Последнее обновление: Среда, 11 декабря 2019, 09:34 GMT

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) на основе информации, поступившей по состоянию на 3 марта 2017 года

Издатель ОБСЕ
Дата публикации 4 марта 2017
Цитировать как ОБСЕ, Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) на основе информации, поступившей по состоянию на 3 марта 2017 года, 4 марта 2017, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/58c2df534.html [последняя дата доступа 14 декабря 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

В Донецкой области СММ констатировала уменьшение количества случаев нарушения режима прекращения огня[1], в том числе около 560 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом, когда было зафиксировано более 1 400 взрывов (преимущественно в районе треугольника Авдеевка-Ясиноватая-Донецкий аэропорт).

Так, находясь в течение дня 3 марта в подконтрольном правительству г. Авдеевка (17 км к северу от Донецка), наблюдатели слышали 30 взрывов неопределенного происхождения и 12 очередей из стрелкового оружия на расстоянии от 2 до 10 км в секторе от востока до юго-запада. В подконтрольном правительству пос. Каменка (20 км к северу от Донецка) команда Миссии слышала почти 160 взрывов неопределенного происхождения, а также интенсивный огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия - всё в 2-9 км в секторе от востока до юго-запада.

В подконтрольном «ДНР» г. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка) члены патруля СММ слышали более 150 взрывов неопределенного происхождения, 40 выстрелов из пушки боевой машины пехоты (БМП‑2, 30 мм), а также интенсивный огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия - всё в 2-8 км в секторе от западо-юго-запада до северо-запада.

Осуществляя мониторинг к северу от г. Горловка (39 км к северо-востоку от Донецка), команда Миссии слышала один взрыв, оцененный как разрыв 82-мм минометной мины, 17 взрывов - как огонь из безоткатного орудия (СПГ-9, 73 мм), 9 взрывов - как огонь из пушки БМП‑1 (73 мм), 10 взрывов - как разрывы гранат автоматического гранатомета (АГС), 4 очереди из АГС, 20 взрывов, оцененных как разрывы реактивных противотанковых гранат, одну серию выстрелов из ручных противотанковых гранатометов (РПГ), 11 взрывов неопределенного происхождения, одну очередь из крупнокалиберного пулемета, а также очереди и выстрелы из стрелкового оружия - всё в 1,5-2 км к северо-северо-востоку.

Находясь в Петровском районе Донецка, члены патруля СММ слышали множественные перекрестные очереди из стрелкового оружия на протяжении 16 минут в 2-3 км к западу и два взрыва неопределенного происхождения в 4-6 км к северу. В подконтрольном «ДНР» пгт Александровка (20 км к юго-западу от Донецка) наблюдатели слышали 14 взрывов неопределенного происхождения, а также четырехминутный эпизод множественных перекрестных очередей из стрелкового оружия и длившийся одну минуту непрерывный огонь из зенитных установок. Все упомянутые эпизоды огневой активности были зафиксированы в 4-8 км в секторе от запада до севера.

Поздно вечером 2 и в ночь на 3 марта камера СММ в с. Широкино (20 км к востоку от Мариуполя) зафиксировала один трассирующий снаряд с запада на восток, за которым последовали в общей сложности три взрыва неопределенного происхождения и перестрелка из 142 трассирующих снарядов (129 с запада на восток, 10 с юго-востока на северо-запад и еще 3 с юго-запад на северо-восток) - всё на неустановленном расстоянии к северо-северо-востоку и северо-востоку от места, где установлена камера.

В течение дня 3 марта со своей позиции к северо-западу от подконтрольного правительству с. Лебединское (16 км к северо-востоку от Мариуполя) члены патруля Миссии слышали 24 взрыва неопределенного происхождения, 10 выстрелов из автоматического гранатомета, две очереди из крупнокалиберного пулемета и 10 очередей из стрелкового оружия - всё в 4-6 км к востоко-северо-востоку. Находясь в подконтрольном правительству с. Гнутово (20 км к северо‑востоку от Мариуполя), наблюдатели слышали 61 взрыв неопределенного происхождения на неустановленном расстоянии к юго‑востоку.

В Луганской области СММ констатировала уменьшение количества нарушений режима прекращения огня, в том числе 479 взрывов, по сравнению с предыдущим отчетным периодом, когда было зафиксировано более 1 150 взрывов.

