Последнее обновление: Вторник, 15 октября 2019, 08:15 GMT

Кыргызстан: строительство намазканы в парламенте встречает сопротивление

Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Тимур Токтоналиев
Дата публикации 4 апреля 2014
Индекс документа RCA Issue 731
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Кыргызстан: строительство намазканы в парламенте встречает сопротивление, 4 апреля 2014, RCA Issue 731, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/53464f3f4.html [последняя дата доступа 21 октября 2019]

Строительство намазканы в парламенте Кыргызстана, финансируемое благотворительной саудовской организацией, вызывает вопросы о разделении государства и религии.

Оппоненты данного шага утверждают, что неуместно размещать молельный дом внутри государственного учреждения. Также они обеспокоены тем фактом, что строительство финансирует группа, расположенная в Саудовской Аравии.

По словам сторонников, персонал и политики нуждаются в помещении для молитв, поскольку существующая намазкана слишком мала. Они настаивают на том, что наличие данной комнаты не нарушает светскость парламента или права представителей других вероисповеданий.

Один из законодателей, ходатайствующий за новое место для молитв, Турсунбай Бакир уулу, рассказал IWPR о том, что существующая намазкана, построенная в 2011 году, не могла вместить 200 человек, собирающихся на молитву. По его словам, по пятницам молящиеся молятся даже в коридоре.

По запросу 25 депутатов, строительство второй большой комнаты было одобрено в июне 2013 года.

Вице-спикер Асия Сасыкбаева сообщила RFE/RL, что по ее мнению, парламентская процедура была нарушена, так как это решение «протолкнула» небольшая группа депутатов, вместо обсуждения на открытых дебатах. По ее словам, данный вопрос будет скоро поставлен перед парламентским комитетом по этике.

По словам Сасыкбаевой, она против использования помещений в парламенте в качестве еще одной намазканы в то время, когда в парламенте и так мало свободного места.

Обеспокоенность намазканой выразил гражданский активист Ондуруш Токтонасыров, который устроил одиночный пикет за пределами парламента 18 февраля. Он рассказал журналистам, что строительство второй намазканы равносильно вербовке на территории парламента.

Озабоченность вызывает и организация, спонсирующая строительство обеих молельных комнат, Всемирная ассамблея мусульманской молодежи (ВАММ).

Штаб-квартира ВАММ расположена в Саудовской Аравии, а филиалы находятся по всему миру. В Кыргызстане она присутствует с 1999 года.

В 2004 году в офис ВАММ в США, открытый Абдуллой бен Ладеном, племянником Усамы бен Ладена, вторглась ФБР в ходе расследований, связанных с терроризмом. В 2012 году Канада отозвала статус благотворительной организации у канадского офиса ВАММ после проверки, в ходе которой были выявлены связи с рядом организаций, предположительно помогающих финансировать операции «Аль-Каиды» в разных странах.

Гульзада Медралиева, представитель Коалиции «За демократию и гражданское общество», обеспокоена финансированием подобного сооружения частной организацией.

«Кто платит, тот и заказывает музыку, - говорит она. - Где гарантия, что они не будут вмешиваться в нашу политику? Это то здание, где формируется наша государственная политика».

По словам Медралиевой, наивно думать о намазкане как о простом жесте доброй воли. Она рассматривает этот шаг как форму лоббирования.

«За строительством намазканы что-то последует, потому что бесплатный сыр бывает только в мышеловке», - говорит она. По словам Медралиевой, государственные учреждения не должны становиться молитвенными домами, если одной конфессии дают помещение для молитв, такие же помещения должны быть предоставлены и православным христианам, второй крупнейшей общине в Кыргызстане, и буддистам.

«Если они [мусульмане] хотят молиться, пускай они идут в мечеть, она абсолютно недалеко оттуда», - говорит она.

Эсен Усубалиев, директор аналитического центра «Разумные решения», также подозревает попытку получить доступ к власти посредством развития близких связей с политиками.

«Религиозные организации влияют через людей, они не могут ставить цели войти во власть, - говорит он. - Но если чиновник … входит в какую-то группу, то для них это дополнительный бонус; в том плане, что если будут какие-то проблемы с государственными органами, то этот чиновник обычно оказывается покровителем».

Теолог Назира Курбанова, член наблюдательного совета при Государственной комиссии по делам религии, считает, что многочисленные религиозные организации пытаются установить неформальные связи с влиятельными государственными должностными лицами.

«Строительство намазканы за счет арабского фонда оправдывается экономией государственных средств», - говорит она, добавив, что ее цену придется заплатить, если на членов парламента будет впоследствии оказано воздействие при принятии решений, влияющих на заинтересованные организации.

Бакир уулу отвергает любые предположения о скрытой политической задаче.

«Никто из духовных священников Кыргызстана - ни православные, ни исламские - не пытаются захватить власть, которое бы нарушило светскость Кыргызской Республики, - говорит он. - Как они могут повлиять, если они не представлены в парламенте никем?»

В ответ на обеспокоенность в связи с ВАММ Бакир уулу ответил: «Это бред. Это ложная информация. Если в Америке и в Канаде их [офисы ВАММ] закрывают, значит, им там в глазах что-то мерещится. Я считаю, что Всемирная Ассамблея мусульманской молодежи - это одна из тех организаций, которая искренне помогает Кыргызстану».

Канат Ташбаев, заместитель директора офиса ВАММ в Кыргызстане, рассказал в интервью IWPR, что именно парламентарии обратились в его организацию по поводу строительства новой намазканы.

Он категорично отрицает все связи с терроризмом, отвергая заявления США и Канады как «чушь».

Ташбаев заявил, что ВАММ проводит благотворительную работу, строя мечети и школы и помогая бедным, и не имеет связей с депутатами Кыргызстана.

«Мы не вмешиваемся в политику, это запрещено уставом нашей организации, мы занимаемся только благотворительностью», - говорит он, объясняя, что после финансирования проектов, они передаются соответствующим органам, и ВАММ больше не участвует в них.

«Наше дело - только помочь, - объяснил Ташбаев. - Если бы мы были плохой организацией, к нам бы никто не приближался».

Искать на Refworld

Страны