Последнее обновление: Вторник, 15 октября 2019, 08:15 GMT

Сирия: Гражданское население в районе Азаза в большой опасности

Издатель Хьюман Райтс Вотч
Дата публикации 18 февраля 2016
Цитировать как Хьюман Райтс Вотч, Сирия: Гражданское население в районе Азаза в большой опасности, 18 февраля 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/56c5e5ad4.html [последняя дата доступа 18 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.
В результате обстрелов 15 февраля города Азаз (Аазаз) и соседнего селения пострадали две больницы и школа, в которой размещались сирийские вынужденные переселенцы, 20 человек погибли, 38 получили ранения, сообщает Хьюман Райтс Вотч. Рассказы очевидцев и материальные следы указывают на то, что эти обстрелы велись в рамках совместных наступательных операций сирийских правительственных войск и российской авиации в этом районе.

По данным ООН, с 1 по 16 февраля по меньшей мере 70 тыс. гражданских лиц покинули полосу наступления, преследующего цель перерезать коммуникации Алеппо с турецкой стороной. Район города Азаз оказался в эпицентре боевых действий с участием целого ряда местных, региональных и международных акторов.

«С такими темпами уничтожения школ, больниц и других объектов от гражданской инфраструктуры скоро ничего не останется, - говорит Надим Аури, замдиректора Хьюман Райтс Вотч по Ближнему Востоку. – Тысячи людей, бегущих от войны, мечутся с места на место, упираясь в закрытую турецкую границу. Турция должны открыть границу для всех, кто нуждается в защите».

Сирийские и российские силы должны прекратить нанесение ударов по школам и больницам и любые неизбирательные нападения, в том числе с использованием кассетных боеприпасов, отмечает Хьюман Райтс Вотч. Необходимо также прекратить применение по населенным районам осколочно-фугасных боеприпасов с большой площадью поражения, таких как тактические ракеты.

В распоряжении Хьюман Райтс Вотч имеются спутниковые снимки, которые показывают значительный приток вынужденных переселенцев в лагерь на сирийской стороне пограничного перехода Баб-эс-Салама в период с 9 декабря по 16 февраля. Один из администраторов этого лагеря сообщил нам, что с 1 февраля у них прибавилось 2 400 семей и что больше людей они физически не могут принять. Турция должна разрешить пропуск на свою территорию тех гражданских лиц, которые пытаются покинуть этот район и которые в настоящее время оказались прижатыми к границе.

12 февраля курдские Силы народной самообороны (YPG) при поддержке российской авиации отбили у вооруженной оппозиции военный аэродром Минниг южнее Азаза, после чего вместе с союзными формированиями из «Демократических сил Сирии» продолжили наступление в сторону города. Одновременно в этом районе продолжались операции сирийских правительственных сил и российской авиации.

13 февраля Турция со своей территории начала обстреливать позиции курдских Сил народной самообороны в районе Азаза.

15 февраля, между 08:15 и 08:30, по входу в женскую и детскую больницу в Азазе имело место попадание, как говорят местные активисты, «баллистической ракеты». На тот момент больница функционировала как медицинское учреждение. Двое активистов из Азаза сообщили Хьюман Райтс Вотч, что через дорогу от места попадания находится автотранспортное предприятие и что на дороге было оживленное движение. В сирийском благотворительном обществе, которое является оператором больницы, нам сообщили, что в результате попадания 15 сотрудников получили ранения, из них четверо – тяжелые.

По фотографиям ракеты, которая упала в поле неподалеку и не взорвалась, эксперт Хьюман Райтс Вотч идентифицировал тактическую ракету 9М79 «Точка». Воронка у входа в больницу была примерно 7 м в диаметре, что соответствует размеру воронки при разрыве тактической ракеты.

До сих пор тактические ракеты в Сирии использовались только правительственными силами. По данным авторитетного издания Международного института стратегических исследований The Military Balance, Дамаск располагает, в частности, оперативно-тактическими ракетами «Скад» различных вариантов, тактическими ракетами «Точка» и «Луна-М».

