Последнее обновление: Пятница, 10 июля 2020, 13:02 GMT

Гомофобные настроения в Таджикистане и Кыргызстане

Издатель Институт по освещению войны и мира
Автор Умед Олимов, Олимбек Олимов, Мехрангез Турсунзаде, Екатерина Шошина, Евгения Ким, Дина Токбаева
Дата публикации 2 февраля 2014
Индекс документа RCA Issue 668
Цитировать как Институт по освещению войны и мира, Гомофобные настроения в Таджикистане и Кыргызстане, 2 февраля 2014, RCA Issue 668, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/53304b8b4.html [последняя дата доступа 14 июля 2020]

Когда отец Алишера узнал, что его сын гей, то избил его армейским ремнем, посадил на месяц под домашний арест, а затем отправил из Таджикистана в Иран в религиозный колледж, чтобы там из него «выбили всю дурь».

На этом дело не закончилось. Будучи в Иране, Алишер узнал, что его отец нанял людей, которые избили его приятеля. После этого Алишер сбежал в Россию, где по сей день работает на рынке.

«Моя семья не знает, где я. Но после всего я не хочу возвращаться, - сказал IWPR этот 23-летний молодой человек. - Я знаю, что родители, да и все остальные дома меня не поймут. Если вернусь, меня будут ждать там лишь ненависть и отвращение».

История Алишера может показаться крайностью, но гомофобное отношение, с которым он столкнулся, является типичным в Центральной Азии.

Организации по защите прав геев и отдельные люди говорили IWPR, что притеснения со стороны полиции и угроза публичного избиения в Таджикистане - а также неприятие и страх быть уволенным в Кыргызстане - заставляют многих геев скрываться или покидать свои семьи и уезжать в страны с более толерантным обществом.

С тех пор как в начале 90-х годов распался Советский Союз, произошли некоторые положительные перемены в отношении прав геев в обеих странах. В Советском Союзе за гомосексуальные связи можно было получить несколько лет тюрьмы. А после его распада уголовная ответственность за это была отменена. Так, сейчас в Кыргызстане, который отличается большей либеральностью, меньше случаев общественного запугивания и ненадлежащего обращения, чем десять лет назад, говорит Максим Братухин, глава Общественной Ассоциации «Патфиндер».

В Бишкеке существуют около десятка организаций по правам сексуальных меньшинств, а также кафе и ночные клубы, где могут собираться члены сообщества ЛГБТ.

Однако активисты-представители сексуальных меньшинств говорят, что положительные изменения происходят слишком медленно, особенно в соседнем Таджикистане, где гомофобия укоренилась еще глубже.

Киромиддин Гулов руководит единственной организацией в Таджикистане, занимающейся защитой прав представителей ЛГБТ-сообщества «За равные возможности». Он рассказал, что представители ЛГБТ жаловались, что их избивают на улице, тогда как даже правозащитные организации не выражают особого интереса к этому вопросу.

Организация «За равные возможности» недавно провела мероприятие, на которое пригласили многие НПО и правозащитные организации, но пришли всего два человека.

По мнению активистов в Таджикистане, проблема заключается в том, что общественность не считает права геев правами человека. Без поддержки НПО, СМИ и правительства кампании по защите прав геев не будут эффективны, считают активисты.

Гомофобия превалирует на менее экономически благополучном и более консервативном юге Кыргызстана, хотя в стране лишь малая часть геев живет открыто. В Кыргызстане, согласно исследованию местных НПО и международных специалистов за 2011 год, от 18 до 36 тысяч геев, однако только 20 из них в Бишкеке и пять в других частях страны сказали правду о себе родным и коллегам.

34-летняя лесбиянка из Таласа, города на севере Кыргызстана, сказала IWPR, что планирует этой весной уехать из-за существующих предубеждений.

Женщина, которая осталась вдовой с двумя детьми, планирует переезд еще с 2006 года, когда она посетила парад представителей ЛГБТ в Праге и осознала, насколько свободными от дискриминации могут быть другие страны.

«Я чувствовала себя свободно, среди своих. Там никто на тебя пальцем не показывает. Они нормально относятся к [гомосексуальности], - вспоминает она о поездке в Чехию. - [У нас] живешь в постоянном страхе - неприятная ситуация… Не хотела бы всю жизнь прожить так».

В 18 лет она стала жертвой традиции под названием «кража невесты» - ее похитили и выдали замуж.

«Я всегда знала, что я лесбиянка, но ничего не могла сделать, потому что жила в очень маленьком селе, где все друг про друга знают», - говорит женщина. О своем браке она говорит: «Было тяжело, жизнь превратилась в привычку».

Хотя она не считает, что может подвергнуться нападкам со стороны окружающих, если ее ориентация станет известна, но говорит, что не чувствует «себя в безопасности. Постоянно приходится скрывать от всех - от друзей, родных, знакомых».

