Последнее обновление: Пятница, 16 августа 2019, 05:47 GMT

Украина: Милиция атаковала десятки журналистов и медиков

Версия на английском Ukraine: Police Attacked Dozens of Journalists, Medics
Издатель Хьюман Райтс Вотч
Дата публикации 31 января 2014
Цитировать как Хьюман Райтс Вотч, Украина: Милиция атаковала десятки журналистов и медиков, 31 января 2014, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/52f1f3a64.html [последняя дата доступа 19 августа 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Хьюман Райтс Вотч сообщает, что десятки журналистов и медицинских работников пострадали от рук милиции в ходе попыток разгона уличных протестов в Киеве в период с 19 по 22 января 2014 г. Международные партнеры Украины должны оказать давление на власти страны и потребовать расследования серьезных нарушений прав человека и привлечения виновных к ответственности в соответствии с международными правовыми стандартами.

В ходе текущего расследования действий правительства, предпринятых в ответ на акции протеста в Киеве, Хьюман Райтс Вотч задокументировала 13 случаев, когда от рук милиции пострадали журналисты и медицинские работники, подвергшиеся избиению, ставшие жертвами обстрела резиновыми пулями и применения светошумовых гранат. Украинские неправительственные организации со своей стороны зафиксировали более 60 таких случаев. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что во многих случаях силовики намеренно выбирали журналистов и медиков (которые при этом не принимали участия в акциях протеста) в качестве своих мишеней.

"В ходе ожесточенных столкновений можно случайно попасть в одного журналиста или медика, но не в десятки из них, - заявила Анна Нейстат, заместитель директора программы Хьюман Райтс Вотч по чрезвычайным ситуациям, находящаяся в Киеве. - В ходе уличных боев милиция столкнулась с огромными трудностями, но это ни в коей мере не может служить оправданием ни намеренным нападениям на журналистов и медиков, ни отсутствию предупредительных мер по обеспечению их безопасности."

Большинство журналистов и медицинских работников пострадали 19 января во времяо жесточенных столкновений на улице Грушевского.Здесь для разгона демонстрантов, некоторые из которых бросали бутылки с зажигательной смесью («коктейли Молотова») и камни, и были вооружены бейсбольными битами и большими палками с заостренными концами, милиция применила слезоточивый газ, резиновые пули, светошумовые гранаты и водометы. Ряд журналистов пострадали в ходе столкновений в Киеве в последующие дни.

Во всех задокументированных Хьюман Райтс Вотч случаях, журналисты утверждают, что на них были яркие жилеты или шлемы с надписью "Пресса," и что в руках у них были видеокамеры, фотоаппараты или штативы.

19 января многочисленная группа журналистов расположилась в стороне от непосредственной линии противостояния между протестующими с одной стороны и спецназом и подразделениями МВД с другой. Несколько журналистов, опрошенных сотрудниками Хьюман Райтс Вотч по отдельности, сообщили, что силовики бросили в сторону их группы более 20 светошумовых гранат, в результате чего по меньшей мере восемь журналистов получили осколочные ранения и повреждения.

В других журналистов прицельно стреляли резиновыми пулями, целясь некоторым в лицо, некоторымв руки, в которых журналисты держали аппаратуру. В одном из задокументированных Хьюман Райтс Вотч случаев, сотрудники милиции повалили молодую женщину-фотографа на землю, били ее по голове, пинали ногами, а когда она пыталась убежать, выстрелили в нее резиновой пулей с близкого расстояния. Украинские организации зафиксировалии другие случаи таких прямых нападений.

Санитары и волонтеры медицинской службы, опрошенные Хьюман Райтс Вотч, рассказали, что на них была одежда с четко распознаваемыми красными крестами. Они рассказывали, что, когда они спешили к раненым, чтобы оказать им помощь и вынести их из зоны огня, милиция не предпринимала попыток прекратить огонь. Некоторые из них полагают, что правоохранители намеренно целились в них. Медики говорят, что неизбирательный, а, возможно, и прицельный огонь милицейских подразделений невероятно затруднил возможность оказания эффективной помощи раненым.

