Последнее обновление: Вторник, 22 октября 2019, 12:40 GMT

Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) на основе информации, поступившей по состоянию на 6 марта 2017 года

Издатель ОБСЕ
Дата публикации 7 марта 2017
Цитировать как ОБСЕ, Последние новости от Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (СММ) на основе информации, поступившей по состоянию на 6 марта 2017 года, 7 марта 2017, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/58c8155e4.html [последняя дата доступа 24 октября 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

По сравнению с предыдущими сутками СММ констатировала увеличение количества нарушений режима прекращения огня в Донецкой области и уменьшение их количества в Луганской области. Наблюдатели слышали более 1 600 взрывов в районах к востоку и северо‑востоку от Мариуполя. В двух случаях неустановленные вооруженные лица ограничивали свободу передвижения СММ в населенных пунктах, которые не контролируются правительством*. Миссия уточняла сообщения о жертвах среди гражданского населения в Докучаевске, Маринке и Красногоровке. СММ фиксировала места ударов после обстрелов в Зайцево, Лоскутовке, Горловке, Донецком, Кадиевке и Первомайске. Миссия продолжала осуществлять мониторинг на трех участках разведения сил и средств, где ее доступ по-прежнему был ограничен*. Наблюдатели фиксировали места ударов в пределах участков разведения в районе Станицы Луганской и Золотого. СММ продолжала наблюдать за блокадой железнодорожных путей, проходящих через линию соприкосновения. Наблюдатели посетили один приграничный район, который в настоящее время не контролируется правительством. В Киеве СММ наблюдала за судебным заседанием.

По сравнению с предыдущими сутками СММ констатировала увеличение количества случаев нарушения режима прекращения огня[1] в Донецкой области, включая более 1 600 взрывов. Около двух третьих этих взрывов были зафиксированы в районах к востоку и северо‑востоку от подконтрольного правительству г. Мариуполь (102 км к югу от Донецка).

Так, находясь в 3 км к северо‑северо‑востоку от подконтрольного правительству с. Гнутово (20 км к северо-востоку от Мариуполя) на протяжении около шести часов 6 марта, члены патруля Миссии слышали около 190 взрывов неопределенного происхождения (в том числе более 90 взрывов за 1 час) и 20‑минутный интенсивный огонь из крупнокалиберных пулеметов и пушек БМП‑2 (30 мм) на неустановленном расстоянии к юго‑юго‑востоку и юго‑востоку. Кроме того, наблюдатели слышали 4 взрыва, которые они оценили как выстрелы из 120‑мм миномета, и 21 взрыв - как разрывы минометных мин калибром 120 мм, а также слышали и видели 7 взрывов в воздухе в 4-5 км к югу и юго‑востоку, слышали 7 взрывов, оцененных как выстрелы из 82‑мм миномета на неустановленном расстоянии к юго‑востоку с последующими разрывами минометных мин на неустановленном расстоянии к югу, слышали и видели 24 взрыва, оцененных как выстрелы из 122‑мм артиллерийских орудий в 2-4 км к западу, за которыми последовали разрывы артиллерийских снарядов в 5-7 км к юго‑востоку.

Со своей позиции в 1 км к северу от подконтрольного «ДНР» с. Заиченко (26 км к северо-востоку от Мариуполя) в течение около 2,5 часов команда СММ слышала более 360 взрывов неопределенного происхождения (в том числе свыше 200 приблизительно за полчаса) и два эпизода (примерно по 30 минут каждый) интенсивного огня из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия - всё на неустановленном расстоянии в секторе от юга до западо‑юго‑запада. Кроме того, наблюдатели слышали непрерывный огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия на протяжении 20 минут на неустановленном расстоянии к юго‑юго‑западу и западу. В другом случае он длился практически полчаса на неустановленном расстоянии к западо‑юго‑западу и юго‑юго‑западу.

