Последнее обновление: Пятница, 19 июля 2019, 13:18 GMT

Узбекистан. Доклад о правах человека 2012

Издатель Государственный департамент США
Дата публикации 17 мая 2013
Цитировать как Государственный департамент США, Узбекистан. Доклад о правах человека 2012, 17 мая 2013, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/5527c2df4.html [последняя дата доступа 23 июля 2019]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

КРАТКИЙ ОБЗОР

Узбекистан является авторитарным государством с конституцией, которая предусматривает президентскую систему с разделением полномочий между исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти. На практике президент Ислам Каримов и централизованная исполнительная власть доминировали в политической жизни и осуществляли практически полный контроль над другими ветвями власти. В 2007 году страна избрала президентом Ислама Каримова на третий срок в выборах, которые по данным ограниченной миссии наблюдателей от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), лишили избирателей реального выбора. Парламентские выборы состоялись в декабре 2009 года. В то время как наблюдатели ОБСЕ сообщали о заметных процедурных улучшениях по сравнению с парламентскими выборами 2004 года, выборы 2009 года нельзя считать свободными и справедливыми из-за ограничений, внесенных правительством на права кандидатов и государственного контроля над средствами массовой информации и финансированием избирательной кампании. В двухпалатном парламенте представлены четыре проправительственные политические партии. Силы безопасности подчинялись гражданским властям.

Наиболее важные проблемы по правам человека включали: пытки и жестокое обращение с задержанными со стороны сил безопасности; отсутствие надлежащего судопроизводства и справедливого суда; и ограничение свободы вероисповедания, включая преследование и лишение свободы представителей религиозных меньшинств.

Другие продолжающиеся нарушения прав человека включали: одиночное заключение и затяжной арест; суровые и порой опасные для жизни условия содержания в тюрьмах; произвольные аресты и задержания (хотя власти освободили пятерых резонансных заключенных в течение года); ограничения на свободу слова, печати, собраний и объединений, ограничения на деятельность гражданского общества со стороны правительства, ограничения на свободу передвижения, насилие в отношении женщин, а также организованный правительством принудительный сбор хлопка. Власти подвергают защитников прав человека, журналистов и тех, кто критиковал правительство, притеснению, произвольному аресту, и политически мотивированному судебному преследованию и содержанию под стражей, что привело к тому, что трое защитников гражданского общества покинули страну в течение года.

Чиновники часто занимались коррупционной деятельностью безнаказанно.

Раздел 1. Уважение неприкосновенности личности, включая свободу от:

а. Произвольного или незаконного лишения жизни

Не существовало подтвержденных сообщений о том, что правительство или его уполномоченные совершали произвольные или незаконные убийства.

В октябре некоторые печатные издания сообщили о смерти 18-летнего Навруза Исломова из Шахрисабзского района Кашкадарьинской области. В сообщениях предполагается, что Исломов погиб в результате избиения сотрудниками милиции, которые настигли его при попытке бегства с хлопковых полей. По сообщениям, местная милиция, врачи больницы и государственные чиновники подтвердили СМИ смерть Исломова, но отрицали, что обстоятельства смерти включали жестокое обращение милиции.

В течение года правительство не давало разрешения на независимое международное расследование предполагаемого убийства безоружных гражданских лиц в Андижане в 2005 году. После расследования событий 2005 года правительство заявило, что вооруженные люди инициировали насилие, открыв стрельбу по правительственным войскам. Число погибших варьируется по отчету правительства от 187 до нескольких сотен человек по сообщениям очевидцев. Правительство еще не объявило публично о том, кто несет ответственность за жертвы среди гражданского населения.

б. Исчезновения

Не существует сообщений о политически мотивированных исчезновениях. Неподтвержденные данные сообщают об исчезновении лиц, которые присутствовали на ожесточенных беспорядках 2005 года в Андижане.

В своем ежегодном докладе 2011 года Рабочая группа ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям отметила, что не было никаких новых дел, переданных в правительство, но существует семь невыясненных случаев от предыдущих лет.

в. Пытки и другие жестокие, бесчеловечные или унижающие достоинство виды обращения и наказания

Хотя Конституция и законодательство запрещают такого рода практику, правоохранительные органы и службы безопасности регулярно избивали и иным образом жестоко обращались с заключенными с целью получения признаний или уличающей информации. Как сообщают источники, пытки и жестокое обращение были широко распространены в тюрьмах, следственных изоляторах, и в местных отделениях милиции и службы безопасности. Отмеченные методы пыток включали жестокие избиения, лишение пищи, сексуальное насилие, моделирование удушья, связывание и подвешивание на руках, поражение электрическим током. Также сообщается, что власти оказывают психологическое давление на заключенных, используя угрозы в адрес членов семьи.

В декабре Инициативная Группа независимых правозащитников Узбекистана (ИГНПУ) сообщила, что 40-летний Шовкатжон Нурматов, задержанный для допроса милицией Ташкентской области 5 ноября, умер, находясь под стражей. Члены семьи сообщили, что милиция доставила тело Нурматова в их дом в Зангиатинском районе Ташкентской области 14 декабря. Милиция предъявила свидетельство о смерти, утверждающее, что Нурматов умер от «сердечнососудистой недостаточности», но принудила членов семьи похоронить его в течение двух часов на местном кладбище без проведения осмотра тела. Родственники утверждают, что у Нурматова не было проблем с сердцем и предполагают, что он умер в результате жестокого обращения, находясь под стражей.

Как сообщает правительство, в течение первых девяти месяцев года прокуратура возбудила четыре уголовных дела, которые привели к осуждению 7 сотрудников правоохранительных органов по обвинению в применении пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения. Однако не было доступа к информации о примененных санкциях или приговорах.

Комитет по правам человека ООН в своей мартовской публикации 2010 года выразил обеспокоенность тем, что определение пытки в уголовном кодексе страны не соответствует ее определению в Конвенции о пытках и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видах обращений или наказаний, в которой Узбекистан является страной-участницей. Несколько организаций гражданского общества призывали правительство принять визит Спецпредставителя ООН по вопросам пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Последняя оценка ситуации в стране проводилась Спецпредставителем в 2003 году.

В начале сентября Ассоциация по правам человека в Центральной Азии, базирующаяся во Франции, опубликовала на своем веб-сайте письмо, которое, предположительно, представляло собой отчет очевидцев о пытках, проводимых в тюрьме Жаслык. Согласно письму, которое, по сообщениям, было отправлено тайно из тюрьмы, в декабре 2011 г. представители тюремной администрации под руководством главы по вопросам образования Икрома Бердыбаева, избили заключенного Ортикали, ударив его 80 раз за отказ участвовать в принудительном чтении книг, написанных президентом Каримовым. Отчет не был подтвержден независимыми источниками, но описание совпадало с другими отчетами о подобных нарушениях в тюрьмах.

26 июня, в Международный день в поддержку жертв пыток, Правозащитный альянс Узбекистана сделал заявление, с призывом обратить внимание на девять жертв пыток, среди которых 20-летний Антон Хижняков, который в марте был подвергнут пыткам со стороны сотрудников отдела милиции Мирабадского района Ташкента, с целью получить у него признание совершения преступлений, которых он, по его словам, не совершал. Правозащитный альянс Узбекистана сообщил, что милиция и муниципальная прокуратура не ответили на обращения со стороны лиц.

По делу правонарушений в отношении Дильшода Шохидова 2011 г. не имеется новых доступных данных.

Как сообщается, власти устанавливают еще более жесткое, чем обычно, отношение к лицам, подозреваемым в исламском экстремизме. Местные правозащитники сообщили о том, что власти зачастую предлагают оплату или другого вида поощрения заключенным, чтобы те избивали других заключенных, подозреваемых в религиозном экстремизме.

Члены семей нескольких осужденных, кого международное сообщество считает политическими заключенными, утверждали, что чиновники не удовлетворяют просьб заключенных о медицинском обследовании и лечении. Среди этих заключенных были Агзам Тургунов и Дильмурод Сайид.

Условия содержания в тюрьмах и местах предварительного заключения

Условия содержания в тюрьмах были в некоторых случаях опасны для жизни. Жалобы на переполненность, как и на жестокое обращение и нехватку медикаментов, были обычным делом. Заключенные и их семьи жаловались, что пища и вода были плохого качества, но в целом доступны. В нескольких случаях родственники заключенных жаловались на то, что тюремный рацион не включал достаточного количества мясных продуктов. Существовали сообщения о том, что политические заключенные содержатся в клетках без надлежащей вентиляции, и заключенные время от времени подвергались воздействию экстремальных температур. Члены семей также сообщили о том, что чиновники часто останавливали или задерживали доставку продовольствия и медикаментов, предназначенных для заключенных. В отличие от предыдущих лет, члены семей заключенных не сообщали о случаях сексуального насилия.

Физические условия: По данным статистики 2009 года, правительство содержало около 42 000 заключенных в 58 следственных изоляторах. Мужчины, женщины и несовершеннолетние преступники отбывали срок в отдельных местах. Поступали сообщения о том, что в некоторых учреждениях заключенные, осужденные за попытку свергнуть конституционный строй, содержались отдельно, а сотрудники тюрем не позволяли заключенным, осужденным по обвинению в религиозном экстремизме, общаться с другими заключенными. Бывшие сотрудники правоохранительных органов также содержались в отдельном месте.