В заявлении, размещенном на веб-сайтеМинистерства внутренних дел 23 января, сообщается, что 19 января правоохранители несколько раз обращались к протестующим через громкоговорители, призывая тех разойтись, предупреждая, что силовые действия демонстрантов являются незаконными, и что у милиции не остается никакого выбора, кроме как применить против них силу [на украинском языке "специальные средства"]. Следует иметь ввиду, что подобные предупреждения не освобождают милицию от ее обязанности проявлять сдержанность и никоим образом не оправдывают намеренные нападения на журналистов или медицинских работников.

Правоохранительные органы имеют право и облачены полномочиями остановить нападения на милицию и административные здания, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Но при этом, они обязаны уважатьи соблюдать основные нормы в области прав человека, закрепленные в подписанных страной договорах, таких, как Европейская конвенция о защите прав человека, и других документах, непосредственно регулирующих применение силы при проведении операций по охране правопорядка и закрепленных в «Основных принципах Организации Объединенных Наций по применению силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка».

«Основные принципы», требуя сдержанности и пропорциональности в применении силы, однозначно призывают сотрудников правоохранительных органов «обеспечивать предоставление медицинской и другой помощи любым раненым или пострадавшим лицам в самые кратчайшие сроки.» Необеспечение защиты медицинского персонала, не говоря уже онамеренном нападении намедиков, нарушает этот принцип.

Целенаправленные атаки на журналистов, освещающих акции гражданского протеста, также несовместимы с обязательствами Украины по правам человека, и, в частности, с требованием уважать право на свободу выражения мнений, включая свободу средств массовой информации.

Украинские власти должны провести тщательное и беспристрастное расследование случае вприменения спецподразделениями силы против журналистов и медицинских работников, заявляет Хьюман Райтс Вотч.

Принимая во внимание, что власти не добились значительных успехов в расследовании имевших место ранее случаев насилия со стороны милиции, международные партнерыУкраины должны оказать давление на власти страны и потребовать провести уголовное расследование, привлечь виновных к ответственности в соответствии с международными обязательствами в области прав человека. Организация по безопасностии сотрудничеству в Европе и Совет Европы, членами которых является Украина, должны в срочном порядке определитьсясо своей ролью в обеспечении независимого и беспристрастного мониторинга и отчетности о ситуации с правами человека и хода расследований в Украине.

"Журналисты и медики выполняли свои профессиональные обязанности, были безоружны и не представляли никакой опасности для милиции во время акций протеста в Киеве, - говорит Анна Нейстат. - Каждый случай применения к ним силы должен быть досконально расследован, а виновные должны быть наказаны."

Нападения на журналистов

В составленном украинской общественной организацией «Институт массовой информации» списке журналистов, подвергшихся нападениям и получивших ранения, содержится 60 имен. Сорок восемь журналистов из этого списка были ранены или подверглись нападениям в Киеве, а остальные - в других городах, в том числе Черкассах, Днепропетровске и Запорожье. Большинство из них являются сотрудниками украинских СМИ, трое - российских СМИ, еще трое -белорусских и один значится в списке как неустановленный иностранный журналист. Фактическое число пострадавших журналистов может быть выше. В пользу этого утверждения говорит тот факт, что Хьюман Райтс Вотч зафиксировала несколько случаев, не вошедших в список.

По данным «Института массовой информации», 22 журналиста пострадали от осколков светошумовых гранат (многие при этом были ранены); в 21 журналиста стреляли резиновыми пулями; 9 были избиты милицией, еще шестерых избили члены предположительно проправительственных наемных группировок; 7 были задержаны. Некоторые журналисты подверглись нападениям более одного раза. В списке указано, что один журналист пострадал от удара камнем, брошенным демонстрантами.