Находясь в 1 км севернее с. Сопино (16 км к востоку от Мариуполя), в течение более 3 часов члены патруля Миссии слышали свыше 230 взрывов, включая 50 взрывов неопределенного происхождения, 60 взрывов, оцененных как минометные выстрелы, и еще 37 взрывов (по оценке, разрывы минометных мин) - всё в течение 30 минут в 2-5 км к востоко‑северо‑востоку, а также более 1 000 очередей из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия и более 1 000 выстрелов из стрелкового оружия в 2-5 км к северо‑северо‑востоку. Затем наблюдатели слышали 22 взрыва, оцененных как выстрелы из минометов на неустановленном расстоянии к востоку, за которыми последовали разрывы минометных мин на неустановленном расстоянии к северо‑западу, 8 взрывов - минометные выстрелы в 4-5 км к северо‑северо‑западу с последующими разрывами минометных мин в 4-5 км к северо‑северо‑востоку, еще 8 взрывов - выстрелы из артиллерии на расстоянии более 8 км к северо‑северо‑западу, за которыми последовали разрывы артиллерийских снарядов на расстоянии свыше 8 км к северо‑северо‑востоку, 20 взрывов - минометные выстрелы на неустановленном расстоянии к востоку с последующими разрывами минометных мин на неустановленном расстоянии к северо‑востоку, 17 взрывов, оцененных как минометные выстрелы на неустановленном расстоянии к востоко‑северо‑востоку, за которыми последовали разрывы минометных мин на неустановленном расстоянии к востоку, а также более 300 очередей из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия на неустановленном расстоянии в секторе от севера до востока.

Вечером 5 марта, находясь в подконтрольном «ДНР» г. Горловка (39 км к северо‑востоку от Донецка), команда СММ слышала 103 взрыва неопределенного происхождения в 15-20 км к юго‑юго‑западу. Вечером 6 марта наблюдатели слышали около 50 взрывов неопределенного происхождения в 15-20 км к юго‑юго‑западу.

В подконтрольном правительству г. Светлодарск (57 км к северо-востоку от Донецка) вечером 5 и в ночь на 6 марта команда Миссии слышала 10 взрывов, оцененных как разрывы минометных мин калибром 82 мм, 70 выстрелов, по оценке, из пушек боевых машин пехоты (БМП‑1, 73 мм) и 380 очередей из крупнокалиберных пулеметов, зенитных установок (ЗУ‑23, 23 мм) и стрелкового оружия - всё на расстоянии 3-5 км в секторе от юго‑юго‑востока до юго‑запада. В дополнение к одиночным выстрелам из стрелкового оружия и легкого вооружения, которые были слышны во второй половине дня и ближе к вечеру 6 марта, наблюдатели также слышали 6 взрывов, которые они оценили как разрывы минометных мин калибром 82 мм в 4-5 км к юго‑востоку.

Находясь в подконтрольном «ДНР» г. Дебальцево (58 км к северо-востоку от Донецка) с вечера 5 марта вплоть до второй половины дня 6 марта, команда СММ слышала 118 взрывов неопределенного происхождения в 6-15 км к северо‑западу и северо-северо‑западу.

Ведя наблюдение в подконтрольном «ДНР» г. Ясиноватая (16 км к северо-востоку от Донецка) на протяжении около пяти часов 6 марта, члены патруля Миссии слышали 31 взрыв неопределенного происхождения в 1-5 км к юго‑западу, западо‑юго‑западу и западу, а также более 600 очередей из крупнокалиберных пулеметов и непрерывный огонь из крупнокалиберных пулеметов и стрелкового оружия, который длился практически полчаса, в 2-4 км к юго‑востоку.

Со своей позиции в подконтрольном «ДНР» с. Петровское (41 км к югу от Донецка) в течение около 2 часов утром 6 марта наблюдатели слышали 18 взрывов неопределенного происхождения в 8-10 км к югу и 56 взрывов неопределенного происхождения в 6-8 км к западу.

По сравнению с предыдущими сутками в Луганской области Миссия зафиксировала меньше нарушений режима прекращения огня, включая 38 взрывов.