Представители администрации тюрем сообщили, что у Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) была программа активной борьбы с туберкулезом с целью его лечения и предотвращения распространения и программа лечения и предотвращения ВИЧ/СПИДа. Чиновники заявили, что гепатит не представлен в большом количестве, а пациенты и больные проходили лечение в существующих медицинских учреждениях и программах. У заключенных был доступ к питьевой воде.

Родственники сообщали о смерти нескольких заключенных, отбывающих наказания за преступления, многие из которых имели отношение к религиозному экстремизму. В некоторых случаях члены семей сообщали, что на теле заключенного были обнаружены следы побоев и избиений, но власти принуждали членов семей хоронить тело без проведения осмотра медицинскими экспертами. Среди сообщенных случаев, которые подходили под данное описание, была смерть Абдурахмона Сагдиева, скончавшегося в феврале.

В январе Правозащитный альянс Узбекистана сообщил, основываясь на беседах с другими заключенными, что 40-летняя Гульбахор Султанова, заключенная в женской тюрьме в Зангиоте, родила мертворожденного ребенка раньше срока. Правозащитный альянс Узбекистана предполагает, что к преждевременным родам привели тяжелые условия труда и отсутствие необходимого медицинского обслуживания. Тюремная администрация сделала заявление, отрицающее, что Султанова была беременна.

Не имеется доступной информации, касающейся смертей в 2011 г. Улугбека Гафорова, Абдулфаттоха Раимохунова, Абдуманнона Ортыкова и Равшана Атабаева.

Администрация: Согласно закону, администрация следственных изоляторов должна организовать задержанному по его просьбе встречу с представителем Управления Уполномоченного по правам человека. Власти разрешили заключенным отправлять анонимные жалобы в канцелярию Уполномоченного по правам человека и Генеральной прокуратуры, и обоим ведомствам разрешалось возбуждать расследования по жалобам. Офис Омбудсмена имеет право давать рекомендации от имени заключенных, в том числе, выражать просьбы о внесении изменений в приговоры, чтобы сделать их более подходящими для преступников, не совершающих насильственных преступлений.

Не имеется информации о том, проводился ли учет заключенных в соответствии с нормами, и предпринимали ли власти меры по улучшению учета. В отдельных случаях власти применяли административные меры в качестве альтернативы к назначению уголовного наказания для преступников, не совершающих насильственных преступлений. Кроме того, в уголовном кодексе приводятся случаи, в которых суд не может приговорить лицо к тюремному заключению, если было принято решение о полной реституции.

Администрация тюрем, в целом, разрешает членам семьи посещать заключенных до четырех часов, в период от двух до четырех раз в год. Существовали, однако, сообщения о том, что родственники заключенных отбывающих срок по обвинениям религиозного или экстремистского характера, были лишены права посещения. Администрация также допускала посещения длительностью от одного до трех дней, от двух до четырех раз в год в зависимости от типа тюрьмы. Члены семей политических заключенных сообщили, что чиновники часто задерживали или сильно сокращали посещения без причины. Правительство заявило, что заключенные имеют право исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, но заключенные часто жаловались своим семьям на то, что они не могли соблюдать религиозные ритуалы, т.к. они противоречили расписанию тюрьмы. Такие ритуалы включали традиционные в Исламе утренние молитвы. Несмотря на то, что в некоторых тюремных библиотеках имелись копии Корана и Библии, члены семей заключенных жаловались на то, что как и ранее, заключенные не имели доступа к материалам религиозного характера.

По сообщениям членов семей и некоторых неправительственных организаций (НПО), власти не освободили заключенных, особенно тех, кто был осужден за религиозный экстремизм, в конце их тюремного срока. Администрация тюрем часто продлевала сроки заключения осужденных, обвиняя их в совершении дополнительных преступлений или заявляя, что заключенные представляют собой угрозу для общества. Судебный процесс для такого рода преступлений проходил в самих же тюрьмах, и обвиняемым зачастую не давали права на доступ к адвокату или родственникам. Хотя для заключенных технически возможно обжаловать такие решения, многие из них не имеют опыта, чтобы составить апелляцию.

Мониторинг: Министерство внутренних дел (МВД) осуществляет регулярные проверки всех пенитенциарных учреждений, а представители других государственных органов, включая Парламент, Национальный центр по правам человека, и Кабинет Министров также имеют доступ в систему тюрем по запросу.

Международный Комитет Красного Креста (МККК) осуществляет мониторинг объектов под руководством тюремной администрации, а также дает оценку условиям содержания и обращения с заключенными, хотя финансовые и кадровые ограничения означают, что представители МККК не могут посетить все объекты. МККК не имеет доступа к СИЗО под управлением Службы национальной безопасности (СНБ). В течение года МККК осуществил 14 гуманитарных визитов, посетив 15096 заключенных, содержащихся в 12 местах лишения свободы. В ходе этих визитов представители МККК встретились с 454 заключенными, включая 108 женщин и 25 несовершеннолетних. МККК также содействовал обмену 164 посланиями Красного Креста между заключенными и их родственниками и содействовал посещению родственников 85 заключенных для оказания финансовой поддержки. МККК сохранял конфиденциальность своих выводов и делился ими только с Правительством.

19 ноября, оппозиционное новостное издание Uznews.net сообщило, что тюремная администрация Карши не разрешила представителям МККК встретиться с заключенным журналистом Салихджоном Абдурахмановым. В сообщении предполагается, что тюремная администрация вначале перевела его из тюрьмы во время летнего визита, а позднее представила личность, выдававшую себя за Абдурахманова. Наблюдатели МККК определили, что личность не являлась Абдурахмановым. В ответ на сообщение, представители МККК отметили, что организация официально не комментирует и не обсуждает частные вопросы относительно визитов мест лишения свободы.

Улучшения: В отличие от предыдущих лет, независимые международные наблюдатели смогли получить ограниченный доступ к системе исправительных учреждений, включая камеры предварительного заключения, тюрьмы для несовершеннолетних и женские тюрьмы, а также колонии. Однако, наблюдателям был предоставлен доступ только к некоторым тюрьмам и некоторым участкам внутри данных тюрем. Сотрудники тюремной администрации отметили предпринимаемые усилия по переходу от карательного к исправительному подходу в местах заключения и особо отметили существующие гарантии, предусматривающие предупреждение пыток.

г. Произвольный арест или произвольное заключение под стражу.

В соответствии с Конституцией и законодательством, произвольный арест и произвольное заключение под стражу запрещены, однако власти практикуют действия такого рода. Например, в июне милиция Ташкента задержала и держала под стражей в течение 10 часов активистов движения «Бирдамлик», которые планировали провести демонстрации за пределами посольства Кыргызстана. 30 июня милиция Ташкента задержала и допрашивала в течение более пяти часов независимых журналистов Сида Янышева и Павла Кравца, делавших фотоснимки на местном базаре. 17 сентября действующий прокурор Яккасарайского района города Ташкента дал указание милиции провести внутреннее расследование, чтобы определить, действовали ли сотрудники милиции, задержавшие журналистов, в соответствии с законодательством.

Роль милиции и служб безопасности

Правительство уполномочивает три ведомства расследовать преступную деятельность: МВД контролирует милицию, которая отвечает за исполнение закона, поддержание порядка и расследует преступления общего характера. СНБ во главе с председателем, который отчитывается непосредственно перед президентом, имеет дело с широким спектром вопросов национальной безопасности и разведки, включая терроризм, коррупцию, организованную преступность, и наркотики. Прокуратура расследует тяжкие преступления, как убийства, а также коррупцию среди чиновников и злоупотребление властью. В случаях пересечения юрисдикций, ведомства определяют между собой, кому следует взять на себя инициативу. Руководство главного управления расследований МВД утверждает внутренние процедуры для расследования нарушений и дисциплины офицеров, обвиняемых в нарушениях прав человека, однако на практике правительство редко наказывало должностных лиц, совершивших нарушения прав человека. Отдел по правам человека и юридического образования министерства внутренних дел провел расследование случаев жестокости, применяемой сотрудниками милиции. Управление Уполномоченного по правам человека, которое подотчетно парламенту, также имело право расследовать дела, хотя его решения не носили обязательного характера.

Правительство сообщило, что в течение первых девяти месяцев года было открыто 364 уголовных дел в отношении 375 сотрудников правоохранительных органов по обвинению в злоупотреблении властью, халатности, мошенничестве, взяточничестве и воровстве. Не имеется информации о назначенных санкциях и судебных приговорах.

4 Апреля независимые СМИ сообщили о начале судебного процесса в Шахрисаабсзском районном суде по уголовным делам, в котором был задействован Анвар Холиеров, сотрудник милиции, обвиняемый в подстрекании заключенного Алмандона Бердикулова к совершению самоубийства. По сообщениям, Бердикулов умер, находясь под стражей, в ноябре 2011 г. К концу года не имелось информации о состоянии дела..