Хьюман Райтс Вотч провели независимую проверку ряда этих инцидентов и задокументировали их. В большинстве случаев, имеющиеся свидетельства дают веские основания полагать, что милиция намеренно целилась в журналистов, в то время как они освещали события противостояния.

Все журналисты, опрошенные Хьюман Райтс Вотч, заявили, что они были в жилетах или шлемах с четкой надписью "Пресса." Некоторые рассказали, что они носили ярко-оранжевые жилеты, т.к. после случаев насильственных действий милиции в отношении журналистов в 2013 г., Министерство внутренних дел выпустило распоряжение, согласно которому журналисты обязаны носить жилеты с отчетливой опознавательной надписью "Пресса," служащие защитной мерой против нападения в ходе столкновений.

У всех опрошенных журналистов была также аппаратура (фотоаппараты или видеокамеры и штативы), наличие которой не позволяло перепутать их с демонстрантами, особенно с теми, кто нападал на милицию.

Антон Бережной, оператор «Спiльно-ТВ» (независимого украинского телеканала прямого потокового Интернет-вещания) рассказал Хьюман Райтс Вотч, что 19 января он снимал противостояние на улице Грушевского. Когда столкновения обострились - полетели камни в милицию, а милиционеры ответили светошумовыми гранатами - он отошел в сторону.

Бережной рассказал Хьюман Райтс Вотч, что сначала он получил удар светошумовой гранатой в плечо. (Во время интервью 27 января на плече Бережного все еще был отчетливо виден большой кровоподтек). Затем он отошел еще дальше от толпы и настроил свою камеру для съемки:

Я стоял в отдалении, в зоне, где, казалось, не было стрельбы. Вдругя почувствовал ударв руку, которой держал штатив. Штатив сломался, я почувствовал боль в руке.Пытаясь спасти аппаратуру (которой мы не очень богаты), я побежал оттуда; когда я снял перчатку, то увидел, что вся рука в крови.

На мне не было оранжевого жилета «пресса»; я не надел его, потому что мы слышали, что журналисты в этих жилетах становились мишенью. Но у меня был шлем снадписью "Пресса" и "Spilno TV". У меня была камерана штативе, и я стоял поодаль от толпы - вне сомнений, меня нельзя было спутать с протестующими.

За помощью Бережной обратился в больницу в пригороде Киева: онсказал, что побоялся идти в больницу в городе, потому что милиция арестовала нескольких раненых прямо в больницах. Врач Бережного сообщил, что у него был сломан палец. На момент интервью, его рука все еще была в гипсе.

Роман Малько, фотограф журнала «Український тиждень», рассказал Хьюман Райтс Вотч, что около 7часов вечера 20 января он делал репортаж о событиях на улице Грушевского. На нем был надет ярко-оранжевый жилет с надписью "Пресса," на голове был белый шлем; при нем была камера с длинным белым объективом.

В какой-то момент Малько отошел от толпы и сделал несколько снимков, стоя в стороне слева, вдали от линии огня:

Я сделал несколько кадров, оставаясь на одном местев течение нескольких минут, -до этого я все время менял позиции, чтобы в меня не попали. Потом я опустил камеру, чтобы посмотреть на снимки, и через секунду почувствовал сильный удар в правый глаз. Все потемнело, но я не упал. Я думаю, что стреляли прицельно в меня, возможно, целились в камеру.

Я побежал в полевой медицинский пункт на другой стороне улицы, но там мне сказали,что моя травма слишком серьезная и отправили меня в другой пункт, где врачи оказывали первую помощь. Я не хотел ехать в больницу, потому что я слышал, что в больнице раненых арестовывают, но у меня не было выбора.Мы вызвали скорую помощь, но она так и не приехала. Прождав примерно полчаса, я пошел сам и шел около километра к месту, где стояли несколько машин скорой помощи. Они отвезли меня в больницу.