Поздно вечером 2 и в ночь на 3 марта, находясь в подконтрольном «ЛНР» г. Кадиевка (быв. Стаханов, 50 км к западу от Луганска), наблюдатели слышали 211 взрывов неопределенного происхождения в 10 к северо-западу. В подконтрольном правительству г. Северодонецк (74 км к северо-западу от Луганска) команда Миссии слышала 50 взрывов, оцененных как огонь из артиллерии калибра 152 мм в 10-15 км к юго-востоку.

Осуществляя в течение дня 3 марта мониторинг в подконтрольном «ЛНР» пгт Калиново (60 км к западу от Луганска), члены патруля СММ слышали два взрыва, по оценке, от огня из артиллерии в 5 км к юго-юго-западу, за которыми последовали 53 взрыва от огня из артиллерии или минометов в 3-5 км к западу и северу.

Со своей позиции в подконтрольном «ЛНР» г. Ирмино (54 км к западу от Луганска) наблюдатели слышали 59 взрывов неопределенного происхождения в 5 км к северу. Находясь в подконтрольном «ЛНР» пгт Донецкий (49 км к западу от Луганска), команда Миссии слышала 11 взрывов неопределенного происхождения в 2-4 км к западо-юго-западу и 9 очередей из крупнокалиберного пулемета в 2-4 км к северо-востоку.

В подконтрольном правительству г. Попасная (69 км к западу от Луганска) члены патруля СММ слышали два взрыва, оцененных как разрывы минометных мин калибром 120 мм в 1-2 км к северо-востоку, и 4 взрыва (три выстрела и один разрыв) от минометного огня в 4 км к востоку от своей позиции.

В подконтрольном правительству пгт Малониколаевка (36 км к юго‑западу от Луганска) наблюдатели слышали 10 взрывов, оцененных как огонь из минометов, и 20 выстрелов из стрелкового оружия. Упомянутые эпизоды огневой активности были оценены как учения с боевой стрельбой в 10 км к северу.

Миссия уточняла сообщения о пострадавшем мирном жителе и повреждениях вследствие обстрелов. Возле больницы в подконтрольном правительству г. Горское (63 км к западу от Луганска) команда Миссии видела мужчину с перевязанной левой рукой. По его словам, он получил осколочные ранения головы и руки при разрыве минометной мины, когда вечером 1 марта входил в свой дом, расположенный на ул. Нахимова в подконтрольном правительству н. п. Золотое‑4 (60 км к северо-западу от Луганска.

Возле дома, расположенного в юго-западной части Калиново, команда СММ зафиксировала свежую воронку, по оценке, возникшую от разрыва артиллерийского снаряда, выпущенного с западного направления, а также разбитые ударной волной окна с западной стороны дома, расположенного в 160 м к востоку. По словам владельца дома, взрыв произошел около 00:40.

В Донецком в присутствии российских офицеров при Совместном центре контроля и координации (СЦКК), вооруженных членов «ЛНР» и представителей СМИ наблюдатели зафиксировали лежащую на земле кровельную черепицу возле дома №1, расположенного на ул. 30 лет Победы, а также разбитые балконные окна квартиры на четвертом этаже многоквартирного жилого дома. По словам жителя дома, удар произошел вечером 2 марта. Осмотреть крышу здания и, соответственно, провести анализ предполагаемого места удара не представлялось возможным. Команда Миссии зафиксировала разбитое окно в квартире на втором этаже многоквартирного жилого дома и определила, что повреждения были вызваны осколками. По словам проживающих в квартире людей, удар произошел вечером 2 марта. Наблюдатели также видели разбитое окно в соседней квартире, где никто не живет. Они также зафиксировали пробоину в стене дома №13 на ул. Электровозной, а в 50-80 м - снаряд, по оценкам, пушки БМП‑1 (30 мм). По словам владельца дома (мужчины в возрасте около 65 лет), вечером 2 марта снаряд пробил крышу и вылетел сквозь стену.

В Авдеевке члены патруля Миссии зафиксировали 8 свежих мест ударов на здании №15 по ул. Воробьева, в том числе одно место удара в 1,5 м ниже установленной там камеры СММ. Место удара появилось, по оценке, от попадания снаряда неустановленной системы вооружения, выпущенного с востоко-юго-востока. Вследствие этого юго-восточный угол здания был существенно поврежден с возможным нарушением его устойчивости. Несмотря на отсутствие видимых повреждений проводки между оборудованием камеры и предохранительным щитком в здании, камера не работала в течение всего отчетного периода. Мирные жители и военнослужащие Вооруженных сил Украины (ВСУ), находившие на месте происшествия, сообщили СММ о том, что удары длились весь предыдущий день, начиная с 16:30.