По ее мнению, «вряд ли в скором времени наше общество поймет нас. Может быть, через лет 20-30».

Стремление уехать отмечается повсеместно. Отчет, подготовленный совместно организацией «За равные возможности» и Общественным объединением «Лабрис», которое борется за права ЛГБТ в Кыргызстане, показывает, что многие представители сообщества хотят уехать в Россию или Казахстан, куда не требуется виза. Те, кому это не удается, едут в столицу Кыргызстана Бишкек, где, по словам Братухина, «более либеральный климат».

Гомофобия распространена и среди работодателей. Женщина из Бишкека рассказала, что ее начальник уволил ее из супермаркета, когда стала известна ее ориентация.

«Девушки-коллеги боялись меня. Я не получила никаких объяснений. Меня просто уволили», - сказала она.

Гомофобия может также принимать более тонкие формы. Другой житель Бишкека, который по своей воле покинул компанию, в которой проработал много лет, был удивлен тем, что сказал ему начальник в его последний рабочий день:

«Несмотря на то, что ты гей, ты был таким хорошим специалистом!».

Таджикистан еще более консервативен в своем мировоззрении, и геи там сталкиваются с еще более враждебным отношением. Поэтому многие из них живут как члены тайного политического движения.

Как и в Кыргызстане, население Таджикистана в основном мусульманское, и, по словам опрошенных IWPR, некоторые приверженцы религии считают, что людей, имеющих однополые связи, по религии нужно забивать камнями.

Более серьезная проблема, однако, заключается в ненадлежащем отношении со стороны милиции и широкой общественности.

«Случаи сексуального и физического насилия в отношении геев и бисексуальных мужчин со стороны милиции… часто имеют место», - говорится в отчетах ЛГБТ-организаций.

В некоторых случаях сотрудники милиции относятся к однополым отношениям, будто это до сих пор преступление, арестовывают «подозреваемых» и держат их в заключении в течение нескольких дней, говорят активисты. В связи с этим рассказываются жуткие истории.

Когда 28-летняя женщина-представительница ЛГБТ-сообщества обратилась в милицию с заявлением на бывшего мужа, изнасиловавшего ее в декабре 2010 года, сотрудник милиции посоветовал ей молчать и «сказать спасибо, что ее бывший ее не убил», говорится в отчете.

Мужчина-гей сказал IWPR, что когда он заявил в милицию об ограблении, сотрудник милиции стал оскорблять его и угрожать, а также целый день удерживал его в отделении милиции.

Активисты также утверждают, что у сотрудников милиции существует практика, когда они используют веб-сайты для анонимного знакомства с парнями-геями, а при встрече шантажируют и запугивают их.

Житель Душанбе, которому слегка за 40, рассказал IWPR, что милиция шантажировала многих из тех, кого он знает.

«Есть такие люди, которые, входят в доверие, идут на контакт, но потом начинают угрожать», - сказал он, добавив, однако, что при этом нельзя сказать, что геям в Таджикистане нет жизни.

«У нас не принимают мужчин-геев, - сказал бывший сотрудник МВД Таджикистана. - Может быть, кто-то что-то и скажет им неприятное. Но милиция - это вам не институт благородных девиц, сама по себе работа трудная».

В самом обществе распространено неприязненное отношение к представителям ЛГБТ-сообщества.

19-летний Фуркат Анваров вспоминает недавний случай нападения на парня-гея в районе Филармонии в столице Таджикистана Душанбе.

«Думаю, правильно пацаны сделали, - говорит Анваров. - Был бы там, тоже бы побил его, чтоб другим неповадно было».

42-летняя жительница Душанбе так же сказала, что роль мужчины заключается в том, чтобы создать семью и вырастить детей. В Таджикистане нехватка мужчин из-за войны 1992-97 годов и последующих массовых отъездов мужчин на работу в Россию. По мнению женщины, оставшиеся неженатые мужчины должны жениться.

«Если бы мой ребенок стал таким, я бы от него отказалась», - добавила она.

Гулов привел в пример случай, когда геи в Таджикистане подвергались принудительному «лечению».

«Молодого человека привязали к батарее. В течение недели он просидел в таком состоянии в холоде и голодный, а из него в это время молитвами "изгоняли злых духов"», - рассказал он.

Гомосексуальные наклонности еще одного мужчины стали причиной местного скандала, когда соседи задавали об этом вопросы его родственникам, самого молодого человека задевали на улице и оскорбляли. Наконец терпеть это стало невозможно.

«Молодой человек не выдержал издевательств и повесился», - сказал Гулов.

(Имена некоторых опрошенных были изменены в их интересах.)

Искать на Refworld