Процедуры ареста и обращение во время задержания

По закону судья должен рассмотреть любое решение об аресте подозреваемых или обвиняемых лиц, а обвиняемые имеют право на помощь адвоката с момента задержания, однако власти не всегда предоставляют это право на практике, и иногда принуждают задержанных подписывать письменный отказ от права на помощь адвоката. 18 сентября Президент утвердил в порядке оформления в качестве закона ряд поправок к законодательным актам, согласно которым правительство заявило о расширении применения процедуры habeas corpus в системе уголовного правосудия.

Заключенные имеют право потребовать слушания перед судьей для определения того, остаются ли они в заключении или освобождаются. Правохранительный орган обязан сообщить родственнику о факте задержания и провести допрос задержанного в течение 24 часов с момента взятия под стражу. Подозреваемые имеют право хранить молчание. Им должно быть сообщено о праве на помощь адвоката. Содержание под стражей без предъявления официальных обвинений ограничено до 72 часов, хотя прокурор может запросить дополнительные 48 часов, после чего подозреваемому должно быть предъявлено обвинение или его необходимо освободить. Реализация данных реформ проходила медленно. На практике судьи предоставляли ордер на арест в большинстве случаев, а власти продолжали содержать под стражей подозреваемых после того, как допустимый период времени истекал. Судье, который проводил слушания ареста, было разрешено войти в состав судейской коллегии во время судебного разбирательства. Существовали жалобы о том, что власти пытали подозреваемых до направления уведомления об их аресте членам семьи или адвокатам.

После выдвижения обвинения подозреваемых могут содержать под стражей до начала судебного процесса до трех месяцев, в то время как расследование продолжается. Закон разрешает продление периода расследования на срок до одного года по решению соответствующего суда по ходатайству следственных органов. Прокурор может освободить задержанного под залог до суда, хотя на практике власти часто игнорировали данные виды правовой защиты. Арестованные и обвиненные в совершении преступления могут быть освобождены без залога до суда при условии, что они предоставят заверения в «надлежащем поведении» и дадут гарантию присутствовать на суде. Адвокаты, назначенные государством, доступны для тех, кто не нанимает частного адвоката.

Сушествует постановление, которое требует, чтобы все адвокаты прошли полный экзамен по перелицензированию. Несколько опытных и квалифицированных адвокатов, которые представляли правозащитников и независимых журналистов потеряли свои лицензии в этом процессе. В результате, другие активисты и обвиняемые столкнулись с трудностями в поиске адвокатов. Несмотря на то, что адвокатам, не имеющим лицензию, не разрешено представлять лиц в уголовных и гражданских слушаниях, суд вправе по своему усмотрению допустить к делу такого адвоката, если последний принадлежит зарегистрированной организации.

Существовали сообщения о том, что милиция арестовала лиц по ложному обвинению в вымогательстве, хранении наркотиков, или уклонении от уплаты налогов в качестве тактики запугивания для предотвращения того, чтобы они или члены их семей участвовали в разоблачении коррупции или местной преступной деятельности.

Незаконные аресты: Власти продолжали арестовывать людей по обвинению в экстремистских настроениях или деятельности и связях с запрещенными религиозными группировками. Местные правозащитники сообщили о том, что милиция и сотрудники службы безопасности, действуя под давлением разбить экстремистские ячейки, зачастую арестовывали и жестоко обращались с членами семьи и близкими лиц, подозреваемых в участии в религиозных экстремистских группировках. Принудительные признания и свидетельские показания в таких случаях были обычным явлением.

Уктам Пардаев, глава местного отделения незарегистрированного независимого Общества по правам человека Узбекистана, утверждает, что он был избит сотрудниками милиции, среди которых был заместитель главы Джизакского муниципального отделения милиции Икром Турсунов, после того как он был задержан по неизвестным обвинениям 30 сентября. Пардаев также сообщил, что ему не давали еды в течение двух дней, и он был помещен с задержанными, страдающими от инфекционных заболеваний.

Не имеется дальнейшей информации в отношении арестованных в августе 2011 г. Холмурода Шокирова, Зайнобиддина Маматова, Зайниддина Израилова, Ботира Наврузова и Юлдаша Эргашева по обвинению в религиозном экстремизме.

Досудебное задержание: В целом прокуроры осуществляют дискреционное усмотрение в отношении большинства аспектов уголовного процесса, включая и досудебное содержание под стражей. Задержанные не имели доступа в суд для оспаривания законности или срока предварительного заключения. Даже в тех случаях, когда власти не выдвигали обвинения, милиция и прокуратура часто стремились обойти ограничения по длительности того, сколько можно держать человека в заключении без предъявления обвинений, задерживая лиц скорее в качестве свидетелей, чем подозреваемых. В течение года срок содержания под стражей до суда обычно составлял от одного до трех месяцев. Правительство не предоставило информацию о числе лиц, содержащихся в следственных изоляторах.

Амнистия: 5 декабря Сенат одобрил амнистию для заключенных. Согласно ее условиям, на амнистию имели право женщины, несовершеннолетние правонарушители, мужчины старше 60 лет, иностранные граждане и лица с ограниченными возможностями или документально подтвержденными серьезными заболеваниями. Законопроект также включал категорию совершивших преступление впервые, осужденных за участие в запрещенных организациях и совершивших преступление против мира или общественной безопасности, которые, однако, "твердо стояли на пути исправления". В отличие от предыдущих лет, амнистия предусматривала (с некоторыми исключениями) уменьшение срока заключения на одну треть для всех осужденных, приговоренных к 10 годам тюремного заключения и на одну четверть для приговоренных к более чем 10 годам тюремного заключения. Амнистия включала варианты освобождения из тюрьмы, перевода в трудовой лагерь или закрытия уголовного дела на досудебной стадии или стадии судебного разбирательства.

Местные администрации тюрем имеют значительную свободу в определении того, кто заслужил право на освобождение, так как они определяют "следует ли заключенный пути исправления" или "систематически нарушает" условия тюремного заключения. Начальство часто отмечает "нарушение правил внутреннего режима тюрьму " в качестве основания для отказа в амнистии и для продления приговора. Например, 4 декабря Алмалыкский муниципальный суд Ташкентской области обвинил Мурода Джураева в нарушении внутреннего тюремного распорядка и продлил его заключение на три года; Джураеву, первоначально приговоренному к 12 годам тюремного заключения в 1995 г, продлевают заключение в пятый раз по подобным обвинениям. Власти часто определяли, что заключенные, осужденные за преступления политического и религиозного характера, не имели права на амнистию на основе данных положений.

д. Отказ в справедливом открытом судебном процессе

Хотя Конституция предусматривает независимую судебную власть, судебная власть часто получала директивы от исполнительной власти.

Согласно закону, президент назначает всех судей на возобновляемый пятилетний срок. Снятие с должности представителей Верховного суда должно быть одобрено парламентом, который на практике, в целом, исполнял пожелания президента.

Процедура судебного разбирательства

Уголовный кодекс подробно описывает презумпцию невиновности. Отсутствует суд присяжных. Большинство судебных разбирательств официально открыты для публики, однако, на практике доступ порой бывает ограниченным. Судьи могут сделать дела закрытыми в исключительных случаях, например, если они включают государственные тайны или с целью защиты потерпевших и свидетелей. В отличие от предыдущих лет, судьи в целом допускали международных наблюдателей для наблюдения за разбирательством без получения письменного разрешения от председателя суда или от Верховного суда. Власти объявляли о судебных разбирательствах лишь за один или два дня до их начала.

Как правило, коллегия судей, состоящая из одного профессионального судьи и двух судебных заседателей, выбранных комитетами рабочих коллективов или же махаллинскими комитетами, председательствует на судебном процессе. Заседатели выступали редко, а профессиональный судья обычно принимал рекомендации прокурора по процедурным решениям и приговорам.

Подсудимые имеют право присутствовать на судебном разбирательстве, опровергать показания свидетелей и представлять доказательства. Правительство в целом наблюдает за соблюдением данных прав, в том числе и в громких политических делах и делах, касающихся нарушения прав человека. В подавляющем большинстве уголовных дел, доведенных до суда, приговор был обвинительным.

Подсудимые имеют право нанять адвоката, и данная система функционировала достаточно эффективно, за исключением случаев с правозащитниками, которые столкнулись с трудностями в поиске адвокатов, которые бы представляли их. Государство предоставляет адвоката на бесплатной основе в случае необходимости. По имеющимся данным, назначенные государством адвокаты в основном действовали в его же интересах, а не в интересах своих клиентов.

По закону прокурор должен запросить ордер на арест у суда, однако суд отклонял такой запрос в редких случаях. Прокуроры приобретают значительную власть после получения ордера на арест, они направляют расследование, готовят уголовные дела и дают рекомендации по вынесению приговоров. Прокурор решает отпустить ли подозреваемого под залог или направить в следственный изолятор после официального выдвижения обвинений. Хотя Уголовный кодекс указывает на презумпцию невиновности, на практике рекомендации прокуратура имеют большую силу. Если приговор судьи не соответствует рекомендации прокурора, прокурор может подать апелляцию в суд высшей инстанции. Судьи часто основывают свои приговоры исключительно на признаниях и показаниях свидетелей, которые могут быть получены путем пыток, угроз членам семьи или другими средствами принуждения. Юридическая защита от двукратного привлечения к ответственности не применяется на практике.