Малько рассказал, что в больнице ему наложили несколько шво в в области глаза. Врачи сказали, что если бы резиновая пуля попала всего несколько миллиметров правее, то он бы лишился глаза. Врачи также рассказали ему, что 19 и 20 января более 20 человек были доставлены в больницу с тяжелыми травмами глаз, и посоветовали Малько зарегистрировать свою травму в больнице, как не связанную с протестами.

Ольга Шатна, 21-летняя журналистка, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что 22 января она стояла на тротуаре возле Европейской площади и снимала как спецназ «Беркут» разгоняет протестующих на улице Грушевского. На ней был яркий оранжевый жилет с надписью "Пресса" и белый шлем. Она рассказала, что четверо беркутовцев подошли к ней исказали, чтобы она уходила. Но когда она стала уходить, они все же напали на нее:

Я повернулась, чтобы уйти, и через долю секунды оказалась поваленной на землю, услышала глухой звук и увидела свою каску, разбитую, на земле.

Меня, наверное, ударили дубинкой по голове, я не успела понять, что произошло, меня начали избивать. У меня забрали мобильный телефон и пригрозили сломать камеру.

Они сказали мне: «Убирайся отсюда, беги в медпункт, пожалуйся, что тебя побили." Они просто смеялись и издевались надо мной. Я смогла подняться и начала отходить, все еще прося отдать мне телефон. И когда я была в пяти-шестиметрах от них, один поднял ружье и выстрелил мне резиновой пулей в плечо. Пуля не прошла сквозь толстое пальто, но удар был сильным.

Рассказ Ольги Шатной подтверждают кадры расправы над ней, снятые 5 каналом украинского телевидения.

Мстислав Чернов, фотограф, работающий по заданию украинского Красного Креста, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что 22 января около 4 часов дня он снимал людей на баррикадах на улице Грушевского. Он рассказал, что в какой-то момент накал столкновения ослаб, протестующие побрасывали камни, а милиция светошумовые гранаты:

Я не ожидал нападения. Я был в оранжевом жилете, и ситуация была относительно спокойной. Я смотрел в объектив камеры и не видел гранату, которая разорвалась прямо рядом со мной. Похоже, что целились непосредственнов меня, т.к. как она взорвалась прямо у моих ног и рядом больше никого не было. Я увидел вспышку света, и потом в течение нескольких секунд [ничего не видел и не слышал].

Потом я увидел кровь на брюках и побежал в полевой медпункт неподалеку. Врачи вытащили из ног один большой и многомаленьких осколков. Оказалось, что осколки попали и в глаза.Чтобы лечить глаза, я поехал в больницу в Харьков, опасаясь, что если я обращусь за медицинской помощью в больницу в Киеве, меня могут арестовать. В Харькове врачи оказали мне помощь, но не зарегистрировали меня, чтобы не сообщать обо мне в милицию.

Хьюман Райтс Вотч не может проверить, где, относительно позиций протестующих, находился Чернов, когда в него попала граната. При этом остается неясным, была ли светошумовая граната брошена целенаправленно в него или же он стал жертвой неизбирательного огня, ведущегося в том направлении, где он находился. Как бы то ни было, его случай укладывается в общую схему действий милиции, при которой, похоже, не предпринимается никаких усилий, чтобы свести к предельному минимуму риск нанесения ранений или снизить до минимума вероятность угрозы жизни протестующих и тех, кто исполняет свои профессиональные обязанности.

По меньшей мер ееще восемь журналистов,большинство из которых - сотрудники «Спiльно-ТВ», получили ранения осколками светошумовых гранат и резиновыми пулями. Это произошло 19 января, когда они вели репортаж о столкновениях на улице Грушевского; при этом они стояли вместе, большой группой работников СМИ. Об этом в ходе независимых друг от друга интервью рассказали Хьюман Райтс Вотч пять журналистов из группы.У некоторых серьезно повреждены глаза, лицо и ноги.