Так, находясь в подконтрольном правительству г. Золотое (60 км к западу от Луганска), 6 марта члены патруля СММ слышали 11 взрывов неопределенного происхождения на расстоянии от 5 до 13 км к юго‑юго‑востоку от своего местонахождения. Со своей позиции в 2,5 км юго‑западнее подконтрольного «ЛНР» пос. Мирное (28 км к юго‑западу от Луганска) наблюдатели слышали 12 взрывов, которые они оценили как артиллерийский огонь в 5 км к северо‑востоку. По их оценке, это были учения с боевой стрельбой вблизи подконтрольного «ЛНР» пгт Успенка (23 км к юго‑западу от Луганска).

СММ уточняла сообщения о жертвах среди гражданского населения и повреждениях вследствие обстрелов. В подконтрольном «ДНР» г. Докучаевск (30 км к юго‑западу от Донецка) наблюдатели общались с 52‑летним мужчиной, который рассказал, что его снесло ударной волной от взрыва, произошедшего на улице Ватутина ночью 2 марта. По его словам, его госпитализировали с переломом ключицы. Наблюдатели видели, что у мужчины были перебинтованы плечо и рука.

В подконтрольном правительству г. Курахово (40 км к западу от Донецка) начальник городского отделения полиции сообщил СММ, что 1 марта в подконтрольном правительству г. Марьинка (23 км к юго‑западу от Донецка) женщина (1969 г. р.) получила незначительные осколочные ранения. По его словам, 3 марта в подконтрольном правительству г. Красногоровка (21 км к западу от Донецка) осколочные ранение плеча получила ещё одна женщина в возрасте около 65 лет. Медработники в Курахово подтвердили, что этим женщинам была оказана необходимая медицинская помощь, после чего их выписали из больницы.

В подконтрольной правительству Жованке (часть Зайцево, 50 км к северо‑востоку от Донецка) наблюдатели зафиксировали 12 свежих воронок. Самая ближайшая из низ находилась в 15 м от жилых домов. По их оценке, они образовались от разрывов 120‑мм минометных мин, выпущенных с востока и юго‑востока. По наблюдениям СММ, в двух домах были выбиты окна, а стены были повреждены осколками. По словам одной женщины, эти повреждения возникли после обстрелов 4 и 5 марта. Другая женщина утверждала, что населенный пункт попал под обстрел ночью 5 марта, и добавила, что у них нет электричества уже 8 месяцев. По ее словам, в данном населенном пункте также отключено газоснабжение, а вода в колодцах стала непригодной для питья. В этом районе наблюдатели неоднократно отмечали отсутствие электроснабжения и наличие генераторов. В дополнение к этому она рассказала, что несмотря на наличие электрических генераторов, предоставленных гуманитарной организацией, топливо для поддержания из работы отсутствует. Позже три пожилые женщины также жаловались на отсутствие воды и электричества.

5 марта в подконтрольном правительству пос. Лоскутовка (72 км к западу от Луганска) наблюдатели видели две свежие воронки примерно в 120 м от здания службы по чрезвычайным ситуациям (СЧС) и определили, что они образовались от разрывов артиллерийских снарядов калибром 152 мм, выпущенных с юго‑восточного направления. По словам представителя СЧС, обстрел произошел ночью 2 марта.

В Никитовском районе подконтрольной «ДНР» Горловки наблюдатели зафиксировали пять свежих воронок. Воронки находились в 10-25 м от домов, расположенных на улицах Черняховского и Боткина. По наблюдениям СММ, по крайней мере в четырех домах были выбиты окна, а стены одного из домов были повреждены осколками. В другом доме выходящая на север стена была полностью разрушена от взрыва, вызванного, по оценке СММ, разрывом 122‑мм артиллерийского снаряда (направление огня установить не удалось). По результатам проведенного анализа было установлено, что одна воронка образовалась от разрыва артиллерийского снаряда калибром 122 мм, выпущенного с северного направления, вторая - от разрыва снаряда неустановленного типа, выпущенного также с северного направления, а третья - от разрыва 122‑мм артиллерийского снаряда (направление огня установить не удалось). По утверждениям трёх групп местных жителей и российских офицеров при Совместном центре контроля и координации (СЦКК), обстрел произошел до полуночи 4 марта.