Трое местных активистов сообщили Хьюман Райтс Вотч, что за попаданием по больнице последовало несколько авиаударов по городу. Наступление курдских сил и союзных им оппозиционных формирований велось на окраине Азаза, больница расположена в самом городе, примерно в 4 – 5 км от места боев. Четверо местных жителей заявили Хьюман Райтс Вотч, что никаких военных целей в районе больницы не было.

Активист и врач из Азаза сообщили Хьюман Райтс Вотч о попадании примерно в то же время по еще одной городской больнице – Национальному госпиталю. Он расположен вблизи зоны боевых действий, и, по словам активиста, был эвакуирован десятью днями ранее. По информации врача, который работает в больнице Аль-Ахли, их больница осталась единственной, которая продолжает работать в городе после обстрелов 15 февраля (всего в Азазе было три больницы).

В Азазе скопилось почти 12 тыс. недавних вынужденных переселенцев из района Алеппо. За последние две недели их число заметно увеличилось, поскольку те, кто спасается от авианалетов и боев в различных частях провинции, не могут перейти на турецкую сторону.

Целенаправленные или неизбирательные нападения на гражданское население и гражданские объекты, совершенные с преступным умыслом, считаются военными преступлениями. Законы и обычаи войны требуют, чтобы все участники конфликта при планировании и осуществлении военных операций постоянно учитывали необходимость щадить гражданское население и принимали «все практически возможные меры предосторожности», чтобы избежать случайных потерь жизни среди гражданского населения, ранения гражданских лиц и случайного ущерба гражданским объектам и, во всяком случае, свести их к минимуму. Применение по населенным районам оперативно-тактических или тактических ракет с мощным осколочно-фугасным зарядом дает большую площадь поражения и не позволяет надлежащим образом обеспечить проведение различия между гражданскими лицами и комбатантами, что почти неизбежно влечет потери среди гражданского населения. Обстрел такими ракетами городской застройки может быть квалифицирован как военное преступление. Больницы и другие медицинские учреждения относятся к гражданским объектам, которые по законам и обычаям войны пользуются особой защитой.

Около 08:30 15 февраля в селении Калджабрин примерно в 8 км юго-восточнее Азаза под обстрел попала школа, в которой перед тем размещались беженцы. Обстрел велся предположительно сирийскими правительственными силами. Беженец Мазен Ибрагим, прежде работавший директором в Resala Foundation, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что они с родственниками накануне прослышали, что Калджабрин скоро будут обстреливать. Большинство вынужденных переселенцев из школы ушли той же ночью, однако одна группа – в которой была и семья Ибрагима – осталась до утра, опасаясь ночью попасть под обстрел. По школе попало в тот самый момент, когда Ибрагим на улице ждал микроавтобус. По его словам, были убиты или ранены 15 его родственников в возрасте от одного месяца до 60 лет.

Мы отсмотрели кадры с пострадавшими в результате обстрела, а также фотографии фрагментов ракеты, найденных в тот день в полях у Калджабрина. Эксперт Хьюман Райтс Вотч идентифицировал их как фрагменты тактической ракеты 9М79М «Точка» с дальностью стрельбы 180 км.

Хьюман Райтс Вотч не имеет возможности установить тип боевой части этой ракеты и не может с уверенностью утверждать, что именно она попала по школе. Описания обстрела соответствуют картине применения кассетных боеприпасов. Боевая часть «Точки» в кассетном варианте может снаряжаться 50-ю осколочно-фугасными суббоеприпасами 9Н24.

Два человека, которые были очевидцами обстрела, рассказали о множестве более слабых разрывов, что может указывать на применение кассетного боеприпаса. По словам Ибрагима, был «кругом огонь», «много» разрывов: «Когда все кончилось – кругом мертвые». Мы отсмотрели видеокадры с убитыми и ранеными при обстреле: характер повреждений и ранений соответствует картине применения осколочно-фугасных кассетных боеприпасов.