Журналисты рассказали Хьюман Райтс Вотч, что почти все в группе были одеты в оранжевые жилеты с надписью «Пресса», и что они укрылись от главной линии противостояния за массивным рекламным щитом. Они сообщили, что милиция бросила в их сторону по меньшей мере 20 гранат, и что четыре или пять из них попали в их группу.

Галина Садомцева, редактор «Спiльно-ТВ», рассказала Хьюман Райтс Вотч, что около 5 часов вечера она разговаривала с одним из членов съемочной группы, когда милиция бросила светошумовую гранату, которая упала и взорвалась у их ног.У Садомцевой серьезные порезы на ногах, которые потребовали наложения швов, и незначительные порезы на лице. Когда все это случилось, она сказала своим кинооператорам, чтобы они уходили, но некоторые из них остались и продолжали съемки.

Позже она узнала, что двое получили серьезные ранения резиновыми пулями, когда милиция открылa, по всей видимости, прицельный огонь по ним. У Анатолия Лазаренко серьезные травмы руки. В Янека Фалькевича, который стоял рядом с ним, попало несколько пуль - в левый глаз, подбородок и в ноги.

Январские столкновения - не первый случай, когда милиция применила силу в отношении журналистов, освещающих протесты в Украине. В декабре 2013 г. Хьюман Райтс Вотч и другие организации задокументировали аналогичную картину злоупотреблений в отношении журналистов во время разгона акций протеста.

Представитель Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович в своем заявлении 2 декабря выразила обеспокоенность по поводу насилия со стороны милиции в отношении журналистов, освещающих протесты в Киеве,и призвала украинские власти расследовать случаи нападения на журналистов. Хьюман Райтс Вотч не известно, предпринимают ли украинские власти какие-либо усилия для проведения таких расследований.

Нападения на медицинских работников

Многoчисленные очевидцы, опрошенные Хьюман Райтс Вотч в связи с акциями протеста в Киеве, в том числе сами протестующие, а также журналисты и медики, рассказали, что милиция либо намеренно целилась в медицинских работников, пытающихся спасти и оказать первую помощь пострадавшим демонстрантам (включая и участников вооруженных столкновений), либо продолжала неизбирательный обстрел в то время, когда медики пытались эвакуировать пострадавших из зоны огня. В результате таких действий милиции, пострадали медицинские работники, а в некоторых случаях раненые были лишены необходимой и своевременной медицинской помощи.

Очевидцы рассказывают, что все врачи, санитары, медсестры и волонтеры медицинской службы, оказывавшие помощь пострадавшим во время акций протеста,были одеты в одежду, безошибочно указывающую на их роль: куртки украинского Красного Креста или белые футболки с красным крестоми красной надписью «Медицинская помощь», надетые поверхзимней одежды. На многих были также белые каски с красным крестом. Когда они спешили на место событий, чтобы эвакуировать раненых и транспортировать их к машинам скорой помощи, стоящим в отдалении, они несли носилки и аптечки.

Свидетели рассказали, что на месте столкновений сотрудники медицинской службы занимали нейтральную позицию, оказывая помощь как раненым демонстрантам, так и милиционерам. Двое медиков, опрошенных Хьюман Райтс Вотч, рассказали о двух отдельных случаях, когда они оказали помощь потерпевшим от действий демонстрантов бойцам спецподразделения «Беркут».

Медики рассказывали Хьюман Райтс Вотч, что милицейский огонь препятствовал возможности оказания помощи и эвакуации раненых.

Один из санитаров Красного Креста, работавший на улице Грушевского ночью 19 января 2014 г., рассказал, что милиция хватала раненых демонстрантов и тащила их в свои автобусы, не позволяя медикам оказать помощь. Очевидцы рассказывают, что санитарам Красного Креста удалось уговорить милиционеров освободить тяжело раненных, главным образом тех, кто не мог двигаться или у кого были серьезные травмы головы. Но милиция не отпустила пострадавших с менее серьезными травмами и не дала медикам возможности оказать им первую помощь.