В подконтрольном «ЛНР» пгт Донецкий (49 км к западу от Луганска) наблюдатели зафиксировали два свежих воронки. По их оценке, они образовались от разрывов артиллерийских снарядов калибром 122 мм, выпущенных с северного направления. Воронки находились на расстоянии около 80 м от ближайших домов.

5 марта в подконтрольном «ЛНР» г. Кадиевка (быв. Стаханов, 50 км к западу от Луганска) члены патруля Миссии видели свежую воронку на грунтовой дороге и определили, что она образовалась от разрыва 122‑мм артиллерийского снаряда, выпущенного с западного направления.

5 марта в подконтрольном «ЛНР» г. Первомайск (58 км к западу от Луганска) наблюдатели видели две свежие воронки примерно в 70 м от жилых домов на улице Шаумяна. По результатам анализа СММ было установлено, что эти воронки появились от разрывов 122‑мм артиллерийских снарядов, выпущенных с западного направления. По прибытии наблюдателей на месте уже присутствовали двое российских офицеров при СЦКК и представитель связанных с «ЛНР» СМИ. По словам двух групп местных жителей, город обстреливали ночью 4 марта.

СММ продолжает осуществлять мониторинг процесса разведения сил и средств, а также пытаться получить неограниченный доступ к участкам разведения в районах н. п. Станица Луганская (16 км к северо-востоку от Луганска), н. п. Золотое и н. п. Петровское (41 км к югу от Донецка), как это предусмотрено Рамочным решением Трехсторонней контактной группы о разведении сил и средств от 21 сентября 2016 года. Доступ Миссии на этих участках по-прежнему остается ограниченным*, однако наблюдатели смогли выполнить их частичный мониторинг.

На участке разведения в районе Станицы Луганской наблюдатели обнаружили свежую воронку примерно в 8-10 м от пункта обогрева для мирного населения и в 40-50 м от блокпоста «ЛНР» южнее моста. По результатам анализа СММ было установлено, что воронка образовалась от разрыва снаряда, выпущенного с северного направления. Тип снаряда определить не удалось.

В сопровождении российских офицеров при СЦКК члены патруля Миссии обнаружили два хвостовых стабилизатора минометных мин калибра 82 мм, застрявших в асфальте на главной дороге на участке разведения в районе Золотого. Офицеры СЦКК обозначили фрагменты боеприпасов аэрозольной краской. На участке разведения наблюдатели также зафиксировали шесть воронок (которые образовались менее недели тому назад). По их оценке, причиной их возникновения стали разрывы снарядов, выпущенных из безоткатного орудия (СПГ‑9) и автоматических гранатометов с северо‑востока.

Во время патрулирования на участке в районе Петровского СММ констатировала спокойную обстановку.

СММ продолжает осуществлять мониторинг отвода вооружения, предусмотренного Комплексом мер и Дополнением к нему, а также Меморандумом[2].

По данным воздушного наблюдения было обнаружено наличие минимум 12 танков возле подконтрольного «ДНР» Донецка 5 марта и двух, предположительно, танков или самоходных гаубиц около подконтрольного «ДНР» пгт Софиевка (быв. Карло-Марксово, 40 км к северо‑востоку от Донецка), размещенным там в нарушение линий отвода.

За линиями отвода, но вне мест хранения, по данным воздушного наблюдения, было обнаружено 64 танка в подконтрольном «ДНР» с. Терновое (57 км к востоку от Донецка) 5 марта.

Миссия видела вооружение, но не смогла верифицировать его как отведенное, так как условия его хранения не соответствуют критериям, указанным в сообщении от 16 октября 2015 года. В подконтрольном правительству районе за соответствующими линиями отвода наблюдатели констатировали наличие 13 танков (T‑64) и отсутствие 29 (T‑64), один из которых, по наблюдениям Миссии, отсутствовал впервые.

