Последнее обновление: Пятница, 19 июля 2019, 13:18 GMT

Бремя воды для Средней Азии

Издатель Международная кризисная группа
Дата публикации 11 сентября 2014
Индекс документа № 233
Цитировать как Международная кризисная группа, Бремя воды для Средней Азии, 11 сентября 2014, № 233, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/543ced354.html [последняя дата доступа 21 июля 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Вода давно является основной причиной конфликта в Средней Азии. Две страны - Кыргызстан и Таджикистан - имеют ее в избытке; остальные утверждают, что они не получают свою долю от крупных рек Сырдарьи и Амударьи, которые пересекают регион, беря начало в Тянь-Шане, Памире и Гиндукуше и спускаются к тому, что осталосьот Аральского моря. Давление нарастает, особенно в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. С 2000 года население Средней Азии увеличилось почти на десять миллионов, при этом ограниченные пахотные земли истощаются в результате чрезмерного использования и устаревших методов ведения сельского хозяйства. Обширная коррупция и слабо развитая инфраструктура наносят дополнительный урон, в то время как изменение климата, вероятно, будет иметь долгосрочные негативные последствия. Поскольку экономики стран слабеют, государства становятся более неустойчивыми, возросший национализм, приграничные споры и напряженные отношения в регионе осложняют поиск взаимоприемлемого решения в обеспечении потребностей региона в воде. Необходимо срочно найти новый подход к решению проблем воды и связанных с этим вопросов, путем заключения серии взаимосвязанных и более умеренных отдельных двусторонних соглашений, а не гнаться за химерой единого всеобъемлющего документа.

Корень проблемы - в дезынтеграции системы совместного использования ресурсов, навязываемой Советским Союзом региону вплоть до его распада в 1991 году. Кыргызстан и Таджикистан предоставляли воду Казахстану, Туркменистану и Узбекистану летом и получали от них уголь, газ и электричество зимой. Система рухнула к концу 1990-х годов, а множество двусторонних и региональных соглашений и резолюций, заключенных в этом десятилетии не смогли ее восстановить. Проблемы, обозначенные Кризисной группой в 2002 году, - такие как неполноценная инфраструктура, неэффективное управлении водными ресурсами и устаревшие методы ирригации, - остались нерешенными, в то время как ситуация в области безопасности становится все острее.

Региональные лидеры, похоже, не стремятся к сотрудничеству ни по одному из этих важных вопросов. Растет недоверие между странами, напрямую затронутыми проблемой - Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном. Личные отношения между президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном и президентом Узбекистана Исламом Каримовым остаются холодными на протяжении многих лет, Каримов и его министры все чаще склонны делать воинственные заявления. Международные партнеры, в том числе Россия, Европейский Союз (ЕС) и США, говорят, что они мало что могут сделать, если страны остаются зацикленными на узком толковании национальных интересов. Разногласия по гидроэнергетическим проектам в верховья рек для их разрешения требуют интенсивной работы на высоком уровне. Хотя некоторые локальные усилия по решению проблем водоснабжения - как правило, с помощью доноров - были эффективными, коррупция сорвала наиболее амбициозные из них. Тем не менее, неспособность правительств Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана модернизировать сферы, завязанные на водоснабжении, такие как энергетика и сельское хозяйство, увеличивает их взаимозависимость.

При всей своей сложности проблема воды, вероятно, является единственной имеющей некоторые перспективы разрешения. Как заметил швейцарский специалист по водным вопросам: "Вода может быть причиной конфликта, но она также может быть и фактором мира". Это объективная проблема, поэтому справедливое распределение и сопутствующий обмен энергоресурсами могут дать ощутимую выгоду для всех. Исключение фактора воды из списка более труднорешаемых проблем границ и анклавов может смягчить конфликты и, возможно, даже помочь их разрешению. Таким образом, улучшение состояния инфраструктуры водоснабжения и проекты по управлению могут иметь решающее значение для построения мира и политической стабильности, а также содействовать развитию и экономическому росту.

Попытки комплексных региональных решений, провалились из-за взаимного недоверия. Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан (и их международные сторонники) должны действовать в приграничных районах Ферганской долины сейчас, чтобы покончить с ежегодным циклом конкуренции и конфликтов вокруг воды. Делать это необходимо путем раскладывания общей проблемы воды на более легко разрешаемые вопросы: искать постепенное, пошаговое решение по концептуальным и географическим линиям, а не включать все в один пакет по урегулированию проблемы ресурсов. Если Узбекистан не будет участвовать, то Кыргызстан и Таджикистан должны работать в двустороннем порядке. Между тем, посредничество на высоком уровне должно способствовать поиску решений, учитывая возражения Узбекистана по гидроэнергетическим проектам в верховьях рек.

Нет никакой гарантии, что это будет эффективным, но может дать возможность этим трем государствам модернизировать инфраструктуру и систему управления водными ресурсами, а также обучить новое поколение технических специалистов. Соглашения также создали бы небольшой прецедент для других сфер, в которых сотрудничество крайне необходимо и могут помочь разрядить напряженность в регионе, а также улучшить тяжелые условия жизни большинства населения региона.

РЕКОМЕНДАЦИИ

Создать современную, не коррумпированную, и эффективную систему управления водными ресурсами в регионе, отделив этот вопрос от других споров между Кыргызстаном, Таджикистаном и Узбекистаном.

Правительствам Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Организации Объединенных Наций, и донорскому сообществу, включая Россию, ЕС и Китай:

1. Признать, что реки Сырдарья и Амударья должны быть предметом отдельных соглашений о разделе водных ресурсов.

2. Поощрять и оказывать посредничество в отдельных, двусторонних соглашениях по совместному использованию воды и энергетики между Кыргызстаном и Узбекистаном и между Узбекистаном и Таджикистаном, ожидая всеобъемлющего соглашения об управления ими.

Донорскому сообществу, включая Россию, ЕС и Китай:

3. Расширить программы по модернизации инфраструктуры:

а) в городских районах относительно счетчиков воды и улучшения санитарных условий; и

б) в сельскохозяйственных районах относительно использования современных методов, таких как капельное орошение.

4. Отдавать приоритет проблеме воды на самом высоком уровне взаимодействия с правительствами Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, а также использовать международные и местные средства массовой информации для пропаганды необходимости достижения прогресса.

5. Работать с самыми мелкими подразделениями правительства или непосредственно с местными сообществами для снижения уровня коррупции. Производить дальнейшее финансирование при условии реализации мер по борьбе с коррупцией.

6. Включить реформу энергетического сектора, в том числе мер по борьбе с коррупцией, в планы по финансированию крупных гидроэнергетических проектов.

Правительствам Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана:

7. Подходить к решению проблем демаркации границ без использования воды или энергетики в качестве фактора принуждения; содействовать трансграничному сотрудничеству между полицейскими силами и сформировать трехсторонний, региональный совет по надзору за ежедневным управлением водными и земельными ресурсами параллельно переговорам по делимитации границ на высоком уровне.

8. Расследовать и преследовать коррупцию и злоупотребление средствами доноров.

9. Начать крупномасштабные государственные образовательные программы, поднимающие вопросы потерь воды.

10. Обратиться к донорам с просьбой помочь разработать и реализовать трансграничные проекты экономического развития, концентрируясь на вопросах границ и анклавов, в том числе в вопросах управления и технического обслуживанию общих водных ресурсов для сельского хозяйства.

Искать на Refworld