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (16 км к северо-востоку от Луганска), н. п. Золотое (60 км к северо-западу от Луганска) и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на всех трёх участках разведения по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.

Вечером 1 марта камера СММ в подконтрольном правительству Золотом зафиксировала три снаряда с севера на юг в 1-2 км к востоку от места расположения камеры, за которыми последовали в общей сложности 8 взрывов от огня из артиллерии или минометов, а также перестрелку, состоявшую из 17 снарядов (16 с севера на юг и один с юга на север) и трех очередей из крупнокалиберного пулемета - всё в 1-4 км в восточном направлении. По наблюдениям Миссии, все упомянутые нарушения режима прекращения огня произошли за пределами участка разведения сил и средств.

Находясь 3 марта в Золотом, наблюдатели слышали 26 взрывов, оцененных как огонь из минометов в 2-3 км к юго-западу, однако определить, произошли эти взрывы на участке разведения или за его пределами, не представлялось возможным. Члены патруля СММ также слышали 23 взрыва, оцененных как огонь из минометов (5 выстрелов, один разрыв и 18 взрывов неопределенного происхождения) в 1,5-2 км к юго‑западу (по оценке, за пределами участка разведения). Со своей позиции в подконтрольном «ЛНР» г. Первомайск (58 км к западу от Луганска) команда Миссии слышала 14 взрывов неопределенного происхождения в 3-10 км к северо-западу и северу (по оценке, за пределами участка разведения).

Утром 3 марта, находясь в подконтрольной правительству Станице Луганской, наблюдатели слышали взрыв неопределенного происхождения в 5 км к северо-западу (по оценке, за пределами участка разведения).

Миссия продолжала осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом[2].

В неподконтрольных правительству районах СММ зафиксировала следующие нарушения соответствующих линий отвода: 18 реактивных систем залпового огня (БМ‑21 «Град», 122 мм) вблизи г. Миусинск (62 км к юго-западу от Луганска) и две самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм), которые двигались на север, а потом повернули на восток, в 2-3 км восточнее позиции наблюдателей к юго-западу от с. Крещатицкое (быв. Красноармейское, 33 км к северо‑востоку от Мариуполя). Находясь в этом районе, члены патруля Миссии слышали выстрелы из стрелкового оружия (в том числе 5 очередей в 300-500 м от своей позиции), оцененные как предупредительные, и покинули это место из соображений безопасности* (см. Оперативный отчет СММ от 4 марта 2017 года). По наблюдениям СММ, упомянутые гаубицы были зафиксированы в пределах района, где размещение тяжелого вооружения запрещено в соответствии с пунктом 5 Меморандума от 19 сентября 2014 года.

За линиями отвода, но за пределами мест хранения в подконтрольных правительству районах наблюдатели зафиксировали 15 танков (неустановленного типа) вблизи с. Парасковиевка (75 км к северу от Донецка) 2 марта, а 3 марта - три гаубицы (Д‑30 «Лягушка», 122 мм), буксируемые грузовиками в северо‑западном направлении неподалеку от с. Урзуф (40 км к юго-западу от Мариуполя).

Команда Миссии еще раз посетила постоянные места хранения вооружения в подконтрольных «ДНР» районах и впервые зафиксировала отсутствие 17 танков (десяти Т‑64 и семи Т‑72), а также 9 минометов (2Б14 «Поднос», 82 мм) и 15 противотанковых пушек (МТ‑12 «Рапира», 100 мм). Также было отмечено, что по-прежнему отсутствуют 9 танков (два Т‑64 и семь Т‑72). Наблюдатели столкнулись с ограничением свободы передвижения в двух местах*.

СММ зафиксировала боевые бронированные машины[3] и следы от техники в пределах зоны безопасности. В неподконтрольных правительству районах команда Миссии видела МТ‑ЛБ вблизи Калиново 2 марта, а 3 марта - свежие следы, по оценке, от танков (неустановленного типа) неподалеку от Калиново, два бронетранспортера (БТР‑80) вблизи с. Гаевое (14 км к западу от Луганска) и неподвижную БМП‑1 неподалеку от Горловки.