Главврач больницы Аль-Ахли Мохаммед аль-Лакхини рассказал Хьюман Райтс Вотч, что к ним привозили раненых с обоих мест обстрела и что среди них были охранник и водитель скорой помощи из женской и детской больницы, много женщин и детей. Местные активисты за 15 февраля насчитали в Азазе и Калджабрине 20 убитых и 38 раненых. Представитель Ассоциации независимых врачей, которая развернула полевой госпиталь на сирийской стороне границы, сообщил Хьюман Райтс Вотч, что 15 февраля к ним поступило 49 человек – после обстрелов Азаза, Калджабрина и соседнего городка Телль-Рифаат.

«Сирийцы, которые спасаются от бомбежек в районе Азаза, не могут чувствовать себя в безопасности даже там, где они пытаются укрыться, но выбор у них невелик, - говорит Надим Аури. – Всего за один день на таком небольшом пятачке разнесло две больницы и школу с беженцами, десятки убитых и раненых».

По данным работающих в стране международных организаций, 15 февраля в Сирии пострадало в общей сложности семь медицинских учреждений и две школы, погибло почти 50 гражданских лиц. «Врачи без границ» заявили об обстреле их больницы в городе Мааррат-эн-Нууман в провинции Идлиб. Их представитель заявил Reuters, что считает ответственными либо сирийские правительственные, либо российские силы. В этой гуманитарной организации подтвердили гибель по меньшей мере 11 человек в результате попаданий четырех ракет с интервалом в несколько минут. Аптекарь Айман аль-Юсеф, который сразу бросился на место, рассказал Хьюман Райтс Вотч, что обстрел был около 09:10: «[У больницы] три этажа было, теперь все здание на земле, полностью разрушено». По его словам, начиная с 11:15 того же дня несколько раз обстреливался соседний Национальный госпиталь, куда отвозили раненых из больницы «Врачей без границ».

В конце января 2016 г. сирийские правительственные силы при поддержке российской авиации начали на севере Сирии наступление с целью деблокировать осажденные вооруженной оппозицией города Нубболь и Захра и отрезать Алеппо со стороны Турции. С тех пор, как почти год назад Турция фактически перекрыла границу с Сирией, через пункт пропуска Баб-эс-Салама на турецкую сторону пропускают только тяжелых больных и раненых. Остальные размещаются в Азазе и Африне или в восьми лагерях для вынужденных переселенцев, расположенных на сирийской стороне вдоль границы восточнее Азаза. Гуманитарные работники говорят, что до возникновения нынешнего кризиса в лагерях было 40 тыс. сирийских беженцев и что теперь там запредельная перегрузка.

Отдельные свидетельства очевидцев

«Описать не могу, люди были напуганы, в ужасе… Всё спрашивали меня: 'Доктор, что нам делать, куда идти, как эвакуироваться?' … Один сознание потерял. [Многие] плакали… Нам пришлось эвакуировать шесть младенцев, девять детей, девять женщин, все – наши пациенты. Некоторых пациентов переводили в другие больницы, других отправляли по домам: больше некуда. Через нас пять тысяч человек в месяц проходит, а теперь мы закрыты».

- Закария Мубара, главврач женской и детской больницы в Азазе

«Первый удар был в 09:10, гражданская оборона бросилась людей спасать. Больница была новая, месяца четыре всего… Три этажа было, теперь все здание на земле, полностью разрушено. В 09:30, когда гражданская оборона еще работала, - второй раз попало. Всего 30 раненых было, их отвезли в Национальный госпиталь за четыре километра, в этот госпиталь тоже попало: в 11:15 и потом еще в 11:45 и в 12:15».

- Аптекарь Айман аль-Юсеф, председатель Союза организаций по оказанию медицинской и гуманитарной помощи, очевидец обстрела больницы «Врачей без границ»

Искать на Refworld