Василь (вымышленное имя), санитар украинского Красного Креста, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что в ночь на 19 января группа из примерно 10 медиков прибыла на улицу Грушевского для оказания помощи и эвакуации раненых:

Мы все были одеты в официальную форму Красного Креста - ярко-красные куртки со светящимися в темноте крестами, красные шлемы, [и у нас были] красные аптечки и носилки. Мы перемещались группами, и было невозможно не видеть, кто мы такие.

В какой-то момент, мы с моим напарником побежали к упавшему навзничь демонстранту. Я опустился рядом с ним на колени, чтобы перевернуть его и осмотреть травмы. Я оказался спиной к милиции. В этот момент две [резиновые] пули попали мне в спину, одна за другой, прямо в эмблему с крестом. Удар был сильным. Я упал на раненого демонстранта, у меня перехватило дыхание. Мне удалось встать, но я не мог нести парня и попросил помощи. У меня до сих пор большой кровоподтек на спине.

Другой санитар, также пожелавший остаться неизвестным, рассказал, что 19 января около 9 часов вечера, его бригада спасала раненых в ходе столкновений на улице Грушевского. В какой-то момент, их группа, состоящая из пяти человек, все одетые в красные куртки, каски, с носилками и радио, пересекали улицу, чтобы подобрать раненого демонстранта, который упал на землю. Санитар рассказывает, что услышал громкий взрыв и сразу почувствовал, что его левая рука немеет и почувствовал тепло в области бедра:

Я боялся даже посмотреть наруку.Мы простоэвакуировалипарня, у котороговзрывомгранаты оторвало руку. Потом япродолжал работатьи понял, чтомоя рука функционирует; по-видимому, меня ударило взрывной волной.

Тарас (вымышленное имя), один из волонтеров медицинской службы, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что 19 января они помогали переносить раненых демонстрантов в машину скорой помощи, стоящую в 500 метрах от места событий:

Мы несли раненого парня на носилках. Светошумовая граната взорвалась рядом с нами, [мы опустили носилки], и я попытался прикрыть своими руками лицо нашего пациента. В этот момент разорвалась еще одна граната. Мне повредило обе руки. Я снял перчатки и увидел, что все руки в крови. Кроме этого, осколки посыпались мне на голову, но я был в каске, которую осколки не пробили.

Я лично слышал, как люди просили «Беркут» дать медикам пройти и не целиться в них....

На моментинтервью 28 января, руки Тараса все еще были вбинтах - он сказал, что у него многочисленные ожоги, порезы и кровоподтеки.

Несколько свидетелей - два волонтера медицинской службы и доброволец самообороны - также рассказали Хьюман Райтс Вотч о нападении на медпункт на улице Грушевского, развернутый там для оказания помощи раненым в ходе столкновений.

Очевидцы рассказали, чтово второй половине дня 22 января, когда милицейские подразделения теснили толпу вниз по улице Грушевского, некоторые из демонстрантов пытались укрыться в медпункте. Медпункт был отчетливо обозначен висящими на стене у входа двумя большими белыми флагами с красными крестами. Беркутовцы, легко узнаваемые по их форме, открыли огонь и стали бросать гранаты к дверям медпункта, и, как только стекло в дверях было разбито, забросили несколько гранат внутрь.

Добровольцам обороны удалось вывести пострадавших и медицинский персонал через задние двери (они отметили, что были готовы к такому ходу событий), и никто не пострадал. Тем не менее, примерно 20 спецназовцев обыскали медицинский пункт и уничтожили медицинские средства и инструменты.

Хьюман Райтс Вотч также зафиксировали случай, произошедший с Александрой Хайлак, волонтером медицинской службы. 22-летнюю девушку задержали, когда при проверке документов на вокзале милиция увидела ее волонтерское удостоверение. Ее вывезли в лес, где позднее и бросили.

Искать на Refworld

Страны