В подконтрольных правительству районах наблюдатели видели неподвижный МТ‑ЛБ вблизи с. Старый Айдар (20 км к северо-западу от Луганска), а также слышали передвижение гусеничных машин (предположительно БТР) и отметили, что окопы неподалеку от блокпоста в этом районе недавно были укреплены бревнами. В с. Гранитное (60 км к югу от Донецка) члены патруля СММ впервые видели государственный флаг Украины, установленный на холме, приблизительно в 300 м к востоку от протекающей в этом районе реки Кальмиус.

Наблюдатели осуществили запуск беспилотного летательного мини-аппарата (БПЛА) в 3 км к западу от Ясиноватой для сбора информации о ситуации с безопасностью, чтобы поспособствовать обеспечению доступа для проведения ремонтно‑восстановительных работ вблизи Донецкой фильтровальной станции. Они услышали стрельбу из стрелкового оружия, которая, по их оценке, произошла на юго‑юго‑западе. Команда Миссии приняла решение вернуть БПЛА, однако аппарат начал отклоняться от траектории полета и вращаться, не реагируя на команды оператора. Члены патруля СММ выполнили принудительную посадку БПЛА, однако ввиду отсутствия гарантий безопасности они не смогли его забрать (см. Оперативный отчет СММ от 4 марта 2017 года).

СММ продолжала наблюдать за блокадой путей, проходящих через линию соприкосновения в направлении неподконтрольных правительству районов (см. Ежедневный отчет СММ от 3 марта 2017 года). В г. Горское (63 км к западу от Луганска) железнодорожные пути, на которых все еще стоял поезд, по-прежнему перекрыты заграждениями из бревен и колючей проволокой. Сотрудников полиции там замечено не было. На перекрестке дорог в районе Карбонита (в пределах Золотого), который ранее занимали участники блокады, наблюдатели видели, как представители Военной службы правопорядка останавливали и проверяли военные машины. Командир сообщил Миссии о том, что эти проверки носят плановый характер и не связанны с блокадой. На месте блокады в пгт Щербиновка (44 км к северу от Донецка) члены патруля СММ отметили спокойную обстановку. Участники блокады укрепляли свою позицию в г. Бахмут (67 км к северу от Донецка) деревянными заграждениями и колючей проволокой, а также использовали трактор, чтобы вырыть ров. В лагере вдоль автодороги в с. Бугас (44 км к юго-западу от Донецка) мужчина, назвавшийся членом «Правого сектора», сообщил наблюдателям, что в ночное время его группа осуществляла патрулирование, в ходе которого они останавливали и осматривали коммерческие грузовики.

СММ уточняла сообщения СМИ о возможном введении «временной администрации» на некоторых предприятиях, если они не будут «зарегистрированы» в неподконтрольных правительству районах. В подконтрольном «ЛНР» г. Должанск (быв. Свердловск, 60 км к юго-востоку от Луганска) 2 марта представитель компании «ДТЕК Свердловантрацит» сообщил команде Миссии о том, что по указанию руководства компании, ее сотрудники будут оставаться дома до получения дальнейших уведомлений. Представитель металлургического завода группы «Метинвест» в подконтрольном «ДНР» г. Енакиево (41 км к северо-востоку от Донецка) 3 марта сообщил СММ, что руководство завода не получало каких‑либо извещений о введении «временной администрации».

Миссия осуществляла мониторинг доступа к гуманитарной помощи в неподконтрольных правительству районах. Возле входа в «Донбасс Арену» в Донецке наблюдатели видели группу из 10-15 невооруженных мужчин в одежде военного типа и троих членов «ДНР». Один из них сообщил СММ, что предоставление гуманитарной помощи в этом здании приостановлено (см. Ежедневный отчет СММ от 2 марта 2017 года).

2 марта члены патруля Миссии осуществляли мониторинг и оказывали содействие колонне Всемирной продовольственной программы Организации Объединённых Наций (ВПП ООН) с предметами медицинского назначения в пересечении контрольного пункта въезда‑выезда, расположенного в подконтрольном правительству пгт Новотроицкое (36 км к юго-западу от Донецка). Представитель ВПП ООН сообщил наблюдателям, что колонна достигла неподконтрольных правительству районов.