Закон предусматривает право на апелляцию для всех обвиняемых, однако апелляции редко отменяли обвинительные приговоры. В некоторых случаях апелляции приводили к сокращению срока или условному наказанию.

Адвокаты могут получить доступ к доказательствам, хранящимся у государства и относящимся к делам своих клиентов, после завершения первоначального расследования, когда прокурор начинает выдвигать официальные обвинения. Однако существует исключение, и касается оно доказательств, содержащих информацию, которая в случае огласки может представлять угрозу для безопасности государства. Именно так и происходило в предыдущие годы: суды использовали данное исключение, и это приводило к жалобам о том, что основной его целью является предоставление прокурорам возможности не делиться доказательствами с адвокатами. Во многих случаях обвинение было основано исключительно на признаниях подсудимых или уличающих показаниях свидетелей обвинения, особенно в делах лиц, обвиняемых в религиозном экстремизме. Адвокаты могут, и иногда убеждали судей отклонить признания и расследовать заявления о пытках. Судьи часто не реагировали на подобные заявления или отклоняли их как безосновательные. Суды не могли должным образом расследовать обвинения в пытках, и зачастую выносили вердикт, что подсудимые ссылались на предполагаемые пытки для того чтобы избежать уголовной ответственности.

Политзаключенные и задержанные

Международные и местные организации по правам человека подсчитали, что власти держали в тюрьмах сотни человек по политическим мотивам, но по оценкам некоторых организаций, данное число может исчисляться тысячами. Правительство утверждает, что эти люди были осуждены за нарушение закона. Чиновники выпустили на свободу пять известных заключенных - Абдулазиза Дадаханова, Алишера Караматова, Олима Тураева, Сергея Иванова и Хабибуллу Окпулатова в течение года. Члены семей нескольких политических заключенных пожаловались на жестокое обращение в тюрьмах и ухудшение состояния здоровья заключенных. По сообщениям общества прав человека Узбекистана «Эзгулик», в июле Ташкентский областной суд по уголовным делам оставил в силе приговор Кибрайского районного суда 2011 г., приговорившего к девяти годам тюремного заключения по обвинениям в религиозном экстремизме Шерзода Шерназарова. Шерназаров был одним из 28 лиц, переданных в Узбекистан из Казахстана в июне 2011 г, после того как Казахстан дал отказ в предоставлении им статуса беженцев.

3 мая Ферганский областной суд по уголовным делам признал Эркина Кузиева, главу филиала Эзгулик Узбекистанского района Ферганской области виновным в мошенничестве, пособничестве взяточничеству, и приговорил его к 38 месяцам тюремного заключения. Обвинения, которые Эзгулик назвал необоснованными, относятся к инциденту 2008 года.

Гражданское судопроизводство и средства защиты

Судебная власть не является независимой и беспристрастной в гражданских делах, хотя Конституция предусматривает это. Граждане могут подать иск в гражданский суд в случае необходимости по вопросам нарушения прав человека чиновниками, за исключением следователей, прокуроров, судей, которые подпадают под иную правовую процедуру.

По отдельным сообщениям, взятки, предлагаемые судьям, влияли на решения гражданского суда. Так в феврале государственная газета «Ташкентская Правда» опубликовала статью о Фазлиддине Эльмурадове, судье Ташкентского областного хозяйственного суда, приговоренного к 10 годам тюремного заключения за получение взятки в размере 400 долларов США от местного бизнесмена.

ж. Произвольное нарушение неприкосновенности частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции

Хотя Конституция и закон запрещают такого рода действия, власти не соблюдают эти запреты на практике. Закон требует наличие ордера на обыск для установления электронного наблюдения, однако положения о судебном пересмотре таких ордеров не существует.

Существуют сообщения о том, что милиция и другие силы безопасности вламывались в дома правозащитников и членов некоторых религиозных групп без ордера. Во многих случаях члены протестантских церквей, проводивших богослужения в частных домах, сообщали, что вооруженные сотрудники безопасности проводили рейды, задерживали и штрафовали членов церкви за религиозную деятельность, которая считается незаконной в соответствии с административным и уголовным кодексом. Среди таких случаев были рейды, проведенные в городе Джаркурган Сурхандарьинской области в январе, в Юкори Чирчикском районе Ташкентской области в мае, и в поселке Янгикурган в Ташкентской области в августе.

Борцы за права человека и представители политической оппозиции считают, что спецслужбы тайно отслеживают их телефонные звонки и их деятельность в целом.

По подсчетам, правительство продолжало использовать 12000 махаллинских комитетов в качестве источника информации о потенциальных экстремистах. Комитеты выполняли различные функции социальной поддержки, и они также функционировали в качестве связующего звена между местным населением, правительством и правоохранительными органами. Махаллинские комитеты в сельских местностях, как правило, были более влиятельными, чем городские.

Существовали интересные сообщения о том, что милиция, работодатели и махаллинские комитеты преследовали членов семей правозащитников. Примерами являются преследования членов семьи правозащитницы Виктории Баженовой, правозащитницы Чамангуль Негмановой и защитника прав инвалидов Хасанбоя Бурханова.

Раздел 2. Соблюдение гражданских свобод, включая:

а. Свободу слова и прессы

Статус свободы слова и прессы

Конституция и законодательство гарантируют свободу слова и прессы, однако правительство не соблюдает эти права на практике, серьезно ограничивая свободу выражения мнений.

Свобода слова: Закон ограничивает критику президента, а публичное оскорбление президента является преступлением, наказуемым на срок до пяти лет лишения свободы. Закон запрещает публикацию статей, которые подстрекают к религиозной конфронтации и межнациональной розни или призывают к подрыву или свержению конституционного строя.

Свобода прессы: По закону все зарубежные и местные средства массовой информации несут ответственность за точность своих репортажей, закон запрещает иностранным журналистам работать в стране без официальной аккредитации и требует, чтобы иностранные СМИ подлежали законам о СМИ. Правительство запрещает пропаганду религиозного экстремизма, сепаратизма и фундаментализма, а также разжигание межнациональной и межрелигиозной ненависти. Закон запрещает юридическим лицам, более чем на 30 процентов принадлежащим иностранной собственности, создавать средства массовой информации в стране.

Статьи в контролируемых государством газетах отражали точку зрения властей. Главные государственные газеты публиковали избранные новости из международной жизни. Правительство разрешило издание нескольких частных газет с ограниченным тиражом, содержащих рекламу, гороскопы, и некоторые важные национальные новости, в том числе редкие материалы с критикой социально-экономической политики государства.

Правительство публиковало новости на официальных Интернет-сайтах различных министерств. Некоторые якобы независимые веб-сайты постоянно отражали точку зрения правительства.

29-30 января на государственном телевизионном канале была выпущена программа, в которой журналистов критиковали за низкий уровень профессионализма, коррупцию и мошенничество, в то же время осуждая вмешательство правительственных лиц в политику, проводимую редакционно-издательским отделом. Программа также призывала журналистов к «сосредоточению усилий на укреплении национальной идеологии и более глубоком внедрении идеи национальной независимости в умы народа в свете информационных атак внешних политических сил».

Четыре государственных канала контролируют телевизионное вещание. Многочисленные частные региональные телевизионные станции и частные радиостанции пользовались большой популярностью среди местной аудитории.

Насилие и преследования: Преследования журналистов продолжались в течение года. Милиция и службы безопасности подвергали журналистов печатных и вещательных СМИ арестам, притеснениям, запугиванию и насилию, а также бюрократическим ограничениям их деятельности.

В марте суды Ташкента обвинили независимых журналистов Елену Бондарь за «разжигание ненависти» и Виктора Крымзалова за «клевету» в связи с публикацией статей в интернете, авторство которой Бондарь и Крымзалов отрицают. Суды Хамзинского и Юнусабадского районов оштрафовали журналистов на сумму 6,92 млн сум (3, 460 $) и 3,78 млн. сум (1,890 $) соответственно. Независимые наблюдатели отметили нарушения в ходе судопроизводства и процедурные недочеты в ходе судебного разбирательства дела Бондарь, которая покинула страну в июне, после того как была подвергнута дополнительному преследованию.

Как и в прошлые годы, правительство преследовало журналистов государственных и независимых СМИ из-за их контактов с иностранными дипломатами, в частности, допрашивая их об этих контактах. Некоторые журналисты в дальнейшем отказывались от встреч с иностранными дипломатами лицом к лицу, так как это в прошлом уже приводило к преследованиям и допросам СНБ.

Цензура или ограничения на содержимое изданий: Журналисты и ведущие сотрудники редакций государственных СМИ сообщали, что существовали должностные лица, в обязанности которых была включена цензура. Продолжали поступать сообщения о том, что чиновники и работодатели давали устные указания журналистам о воздержании от освещения некоторых событий, финансированных иностранными посольствами, а в некоторых случаях они угрожали увольнением в случае неповиновения. Как и в прошлые годы, существовали и сообщения о том, что региональные телеканалы транслировали некоторые умеренно критические материалы о местных проблемах, таких как нехватка воды, электричества, газа, а также о коррупции и загрязнении окружающей среды.