СММ еще раз посетила постоянное место хранения вооружения Вооруженных сил Украины (ВСУ), расположение которого соответствует линиям отвода, и отметила отсутствие 20 танков (Т‑64) и 3 минометов (2Б9 «Василёк», 82 мм). Отсутствие одного из танков было зафиксировано впервые.

Миссия зафиксировала боевые бронированные машины и зенитную установку[3] в зоне безопасности. В неподконтрольных правительству районах 5 марта наблюдатели видели две зенитные установки (ЗУ‑23, 23 мм) возле пос. Молодежное (63 км к северо‑западу от Луганска). 6 марта члены патруля Миссии зафиксировали две командно‑штабные бронированные машины в подконтрольной «ЛНР» части Золотого и две БМП‑1 неподалеку Луганска. По данным воздушного наблюдения было обнаружено наличие бронированной машины недалеко от пгт Бойковское (быв. Тельманово, 67 км к юго‑востоку от Донецка), 12 бронированных машин возле с. Безыменное (30 км к востоку от Мариуполя) и 40 бронированных машин вблизи Донецка 5 марта.

В подконтрольных правительству районах наблюдатели видели такую военную технику: 5 марта - 6 БМП‑2 возле пгт Новотошковское (53 км к западу от Луганска) и 6 марта - 3 МТ‑ЛБ около г. Счастье (20 км к северу от Луганска). Недалеко от с. Орехово-Донецкое (44 км к северо‑западу от Луганска) БПЛА СММ обнаружил бронированное плавающее транспортное средство. По данным воздушного наблюдения было обнаружено наличие бронированной машины недалеко от пгт Верхнеторецкое (23 км к северо‑востоку от Донецка) 4 марта.

В подконтрольных «ЛНР» районах к югу от моста возле подконтрольного правительству Счастья команда СММ отметила, что самодельное взрывное устройство, которое в последний раз видели 2 марта (см. Ежедневный отчет СММ от 3 марта 2017 года) убрали.

В подконтрольных правительству районах СММ продолжает следить за блокадой железнодорожных путей, проходящих через линию соприкосновения. В г. Горское (63 км к западу от Луганска) наблюдатели видели, что железнодорожные пути по-прежнему перекрыты бревнами и колючей проволокой. Семеро мужчин и две женщины сообщили СММ, что они фермеры из Полтавской области и присоединились к блокаде, для того чтобы «свергнуть олигархический режим и прекратить монополию», а также добиться освобождения удерживаемых в неподконтрольных правительству районах.

В г. Бахмут (быв. Артемовск, 67 км к северу от Донецка) члены патруля Миссии видели более 20 вагонов с глиной, которые проходили через место, где проводится блокада. Четверо мужчин в форме военного типа рассказали СММ, что организаторы блокады договорились с местной компанией. Согласно этой договоренности разрешено провозить глину поездами с пгт Курдюмовка (54 км к северу от Донецка) в Бахмут. По их словам, они также пропускали пассажирские поезда, курсирующие только в подконтрольных правительству районах. Один из мужчин заявил, что он живет и работает в Бахмуте, а в нерабочие дни участвует в блокаде в качестве волонтера.

На месте блокады в пгт Щербиновка (44 км к северу от Донецка) команда СММ видела около 50 мужчин в форме военного типа.

По наблюдениям СММ, пункт выдачи помощи Фонда Рината Ахметова в Горловке был по‑прежнему закрыт (см. Ежедневный отчет СММ от 3 марта 2017 года). На дверях висел лист бумаги с надписью «выдача гуманитарной помощи временно приостановлена».

СММ посетила пограничный район, который в настоящее время не контролируется правительством. Находясь на пункте пропуска возле г. Вознесеновка (быв. Червонопартизанск, 65 км к юго‑востоку от Луганска) на протяжении около часа, наблюдатели отметили там спокойную обстановку.

