международного признания необходимо добиваться «всеми доступными средствами, так как другого выбора у нас нет», отмечает она.

Ввиду отсутствия четкого пути урегулирования проблемы независимости путем переговоров многие карабахские армяне в Степанакерте и не только, похоже, смирились с постоянным существованием на военном положении. Служащие недавно открытого отеля, когда его покидают немногочисленные приезжие, коротают время, сидя в фойе и читая сайты социальных медиа (при наличии интернет-соединения, которое то и дело пропадает). «Мы хотим нормальной жизни, современных вещей…., но с этим сложно», - говорит молодая девушка - менеджер дневной смены по имени Лиана, не назвавшая своей фамилии. - Каждый день, с самого моего рождения, здесь воюют».

«Здесь всегда страшно, - отмечает администратор другой гостиницы «Уан Уэй Хостел». - Мы знаем, что на границе очень часто стреляют, но, слава Богу, нам известно об этом только по сообщениям СМИ».

Но не все принимают статус-кво подобным образом. Вера Григорян, возглавляющая Союз родственников без вести пропавших воинов Нагорного Карабаха, налаживает контакты с матерями пропавших без вести азербайджанских военнослужащих в надежде, что подобная инициатива поможет когда-нибудь добиться прорыва на переговорах о мирном урегулировании.

«Мы все - матери, - сказала она корреспонденту EurasiaNet.org. - Ни матери, ни солдаты войны не затевали; мы ее не хотели».

Сын Веры Григорян Спартак был взят в плен. В 2009 году Красный Крест заснял его в азербайджанской тюрьме. Судя по записи, накануне он подвергся жестокому избиению; с тех пор никакой информации о молодом человеке больше не поступало.

«Он только-только, за несколько месяцев до этого, женился, - говорит Вера Григорян о пленении своего сына. - Его жена проплакала пять лет, [ожидая его]. Я сказала ей: «Давай, начинай новую жизнь, найди нового мужа и рожай детей». А что я могу поделать?» - вздыхает женщина. В общей сложности в списках без вести пропавших до сих пор значатся 239 карабахских военнослужащих. Вера Григорян и другие люди, оказавшиеся в аналогичной ситуации, надеются, что их родные и близкие еще живы, и прорыв в переговорах о мирном урегулировании может привести к обмену пленными.

Основание надеяться у Веры Григорян есть. В конце августа возглавляемый ею Союз направил обращение к дипломатам США, Франции и России - трем сопредседателям Минской группы, курирующей переговорный процесс. В документе говорилось, что в адрес общественной организации поступает информация «из различных источников, что большинство наших родственников живы и десятки лет содержатся в плену под другими именами».

И армяне, и азербайджанцы склонны видеть карабахский конфликт в черно-белых тонах, где их собственная сторона занимает честную и принципиальную позицию, а противная сторона - вероломна и коварна. Работа Веры Григорян в Союзе родственников без вести пропавших воинов Нагорного Карабаха изменила ее представления о характере этого конфликта. Хотя она, как и все карабахцы, стремится видеть свою родину независимой, она больше не воспринимает конфликт как противостояние добра и зла. Раньше она слышала рассказы о зверствах, совершаемых азербайджанскими военными, но не думала, что армянские военные тоже способны на нечто подобное. Затем женщина повстречалась с одной азербайджанкой, которая рассказала ей, «что наши солдаты взяли нож и вырезали на ее ягодицах крест. Я не верила, пока она мне его не показала. И мы вместе зарыдали».

«Я выступаю в наших военных частях и делаю упор на общем страдании, - продолжает женщина. - Это очень драматично, но очень трудно говорить о мире в момент, когда руководители своими выступлениями способствуют разжиганию конфликта».

Искать на Refworld