Правительство продолжало отказывать Радио Свободная Европа / Радио Свобода (RFE / RL), Голосу Америки, Всемирной службе Би-би-си в разрешении на вещание внутри страны. Оно также продолжало использовать правила аккредитации для отказа иностранным журналистам и средствам массовой информации, а также международным неправительственным организациям в возможности работать в стране. Службы паспортного контроля в Ташкентском международном аэропорту вернули назад журналистку Би-би-си Наталию Антелава и фотожурналистку издания «Новая Газета» Викторию Ивлеву, которые, предположительно, пытались въехать в страну по туристической визе.

Законы о клевете / Национальная безопасность: уголовный и административный кодексы налагают значительные штрафы за клевету и оскорбления. Власти использовали обвинения в клевете, оскорблении и диффамации для наказания журналистов, правозащитников, и других, кто критиковал президента или правительство.

В сентябре, согласно сообщениям СМИ, Кабинет Министров принял Положение 255, возлагающее на Отдел информационных систем и телекоммуникаций задачу «мониторинга национального информационного пространства и обеспечения информационной безопасности». Положение позволяет отделу блокировать или запрещать СМИ, угрожающие «целостности национального информационного пространства».

По состоянию на конец года, Верховный суд еще не принял решения по апелляции, поданной в мае 2010 года фотографом Умидой Ахмедовой, в соответствии с созданной Кабинетом Министров экспертной комиссией по информации, анализирующей, соответствует ли законодательство требованиям защиты частной жизни граждан.

Ограничения изданий: Государственные службы безопасности и другие ведомства регулярно заставляли издателей печатать статьи и письма под фиктивными именами авторов и дали четкие указания о типах статей, разрешенных для публикации. Зачастую различия в содержании государственных и частных газет были несущественными. Журналисты участвовали в незначительных независимых расследованиях и репортажах. Число критических статей в газетах оставалось низким, и они были узкими по своим масштабам. В часто читаемых таблоидах, однако, опубликовывались статьи, которые представляли собой мягкую критику политики правительства и которые обсуждали некоторые проблемы, которые правительство считало деликатными, как, к примеру, торговлю людьми.

Свобода в сети Интернет

Правительство в целом разрешает доступ к сети Интернет, в том числе и к социальным сетям. Тем не менее, интернет-провайдеры, предположительно по просьбе правительства, регулярно блокировали доступ к веб-сайтам или отдельным страницам веб-сайтов, которые считались нежелательными. Правительство также не разрешало доступ к некоторым местным и международным информационным веб-сайтам и сайтам оппозиционных политических партий. В октябре независимые СМИ, базирующиеся за пределами страны, процитировали работников местных телекоммуникационных компаний, пожелавших остаться анонимными, которые сообщили, что правительство приняло меры по блокированию доступа к прокси-серверам, обеспечивающим пользователям Интернет доступ к блокируемым или запрещенным в стране веб-сайтам.

Закон о СМИ признает веб-сайты в качестве средств массовой информации, требуя от них, как и в случае со всеми местными и зарубежными СМИ, регистрации и предоставления имен их основателя, главного редактора и сотрудников. Веб-сайты не должны были предоставлять государству печатные копии публикаций, что требовалось от традиционных СМИ.

Согласно данным Международного Союза Телекоммуникаций, в 2011 г. в стране было около 30% пользователей Интернет. Некоторые активные интернет-форумы разрешали зарегистрированным пользователям оставлять комментарии и читать дискуссии по социальным проблемам, с которыми сталкивалась страна. Для того, чтобы стать зарегистрированным пользователем этих форумов, необходимо было предоставить личную информацию. Остается непонятным, предприняло ли правительство попытку собрать данную информацию.

Постановление требует от всех веб-сайтов, желающих получить домен ". UZ" регистрации в государственном Агентстве печати и информации. В основном постановление затрагивало только государственные или контролируемые государством веб-сайты. Веб-сайты оппозиции, международных НПО и СМИ, как правило, имели доменные имена, зарегистрированные за пределами страны.

Некоторые борцы за права человека считают, что их электронная почта отслеживалась правительством, однако не существует подтверждающих доказательств в поддержку этих заявлений.

Академические свободы и культурная жизнь

Правительство продолжало ограничивать академическую свободу и проведение культурных мероприятий. Власти иногда требовали одобрения руководства на университетские лекции, и преподаватели вузов зачастую занимались самоцензурой. Многие студенты рассказывали, что в университетах преподаются обязательные курсы по книгам и выступлениям президента, и что пропуск одного из таких семинаров являлся основанием для отчисления.

В апреле Национальное агентство Узбеккино ответило отказом на запрос Абдулазиза Махмудова, независимого режиссера документальных фильмов, представить фильм о межэтнических беспорядках на юге Кыргызстана 2010 г. Государственное агентство по интеллектуальной собственности также ответило отказом на просьбу Махмудова зарегистрировать авторские права на данный документальный фильм. Как сообщает Экспертная Рабочая Группа, неправительственный центр политических исследований, ни Узбеккино, ни Агентство не объяснили своих решений.

Несмотря на то, что указ запрещает сотрудничество между высшими учебными заведениями и иностранными организациями без предварительного одобрения со стороны правительства, иностранным учреждениям часто удавалось получить такое разрешение, действуя через Министерство иностранных дел (МИД), особенно для проектов по изучению иностранных языков. Администрации некоторых школ и вузов, однако, продолжили оказывать давление на преподавателей и студентов, чтобы те воздерживались от участия в конференциях, финансируемых дипломатическими миссиями.

б. Свобода мирных собраний и объединений

Свобода собраний

Конституция и законодательство гарантируют свободу собраний, однако на практике правительство часто ограничивает это право. Власти имеют право приостановить или запретить шествия, митинги и демонстрации по соображениям безопасности. Зачастую власти не дают необходимых разрешений на проведение демонстраций. Граждане могут быть оштрафованы за содействие в проведении несанкционированных собраний, митингов, демонстраций или предоставление места или других средств и материалов, а также за нарушение процедур, касающихся организации собраний, митингов и демонстраций.

Власти разгоняли, а иногда и задерживали тех, кто участвовал в мирных акциях протеста, порой возлагали на них административную ответственность. Среди многих примеров - задержание 28 февраля правозащитника Абдуллы Тоджибой огли, попытавшегося провести демонстрацию возле здания Администрации города Ташкента в связи с ограничениями на газ и электричество. Сотрудники милиции, предположительно, поместили Тоджибой огли в клетку, предназначенную для милицейских собак, на 12 часов, а затем Мирабадский районный суд по уголовным делам оштрафовал его на 4, 4 млн. сум ($2,200).

Свобода объединений

Хотя закон предусматривает свободу ассоциаций и объединений, правительство продолжало ограничивать это право на практике. Правительство стремилось контролировать деятельность НПО и выражало озабоченность по поводу работы тех из них, которые финансировались международными средствами, а также по поводу нерегулируемых исламских групп и групп религиозных меньшинств. По законодательству существуют строгие ограничения на типы групп, которые могут быть сформированы, и закон требует, чтобы все организации проходили официальную регистрацию в государственных органах. Закон допускает шестимесячный льготный период работы для ново образованных организаций, пока ожидается регистрация от Министерства юстиции, в течение этого времени государство официально классифицирует их как "инициативная группа". Ряд НПО продолжали функционировать в качестве инициативных групп на сроки более длительные, чем шесть месяцев.

НПО, деятельность которых затрагивает деликатные вопросы, такие как ВИЧ / СПИД или проблему беженцев, часто сталкиваются со все большими трудностями в получении регистрации. Правительство разрешило регистрацию неполитических объединений и общественных организаций, но сложные правила и обременительная бюрократия затруднили данный процесс и сделали возможным для правительства создание различных препятствий. Правительство вынуждало большинство местных НПО войти в контролируемую им же ассоциацию НПО, что позволило следить за их финансированием и видами деятельности. Степень функционирования неправительственных организаций отличалась от региона к региону, т.к. некоторые местные чиновники были более терпимы к их деятельности, чем другие.

Кодекс об административной ответственности предусматривает большие штрафы за нарушение процедур, регулирующих деятельность НПО, а также за "привлечение других" к деятельности нелегальных НПО. Например, 23 сентября Суд Хамзинского района по уголовным делам в Ташкенте оштрафовал каждого из правозащитников Фахриддина Тиллаева и Нуритдина Джуманиязова на сумму 7, 2 млн. сум ($3,600) за попытки создать независимый союз рабочих поденщиков.

Закон не конкретизирует, что «незаконными НПО» являются те, деятельность которых была приостановлена или закрыта правительством, или те, которые не были зарегистрированы. Административный кодекс также предусматривает наказания для международных неправительственных организаций за участие в политической жизни, деятельность, несовместимую с их уставами, или за действия, которые правительство не одобрило заранее. Правительство активизировало усилия для внедрения банковского постановления 2004 года, якобы предназначенного для борьбы с отмыванием денег, которое также создало сложности при получении внешнего финансирования для зарегистрированных и незарегистрированных НПО. Министерство юстиции требует от НПО предоставления подробного отчета каждые шесть месяцев касательно получения грантов, проведения мероприятий, и планируемых мероприятий на следующий период. Руководство НПО может быть оштрафовано за проведение мероприятий без специального разрешения от министерства. Штраф превышает в несколько раз штрафы, налагаемые за некоторые уголовные деяния.