В Киеве Миссия наблюдала за проведением нескольких массовых собраний. Перед зданием Национального совета по телевидению и радиовещанию Украины группа из приблизительно 50 человек (70% мужчин, преимущественно молодого или среднего возраста) с плакатами выступала в поддержку решения Нацсовета о непродлении лицензии на радиовещание радиостанции «Радио Вести». В это время группа из примерно 100 человек (80% женщин, преимущественно пожилого возраста) протестовала с плакатами против этого решения. На месте событий присутствовало приблизительно 25 сотрудников полиции. Люди спорили друг с другом, однако обстановка оставалась спокойной, и массовое собрание прошло мирно. Перед зданием Верховной Рады группа из приблизительно 225 женщин с плакатами за мир в Украине выступали с речами, используя громкоговорители. На месте событий присутствовало приблизительно 20 полицейских. Массовое собрание прошло мирно.

СММ продолжает следить за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано‑Франковске, Днепре, Черновцах и Харькове.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо быстро реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию.

Запрет доступа:

На участке разведения в районе Станицы Луганской украинский офицер при СЦКК сообщил патрулю Миссии о том, что невозможно гарантировать безопасность наблюдателей в прилегающих к главной дороге районах из-за возможного наличия там мин и неразорвавшихся боеприпасов. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Вооруженные лица на блокпосте «ЛНР», расположенном на краю участка разведения в районе Золотого, сообщили наблюдателям о том, что из-за возможного наличия мин и неразорвавшихся боеприпасов безопасность СММ не может быть гарантирована в полях и на второстепенных дорогах. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Патрулю Миссии дважды не удалось проехать по дороге между подконтрольными правительству с. Артема (26 км к северу от Луганска) и с. Нижнетеплое (26 км к северу от Луганска) из‑за наличия заграждений. На одном из заграждений и по обе стороны от дороги наблюдатели видели предупредительные знаки о минной опасности. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Военнослужащие ВСУ не пропустили патруль Миссии через блокпост в Нижнетеплом. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Военнослужащий ВСУ на блокпосте в с. Троицкое (69 км к западу от Луганска) кричал на наблюдателей и угрожал прострелить покрышки автомобилей Миссии. Патруль СММ уехал и проинформировал о случившемся СЦКК.

Член «ДНР» в постоянном месте хранения вооружения в угрожающей и враждебной форме требовал, чтобы наблюдатели покинули это место. Патруль СММ уехал и проинформировал об этом СЦКК.

Патруль Миссии не смог получить доступ к постоянному месту хранения отведенного вооружения «ДНР», поскольку ворота были закрыты и на месте никого не было. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Военнослужащий ВСУ отказал патрулю Миссии в доступе к объекту в с. Тополиное (19 км к северо-западу от Мариуполя). СММ проинформировала СЦКК об этом.

Три невооруженных члена «ДНР» остановили патруль Миссии в с. Александровское (быв. Розы Люксембург, 90 км к юго-востоку от Донецка), и сказали наблюдателям, что проехать дальше они не смогут, поскольку дорога перекрыта. СММ проинформировала СЦКК об этом.

Вооруженный мужчина в форме, похожей на форму Вооруженных сил Российской Федерации, со знаками отличия «ДНР» в агрессивной форме требовал, чтобы патруль Миссии покинул район КПВВ в пгт Оленовка (23 км к юго-западу от Донецка). Патруль СММ уехал и проинформировал об этом СЦКК.

Другие препятствия:

Члены патруля Миссии слышали стрельбу из стрелкового оружия, которая, по их оценке, произошла на юго‑юго‑западе, вскоре после запуска мини-БПЛА вблизи Донецкой фильтровальной станции, к западу от Ясиноватой. Аппарат начал отклоняться от траектории полета и вращаться, не реагируя на команды оператора. Наблюдатели выполнили принудительную посадку БПЛА, однако ввиду отсутствия гарантий безопасности они не смогли его забрать (см. Оперативный отчет СММ от 4 марта 2017 года).

Осуществляя мониторинг передвижения вооружения, оцененного как две самоходные гаубицы (2С1 «Гвоздика», 122 мм) вблизи подконтрольного «ДНР» Крещатицкого (см. выше), наблюдатели слышали 20 выстрелов из стрелкового оружия в 1 км к северо-востоку, после которых последовало 5 очередей из стрелкового оружия в 300-500 м к востоко-юго-востоку. По оценке Миссии, это были предупредительные выстрелы. Из соображений безопасности члены патруля СММ покинули этот район (см. Оперативный отчет СММ от 4 марта 2017 года).

Искать на Refworld

Страны