Последнее обновление: Пятница, 21 февраля 2020, 10:58 GMT

Грузия приближается к более равному парламенту

Версия на английском Georgia Edges Towards More Equal Parliament
Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Хизер Яндт
Дата публикации 27 октября 2015
Индекс документа CRS Issue 794
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Грузия приближается к более равному парламенту, 27 октября 2015, CRS Issue 794, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/564efda04.html [последняя дата доступа 23 февраля 2020]

Движение по увеличению числа женщин в парламенте Грузии, посредством системы квотирования, набирает обороты.

В сентябре, парламентский комитет по правам человека, дал зеленый свет на обсуждение в первом чтении законопроекта о гендерной квоте.

Законопроект был разработан коалицией неправительственных организаций Task Force on Women's Political Participation, которая проводит кампанию по изменению системы, благоволящей в настоящее время мужчинам.

Из 150 членов парламента женщины занимают только 18 мест - 12 процентов. До недавнего времени они занимали 17 мест, но Эка Херхеулидзе заменила депутата-мужчину, который ушел в отставку. До этого изменения, по данным Межпарламентского Союза, по процентному представительству женщин в законодательном органе Грузия занимала 111-ое место в мире.

Женщина руководит лишь одним из 15 парламентских комитетов. Эта картина отражена и в других государственных институтах. Только четверо из 20 государственных министров являются женщинами, включая Тинатин Хидашели, которая в мае этого года стала первой женщиной-министром обороны Грузии.

Если закон будет принят, то политические партии должны будут придерживаться так называемого «принципа молнии», по которому в представленных ими списках кандидатов для парламентских выборов, женские и мужские имена должны чередоваться.

В Грузии применяется смешанная избирательная система, в которой 77 из 150 мест в парламенте заполняются по пропорциональному представительству - кандидаты избираются из списка в соответствии с количеством голосов каждой партии. Остальные избираются по мажоритарной системе голосования. «Принцип молнии» гарантирует, что, по меньшей мере, 38 женщин получат депутатские места по пропорциональному представительству. Это означает, что 25 процентов депутатов будут женского пола. Законопроект не предусматривает особого положения, гарантирующего того, что у женщин будет возможность занимать места по мажоритарной системе голосования.

Законы Грузии поддерживают принцип гендерного равноправия, но многие граждане до сих пор придерживаются традиционного взгляда на гендерные роли. В отчете о женском руководстве американского агентства USAID, перечислены такие факторы как отсутствие доступного ухода за детьми и ограниченные финансовые ресурсы, которые женщины могут привнести в предвыборную кампанию, как причины того, что многие из них не начинают заниматься политикой.

В документе от 2012 года, Тамар Багратиа и Медеа Бадашвили отметили дополнительные барьеры, с которыми сталкиваются женщины.

«Из-за доминирования мужчин в политических партиях Грузии, им удалось установить в партиях гласные и негласные правила, - написали они. - Эти правила являются препятствиями для продвижения политической карьеры женщин».

Правительство Грузии пыталось исправить ситуацию. В 2011 году парламент принял закон о добровольном квотировании, подкрепленном финансовыми поощрениями. Партиям, представившим списки кандидатов, в которых 20% составляли женщины, было обещано 10% дополнительного финансирования со стороны государства для проведения избирательных кампаний. На парламентских выборах 2012 года это требование удовлетворили только две партии, но они не получили ни одного места.

После этого закон был изменен. Сейчас партии могут получить 30% дополнительного финансирования, если, по меньшей мере, трое из каждых десяти кандидатов являются женщинами.

Большинство наблюдателей согласны с тем, что добровольной системы недостаточно.

Юрист и активист в сфере защиты прав человека Байа Патараиа заявляет, что система обязательного квотирования является необходимой, потому что финансовые поощрения не работают.

«Для получения быстрых и эффективных результатов, мы требуем обязательного квотирования партий, которое, само по себе, несет большее гендерное равноправие, - написала Патараиа в электронном письме IWPR. - Нам нужны квоты для получения реальной власти, для увеличения представительства женщин до уровня, на котором женщины смогут менять политику».

Грузия не будет первой страной региона, которая введет квоты. Армения приняла пятипроцентное обязательное квотирование для партийных списков в 1999 году. С тех пор квота возросла до 15 процентов и были внесены изменения для включения требования о ранговом порядке. Результат был постепенным, но все еще скромным - представительство женщин в парламенте возросло до 11 мест.

Жители Грузии, по всей видимости, поддерживают эту идею.

В марте, активисты женского движения Грузии провели по всей стране митинги и другие мероприятия, чтобы выразить настойчивое требование об увеличении числа женщин в парламенте. (Смотрите: Грузия: призыв к квотам для женщин в политике)

По результатам опроса Национального демократического института (NDI), проведенном в мае этого года, 68% жителей Грузии поддержали обязательное квотирование для женщин в парламенте.

В аналогичном опросе, проведенном в октябре 2014 года, половина респондентов согласилась с тем, что существующее число женщин-парламентариев является очень низким и семь из десяти заявили, что в парламенте должно быть, как минимум, 30% женщин.

«Результаты этого опроса являются экстраординарными», - написала тогда в пресс-релизе директор грузинского офиса NDI Лора Торнтон. - Политически будет трудно игнорировать эти цифры и желание электората о прогрессе и большем равенстве».

Известные политики также выступали в пользу обязательного квотирования. Сообщалось, что президент Гиорги Маргвелашвили, который объявил 2015 Годом женщин, и бывший премьер-министр Бидзина Иванишвили заявляли о поддержке этой идеи.

Председатель парламентского комитета по правам человека, который утвердил этот законопроект, Эка Беселиа предполагает, что Грузинская мечта поддержит гендерную квоту.

«Будет непросто, но мы пытаемся достичь консенсуса, - сказала она IWPR. - Лично для меня это был действительно очень сложный путь, который я прошла в политике одна. Своим личным примером я показала женщинам, что можно достичь любой цели, но другим все еще нужно больше поддержки».

Однако предложение, которое разработала коалиция НПО, не является единственным законопроектом, находящимся на рассмотрении.

Депутат парламента от Грузинской мечты Нана Кеинишвили разработала другой законопроект, который отличается тем, что в списке кандидатов женщины должны занимать не каждое второе, а каждое третье место.

Кеинишвили сказала IWPR, что, по ее мнению, женщины и мужчины должны быть представлены равнозначно, но она предложила более мягкую версию законопроекта чем НПО из-за сопротивления со стороны остальных парламентариев.

«Они говорят мне, что умной женщине не нужны никакие квоты. Убедить их очень сложно», - пояснила она.

По словам Кеинишвили, она по-прежнему ждет большого сопротивления от своих коллег-мужчин, которые обеспокоены тем, что женщины могут заменить их в парламенте.

«Сейчас женщины должны быть в десять раз умнее и в десять раз активнее для того, чтобы мужчины считали их равными себе», - сказала она.

Юрист Патариа согласна, что дискриминация укоренилась.

«Гендерное неравенство является системным неравенством, глубоко укоренившимся в грузинском обществе. Поэтому, такие утвердительные меры как квоты, не только оправданы, но даже необходимы в соответствии с международным законом по охране прав человека, - сказала она IWPR. - Квоты являются особыми, временными мерами для достижения прочного де-факто равенства».

Искать на Refworld

Страны