Общественный фонд поддержки неправительственных, некоммерческих организаций и других учреждений гражданского общества при Парламенте продолжал выдавать гранты на конкурсной основе для реализации проектов, направленных на решение социально-экономических проблем. В августе фонд выделил 1,7 млрд. сум ($850,000) 107 неправительственным и некоммерческим организациям. Однако, некоторые организации гражданского общества критиковали фонд за предоставление поддержки преимущественно НПО, учрежденных правительством.

Министерство финансов требует от получателей гуманитарной и технической помощи предоставления информации о своих банковских операциях.

Законом предусмотрена уголовная ответственность за участие в организациях, которые государство считает "экстремистскими". Кроме того, закон запрещает деятельность экстремистской исламистской политической организации Хизб ут-Тахрир, заявляя, что она пропагандирует ненависть и поощряет террористические акты.

в. Свобода вероисповедания

См. Международный доклад о свободе вероисповедания Государственного Департамента США на www.state.gov/j/drl/irf/rpt

г. Свобода передвижения, вынужденные переселенцы, защита беженцев и лиц без гражданства

Конституция и законодательство гарантируют свободу передвижения внутри страны и за ее пределами, а также право на эмиграцию и репатриацию, хотя правительство ограничивало эти права на практике, в особенности, посредством требования получения для граждан выездной визы для зарубежных поездок.

Передвижение внутри страны: Правительство порой задерживает внутренние и зарубежные поездки и эмиграцию в процессе получения визы. Границы были закрыты в период национальных праздников по соображениям безопасности. Требуется разрешение от местных властей для переезда в Ташкент или Ташкентскую область, хотя власти редко предоставляют такое разрешение без взяток.

Поездки за рубеж: Граждане должны иметь постоянное место жительства и штамп регистрации в паспорте для поездок внутри страны или выезда из нее. Кроме того, правительство требует от граждан и иностранных граждан, постоянно проживающих в стране, получения выездных виз для зарубежных поездок и эмиграции, хотя правительство обычно предоставляет эти визы. В июле Кабинет Министров принял поправки к процедуре получения выездных виз, которые позволили давать в них отказ, обосновывая его тем, что "информация свидетельствует о нецелесообразности поездки". По сообщениям активистов в сфере построения гражданского общества, эти положения были плохо определены и решения не могли быть обжалованы. Кроме того, якобы в целях борьбы с торговлей людьми, в стране введены правила, которые требуют, чтобы родственники-мужчины женщин в возрасте от 18 до 35 лет подавали заявления о том, что женщины не будут вовлечены в незаконное поведение, включая проституцию, будучи за рубежом. В феврале СМИ сообщали, цитируя сотрудников туристических агентств Ташкента, что Министерство внутренних дел ввело новые требования в отношении зарубежных поездок, включающие дополнительную печать, подтверждающую, что лица не находятся в уголовном розыске, однако данные сообщения не были подтверждены.

Как и в прошлые годы, несмотря на то, что законом предусмотрено решение вопроса выдачи выездных виз в течение 15 дней, появились сообщения о том, что правительство задерживало визы правозащитникам и независимым журналистам, чтобы не допустить их выезда за границу. Например, в течение года власти подвергли активистов борьбы за права человека в Джиззаке Уктама Пардаева, Мамира Азимова и Саиду Курбонову задержкам такого рода. Власти также отказались выдать выездные визы художнику Вячеславу Ахунову и местному лидеру движения Бирдамлик Малохат Эшонкуловой.

Граждане в целом могли выезжать в соседние государства. Осуществление наземных поездок в Афганистан остается сложным. Гражданам необходимо разрешение от СНБ для пересечения границы.

Правительство требует, чтобы отели регистрировали иностранных гостей на ежедневной основе. Иностранцы, которые намереваются жить в частных домах, обязаны зарегистрировать свое место расположения в течение трех дней после прибытия. Правительственные чиновники следят за иностранцами в приграничных районах, однако иностранцы, как правило, имеют право перемещаться в пределах страны без ограничений.

Эмиграция и репатриация: закон не разрешает двойного гражданства. По правилам возвращающиеся на Родину граждане должны доказать властям, что они не приобрели иностранное гражданство, в то время как пребывали за границей и не утратили гражданства. На практике граждане, которые имели двойное гражданство, вообще путешествовали без препятствий.

Правительство отметило, что граждане, проживающие за пределами страны в течение более шести месяцев, могут зарегистрироваться в консульствах страны, и такая регистрация носит добровольный характер. В отличие от предыдущих лет, не поступало никаких сообщений о том, что, не зарегистрировавшись, граждане, проживающие за рубежом и дети, родившиеся за рубежом, остались без гражданства.

Защита беженцев

Получение убежища: законодательство страны не предусматривает предоставление убежища или статуса беженца, и власти не создали систему обеспечения защиты беженцев.

Отсутствие принудительного возвращения: На практике правительство предоставило некоторую защиту от высылки или принудительного возвращения беженцев в страны, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений. Как и в предыдущие годы, не существовало никаких сообщений о случаях принудительного выселения афганских беженцев из страны.

В течение года в отсутствие Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ), Программа развития ООН (ПРООН) продолжала оказывать помощь в мониторинге и обработке 99 дел переселения до 180 беженцев (в основном афганских), которые существовали еще до закрытия УВКБ ООН в 2006 году. В течение года ПРООН завершила обработку 11 дел с участием 20 человек. Т.к. ПРООН не рассматривает такого рода вопросы и не выносит решения о предоставлении статуса беженца, это касается потенциальных кандидатов в УВКБ ООН соседних стран.

Правительство не рассматривает сертификаты мандата УВКБ ООН в качестве основы для длительного законного проживания, а лица, обладающие такими сертификатами, должны получить либо туристическую визу, либо вид на жительство или столкнуться с возможной депортацией. Вид на жительство было трудно получить, и существовали случаи в течение года, когда правоохранительные органы отменяли вид на жительство, вынуждая беженцев покинуть страну. Правительство рассматривало беженцев мандата УВКБ ООН из Афганистана и Таджикистана в качестве экономических мигрантов, а чиновники порой подвергали их преследованиям и вымогали взятки.

Большинство беженцев из Таджикистана были этническими узбеками; и в отличие от беженцев из Афганистана, таджикские смогли интегрироваться в общество, а местное население оказывало им поддержку. Некоторые беженцы из Таджикистана были официально лицами без гражданства либо могли ими стать, так как многие имели только старые советские паспорта, а не таджикский и тем более узбекский паспорт. Дети, рожденные от родителей, которые являются лицами без гражданства, получают гражданство страны только если оба родителя имеют вид на жительство.

Раздел 3. Уважение политических прав: право граждан на смену правительства

Конституция и закон предусматривают право граждан на смену своего правительства мирным путем. На практике власти жестко ограничивали свободу слова и подавляли политическую оппозицию. Президент возглавляет чрезвычайно централизованное правительство через широкие полномочия в виде указов, являясь основным лицом в разработке законодательства, контроле за назначениями в правительство, в большинстве отраслей экономики и сил безопасности.

Выборы и политическое участие

Последние выборы: В 2008 году Президент Ислам Каримов приступил к третьему сроку президентства после выборов, состоявшихся в 2007 году, которые не соответствовали международным демократическим стандартам, согласно наблюдательной миссии ОБСЕ. Конституция запрещает президенту баллотироваться на третий срок - противоречие, которое правительство никогда не обсуждало публично. Ограниченная миссия ОБСЕ по наблюдению за выборами отметила, что хотя кандидатов на пост президента было больше, чем на предыдущих выборах, все они публично поддерживали политику президента Каримова, и что имели место проблемы с процедурой проведения выборов и нарушения в подсчете голосов.

Политические партии: закон разрешает деятельность независимых политических партий, однако Министерство юстиции имеет широкие полномочия по надзору над партиями и может отказать им в финансовой и правовой поддержке, посчитав их деятельность противоречащей правительству.

Закон чрезвычайно осложняет создание действительно независимых политических партий, выдвижение кандидатур и проведение кампаний. Для регистрации новой партии требуется собрать 20000 подписей. Процедуры регистрации кандидата являются обременительными. Закон разрешает Министерству юстиции приостановить деятельность партий до шести месяцев без указаний суда. Кроме того, правительство осуществляет надзор за учрежденными партиями, контролируя их финансирование и освещение в средствах массовой информации.

Закон запрещает судьям, прокурорам, сотрудникам СНБ, вооруженных сил, иностранным гражданам и лицам без гражданства вступать в политические партии. Закон запрещает партии, основанные на религиозной или этнической принадлежности, также те из них, которые выступают против суверенитета, целостности и безопасности страны или конституционных прав и свобод граждан, партии, которые поощряют войну или социальную, национальную или религиозную вражду, а также те, которые стремятся свергнуть правительство.