В Киеве наблюдатели присутствовали на судебном слушанье по делу главы Государственной фискальной службы, которого обвиняют в злоупотреблении властью и служебным положением, повлекшее за собой тяжелые последствия. Возле здания суда находились около 30 протестующих (мужчины молодого возраста). Вход в здание суда был перекрыт машинами с флагами «Автомайдана» и «Национального корпуса», по сообщениям СМИ, чтобы обвиняемый не смог покинуть зал суда. Вдоль здания патрулировали пять полицейских. Позже вечером судья определил меру пресечения в виде содержания подозреваемого под стражей сроком на 60 суток.

СММ продолжает наблюдать за ситуацией в Херсоне, Одессе, Львове, Ивано‑Франковске, Харькове, Днепре и Черновцах.

*Ограничение свободы передвижения и другие препятствия в выполнении мандата СММ

Деятельность по мониторингу и свобода передвижения СММ ограничены из-за угроз в области безопасности, включая риски, связанные с наличием мин и неразорвавшихся боеприпасов, а также другими препятствиями, которые ежедневно меняются. Мандат СММ предусматривает свободный и безопасный доступ по всей Украине. Все подписанты Комплекса мер согласились с необходимостью свободного и безопасного доступа, а также с тем, что ограничение свободы передвижения СММ является нарушением и что на подобные нарушения необходимо быстро реагировать. Они также согласились с тем, что СЦКК должен содействовать такому реагированию и осуществлять общую координацию работ по разминированию.

Запрет доступа:

  • На участке разведения в районе Станицы Луганской военнослужащий ВСУ сообщил СММ, что безопасность наблюдателей в данном районе не может быть гарантирована. Миссия проинформировала об этом СЦКК.
  • Вооруженные мужчины на блокпосте «ЛНР», расположенном на участке разведения в районе Золотого, сообщили наблюдателям, что из-за возможного наличия мин и неразорвавшихся боеприпасов безопасность СММ не может быть гарантирована в полях и на второстепенных дорогах. Миссия проинформировала об этом СЦКК.
  • Военнослужащие ВСУ остановили патруль Миссии на дороге между подконтрольными правительству г. Попасная (69 км к западу от Луганска) и с. Катериновка (64 км к западу от Луганска) и заявили, что для пропуска необходимо разрешение высшего командования ВСУ. СММ проинформировала об этом СЦКК.
  • Из-за отсутствия гарантий безопасности, а также ввиду возможного наличия мин патруль СММ не смог проехать на запад от подконтрольного «ДНР» Петровского. Миссия проинформировала об этом СЦКК.
  • Член «ДНР» остановил патруль СММ, после того как наблюдатели прошли около 100 м в южном направлении от блокпоста в Петровском, и не разрешил им проследовать дальше на юг.
  • Патруль Миссии не смог проехать через мост в подконтрольном правительству г. Счастье (20 км на север от Луганска), поскольку военнослужащие ВСУ предупредили о том, что дорога на юг от моста заминирована. СММ проинформировала об этом СЦКК.
  • В подконтрольном «ДНР» с. Сосновское (25 км к северо‑востоку от Мариуполя) вооруженный мужчина потребовал, чтобы наблюдатели покинули село. СММ проинформировала об этом СЦКК.
  • В подконтрольном «ДНР» с. Таврическое (35 км к северо‑востоку от Мариуполя) двое вооруженных мужчин остановили патруль СММ и приказали наблюдателям покинуть данный район. Миссия проинформировала об этом СЦКК.

[1] Более подробная информация обо всех случаях нарушения режима прекращения огня, а также карты Донецкой и Луганской областей, где отмечены все места, упомянутые в отчете, представлены в приложении.

[2] Несмотря на совместное заявление Трехсторонней контактной группы от 1 февраля и достигнутой 15 февраля договоренности, стороны до сих пор не предоставили исходную информацию на запрос СММ о подлежащем отводу вооружении и текущем месторасположении подразделений и формирований.

[3] Данная военная техника не подпадает под действие положений Минских соглашений об отводе вооружений.

Искать на Refworld

Страны