Правительство запретило или отказало в регистрации нескольким политическим партиям после андижанских событий 2005 года. Бывшие партийные лидеры остались в изгнании, а их партии столкнулись с определенными трудностями, пытаясь сохранить былую власть, однако, не имея сильной внутренней базы.

Участие женщин и меньшинств: 33 из 150 депутатских мест в нижней палате парламента занимают женщины, включая спикера Дилором Тошмухаммедову. В сенате из 100 членов 15-женщины, а в Кабинете Министров из 28 членов две составляют женщины. В ходе парламентских выборов 2009 г. более 30% кандидатов представляли женщины, в соответствии с рекомендацией Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин.

В нижней палате парламента, и в сенате 11 членов были представителями этнических меньшинств.

Раздел 4. Коррумпированность властей и прозрачность правительства

Закон предусматривает уголовное наказание за коррупцию, однако правительство не внедрило закон эффективно. Несмотря на доклады об арестах по обвинению в коррупции, чиновники часто занимались коррупционной деятельностью безнаказанно.

Правительственные чиновники должны оглашать доходы от трудовой деятельности вне основной работы, но закон официально не требует, чтобы чиновники оглашали такого рода доходы. Управление Министерства внутренних дел по борьбе с коррупцией, вымогательством и рэкетом и Генеральная прокуратура по борьбе с экономическими преступлениями и коррупцией несут ответственность за предупреждение, расследование коррупции и привлечение к уголовной ответственности по обвинению в коррупции. Правительство сообщило, что в течение первых девяти месяцев этого года, суды предъявили обвинение 420 правительственным чиновникам в коррупции, среди которых 220 были приговорены к тюремному заключению.

В середине июня, по сообщениям СМИ, Ташкентский городской суд по уголовным делам приговорил Аловиддина Ниязова, бывшего заместителя прокурора города Ташкента, к 13 годам тюремного заключения по обвинению в серии коррупционных преступлений.

16 февраля, по сообщениям местных независимых СМИ, Ташкентский районный суд признал бывшего советника президента по вопросам обеспечения правопорядка Равшана Мухиддинова виновным в совершении крупных экономических преступлений, включая коррупцию, и приговорил его к 15 годам тюремного заключения. Мухиддинов, ранее занимающий должность министра юстиции и заместителя генерального прокурора, был арестован в ноябре 2011 г. по обвинению в коррупции и злоупотреблении властью.

Коррупция оставалась проблемой среди сотрудников правоохранительных органов. Сотрудники милиции периодически и произвольно задерживают граждан для получения взяток.

Коррупция является серьезной проблемой в системе университетов, права и соблюдения дорожного движения. 25 июля Бухарский муниципальный суд по уголовным делам приговорил 35 лиц, руководимых местными учителями Миркомил Исабоевым и Эльмуродом Саломовым, к тюремному заключению за участие в схеме, включающей вымогательство взяток у перспективных студентов университета.

Общественность, как правило, не имела доступа к государственной информации, а государство редко сообщало информацию, которая обычно рассматривается, как общественная собственность.

Раздел 5. Отношение правительства к международным и неправительственным расследованиям предполагаемых нарушений прав человека

Ряд местных групп по защите прав человека работали в стране, хотя правительство часто препятствовало их деятельности, создавая страх официального возмездия. Правительство нередко запугивало, арестовывало, подвергало судебному преследованию деятельность защитников прав человека. Также как и в прошлом году, не поступало сообщений о том, что активисты находились под домашним арестом или строгим контролем сотрудников правоохранительных органов в преддверии 1 сентября, праздника Дня Независимости. Однако, в июне поступило сообщение, что правозащитники движения Эзгулик находились под домашним арестом с целью предотвращения их участия в демонстрации возле посольства Кыргызстана.

Правительство официально признавало деятельность лишь двух отечественных неправительственных организаций по правам человека: Эзгулик и Независимой организации по правам человека Узбекистана. Другие, хоть и не смогли зарегистрироваться, продолжали работать на национальном и местном уровнях. Так, в ноябре гуманитарный правовой центр в Бухаре направил свою шестую заявку на регистрацию в течение последних трех лет, и получил в ней отказ без объяснения причин. НПО, однако, продолжала осуществлять свою деятельность, а местные власти даже принимали участие в круглых столах по определенным темам.

Организации, которые пытались зарегистрироваться в предыдущие годы и остались незарегистрированными, включали Общество прав человека Узбекистана, Экспертную рабочую группу (ЭРГ) и «Мазлум» ("Угнетенные"). Эти организации не существуют в качестве юридических лиц, но продолжают работать, несмотря на трудности, связанные с арендой офисов и проведением финансовых операций. Они не могут открывать банковские счета, что делает получение средств практически невозможным на законных основаниях. Незарегистрированные группы были уязвимы для преследования со стороны властей. В редких случаях, однако, представители правительства принимали участие в определенных мероприятиях с незарегистрированными группами.

Представители правительства проводили неофициальные беседы с местными защитниками прав человека, и некоторые из них отмечали, что сумели решить случаи нарушения прав человека путем прямого взаимодействия с властями.

Правительство требует, чтобы неправительственные организации согласовывали проведение своих тренингов и семинаров с органами государственной власти. Руководители НПО считают, что данное требование равносильно получению предварительного официального разрешения от правительства на все мероприятия программы НПО.

Милиция и силы безопасности продолжали подвергать нападкам местных активистов по правам человека и НПО на протяжении года. Силы безопасности постоянно угрожали и запугивали активистов по правам человека с целью пресечь их деятельность и разубедить их проводить встречи с зарубежными дипломатами; время от времени органы правопорядка и прочие правительственные органы требовали от активистов прекратить всякие контакты с иностранными гражданами.

Продолжали иметь место периодические нападки на активистов по правам человека. К примеру, 25 июля правозащитник Акромходжа Мухитдинов из Янгиюльского района Ташкентской области погиб в результате нанесения ножевых ранений со стороны группы мужчин в ходе ничем не вызванной атаки. Правозащитные организации выразили обеспокоенность в связи с тем, что нападение было связано с правозащитной деятельностью Мухитдинова. Сотрудники милиции арестовали четырех подозреваемых, но затем отпустили троих из них. Не было предоставлено дальнейшей информации об ответственности за смерть Мухитдинова.

Некоторые правозащитники утверждают, что подвергались вымышленным обвинениям по уголовным и административным правонарушениям в результате правозащитной деятельности.

В июле Инициативная группа независимых правозащитников Узбекистана сообщила, что Янгиюльский Суд по уголовным делам Ташкентской области обвинил активистку группы Гульназу Юлдашеву в вымогательстве и приговорил ее к двум годам тюремного заключения по окончании закрытого судебного процесса, состоявшегося 10 июля; позднее приговор был продлен до 7 лет по обжалованию. В мае 2011 г. Юлдашева обвинила нескольких сотрудников местных правоохранительных органов города Чиназ в пособничестве торговле людьми, среди которых были два брата Юлдашевой, которые были направлены в Казахстан. Правительство сообщило, что Юлдашева систематически занималась вымогательством денег у докторов Медицинского центра Чиназского района, данные обвинения были подтверждены показаниями свидетелей в ходе открытого судебного заседания.

20 июля Джизакский муниципальный суд признал Зиедуллу Разокова, председателя филиала Международного общества по защите прав человека, расположенного в Джизакской области Узбекистана, виновным в «мошенничестве» и оштрафовал его на сумму 2 млн. сум ($1,000). Обвинения относились к инциденту 2006 года. 21 января Бахтиер Эльмурадов, директор школы 1 Зарбдарского района Джиззакской области, уволил Разокова, учителя школы за «несоблюдение субординации и грубые нарушения условий трудового договора». Разоков заявил, что Эльмурадов уволил его в ответ на решение Джизакского районного суда по уголовным делам, признавшего Эльмурадова виновным в нанесении легких ранений Разокову за то, что он участвовал в интервью о привлечении учеников в сбор хлопка. Эльмурадов собирался уволить Разокова 12 января, но местный прокурор восстановил его в правах.

В 2011 г. местное отделение Хьюман Райтс Вотч прекратило деятельность в соответствии с решением Верховного суда. Организация не смогла получить аккредитацию.

ООН и другие международные организации: Правительство продолжало ограничивать работу международных организаций, подвергая острой критике их деятельность и политику по мониторингу прав человека.

Хотя деятельность ОБСЕ в области прав человека была ограничена с 2006 года, правительством были одобрены несколько предложенных ОБСЕ проектов в течение года, включая в «человеческое измерение» компонент прав человека в рамках деятельности ОБСЕ.

Государственные учреждения по правам человека: Представительство Омбудсмана по правам человека обозначило целями своей деятельности продвижение соблюдения и общественной осведомленности о фундаментальных правах человека, оказывая содействие в оформлении законодательной базы для гармонизации ее с международными нормами по правам человека, разрешая также проблемы с предполагаемыми нарушениями прав человека. Представительство Омбудсмена выступает посредником в спорах между гражданами, которые обращаются в представительство, и дает рекомендации по модификации или поддержке решений государственных органов, но данные рекомендации не носят принудительного характера. Однако, в июне представительство Омбудсмена, в ответ на отчет Инициативной группы независимых правозащитников Узбекистана, успешно содействовало восстановлению в правах группы учителей из города Паркент, которых сотрудники милиции принудили к увольнению на основе обвинений в религиозном экстремизме.

Национальный центр по правам человека является государственным органом, ответственным за образование населения и представителей власти в области принципов прав человека и демократии, также как и в целях обеспечения приверженности правительства международным обязательствам по обеспечению информации по правам человека.

30 июля правительство создало межведомственную рабочую группу, возглавляемую министром юстиции, для изучения состояния соблюдения прав человека и основных свобод правоохранительными органами и другими правительственными органами. В указе правительства отмечено, что членами данной группы будут представители гражданского общества, но в указе не конкретиируется, каким образом будет проведен отбор.

Раздел 6. Дискриминация, общественные нарушения и торговля людьми.

Законодательство и конституция запрещают дискриминацию на основании расы, пола, трудоспособности, языка и социального статуса. Как бы то ни было, общественная дискриминация женщин и инвалидов существует, сохраняется нарушение прав детей.
Женщины

Насилие и домашняя жестокость: Законодательством запрещено насилие, включая также и насилие «близких родственников», но в уголовном кодексе не обозначен запрет супружеского изнасилования, в судах подобные дела не рассматривались. Культурные нормы препятствуют женщинам и их семьям говорить открыто о насилии, в то время, как СМИ очень редко сообщают о случаях насилия.

Законодательством также не обозначен запрет домашнего насилия, которое остается распространенным. В то время как физическое нападение влечет за собой законное наказание, органы правопорядка чаще всего пытаются разубедить женщин от подачи жалобы на своего жестокого партнера, к тому же случаи заключения под стражу подобных насильников остаются редкими. В обществе физическое насилие женщины считается скорее личным делом каждого, нежели уголовным преступлением. Члены семьи или более старшие по возрасту обычно занимаются урегулированием таких проблем, в суд обращаются редко. Местные власти призывают к примирению супругов, а не к заявлению случая насилия. Несмотря на законодательный запрет, полигамия существует.

Как и в прошлые годы, сообщалось о случаях, когда женщины пытались или совершали самоубийство в результате домашнего насилия. Однако, эксперты по данному вопросу утверждают, что многие случаи умалчиваются, и не существует достоверной статистики по данному вопросу. Наблюдатели обычно декларируют конфликт с супругом или свекровью, кто традиционно обладает полной властью над супругой, обычной причиной самоубийств. Государственные приюты или горячие линии для жертв домашнего насилия не существуют, очень малое количество НПО занимаются проблемой домашнего насилия.

Сексуальное домогательство: Законодательство не запрещает явным образом сексуальные домогательства, но склонение женщины, являющейся коллегой или находящейся в финансовой зависимости, со стороны мужчины к сексуальным отношениям является противозаконным. Социальные нормы и недостаток юридических источников осложняют оценку масштаба данной проблемы.

Репродуктивные права: Правительство обычно позволяет парам и индивидам свободно определять количество детей и временные промежутки между их рождением, предоставив доступ к информации, также, как и к необходимым средствам, свободно от дискриминации, принуждения и насилия. В апреле в СМИ вновь поступили сообщения, что правительство направляло врачей для проведения стерилизации женщин с целью контроля рождаемости и для внесения изменений в данные о детской смертности. Правозащитные организации и медицинские учреждения подтвердили наличие доказательств, предполагающих, что стерилизация проходила без согласия пациенток, хотя остается неясным, является ли данная практика распространенной или же проводится со стороны высокопоставленных чиновников. Правительство решительно выступило против таких заявлений, утверждая, что официальная политика поощряет «только самые современные методы контрацепции», включая и стерилизацию, которая не может быть сделана в отсутствии согласия пациента. Правительство также назвало обвинения в принудительной стерилизации «целенаправленной клеветой против страны». Однако, не имеется информации о том, какие меры предпринимает правительство по пресечению такой практики.

Контрацепция является доступной как для женщин, так и для мужчин. Во многих районах, где родильные дома являются доступными, наблюдается наличие квалифицированных докторов, которые оказывают услуги по перинатальному и послеродовому уходу. Были получены сообщения, что женщины в сельской местности, в отличие от тех, кто проживают в городах, отдают большее предпочтение домашним родам в отсутствие квалифицированного медицинского персонала.

Дискриминация: Законодательство запрещает дискриминацию на основании пола, а Национальный комитет женщин существует для того, чтобы продвигать законные права женщин. Женщины исторически занимали ведущие позиции во всех секторах общества, хотя и не обладали такими же преимуществами, как мужчины, причем культурная и религиозная практики ограничивали их в эффективности. Правительство предоставляет ограниченное количество информации, которая может быть использована для определения того, подвержены ли женщины дискриминации в вопросах занятости, получения кредита и соблюдения равенства оплаты с мужчинами за одинаковый тип работ. Однако, трудовой кодекс запрещает женщинам работать в таком большом количестве сфер, как это разрешено мужчинам. Более того, возможности для начала или развития бизнеса крайне ограничены.

Дети

Регистрация рождения: Гражданство предоставляется по факту рождения на территории страны или по гражданству одного из родителей. Обычно государственные органы регистрируют факты рождения в незамедлительном порядке.

Медицинское обслуживание: В то время как правительство обеспечивает равные субсидии в сфере здравоохранения, как юношам, так и девушкам, дети-беспризорники и дети трудовых мигрантов, которые не являются официально зарегистрированными, не имеют доступа к государственным медицинским учреждениям.

Насилие над детьми: В обществе превалирует мнение, что насилие над детьми является внутренним семейным делом, официальной информации по данному вопросу доступно мало.

Детские браки: Согласно законодательству, минимальный возраст для вступления в брак составляет 17 лет для девушек и 18 лет для юношей, но хаким населенного пункта может, в исключительном случае, позволить вступить в брак на год раньше. Детские браки не являются широкораспространенными, но в сельской местности встречаются случаи браков девушек в возрасте 15 лет, когда брак совершается посредством религиозной церемонии, не признаваемой официально государством.

Сексуальная эксплуатация детей: Законодательство стремится защитить детей от «всех форм эксплуатации», включая вовлечение детей в проституцию, что влечет за собой меру наказания от 25 до 50 минимальных заработных плат и тюремный срок, длительность которого не обозначена.

Минимальный возраст вступления в половую связь по взаимному согласию-16 лет. Мера наказания за вступление в половую связь с лицом, не достигшим совершеннолетия, составляет 15-20 лет лишения свободы. Производство, демонстрация и распространение детской порнографии (с участием лиц младше 21) влечет меру наказания в виде штрафа или лишения свободы до трех лет.

Международное похищение детей: Страна является членом Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 1980г. Для дополнительной информации смотрите отчет Госдепартамента о соответствии на: http://travel.state.gov/abduction/resources/congressreport/congressreport_4308.html, а также ситуацию по стране: http://travel.state.gov/abduction/country/country_5823.html.

Антисемитизм

Еврейские руководители отметили высокий уровень принятия в обществе. Не поступало отчетов о совершении антисемитских актов или других действий, дискриминирующих евреев. Еврейское сообщество не смогло выполнить все требования необходимые для регистрации, для дальнейшего учреждения организации, однако по стране действует восемь еврейских конгрегаций. По оценкам наблюдателей, в Узбекистане проживает примерно 10000 евреев, большинство из которых проживает в Ташкенте, Самарканде и Бухаре. Их численность продолжает уменьшаться вследствие эмиграции, в основном, по экономическим причинам.

Торговля людьми

См. Отчет Госдепартамента на сайте: www.state.gov/j/tip.

Лица с ограниченными возможностями

Законодательство запрещает дискриминацию людей с ограниченными возможностями, но существовала некоторая общественная дискриминация в отношении людей с ограниченными возможностями.

Правительство предпринимало усилия по подтверждению инвалидности граждан, получающих государственные пособия по инвалидности. Официально, власти проводили подтверждения, чтобы удостовериться в законности оплачиваемых пособий, но неподтвержденные доклады предполагают, что в ходе подтверждений власти несправедливо уменьшили пособия некоторым людям с ограниченными возможностями.

Закон предусматривает введение штрафов, если общественные здания не имеют доступа для инвалидов, но защитники прав инвалидов сообщили, что уровень доступности продолжает быть несоответствующим, к примеру, большинство школ, сооруженных в последние годы, имеют спусковые склоны, но внутри не имеется условий для обеспечения доступа на инвалидном кресле.

18 сентября президент утвердил в порядке оформления в качестве закона ряд законодательных актов, согласно которым суды должны давать одобрение о помещении лиц в медицинское или психиатрическое учреждение. Не поступало сообщений в течение года о лицах, содержащихся в психиатрических больницах, несмотря на отсутствие признаков душевной болезни.

Министерство здравоохранения контролировало доступ к медицинским учреждениям лиц с ограниченными возможностями, и Министерство Труда и Социальной Защиты обеспечивало трудоустройство лиц с ограниченными возможностями. Не поступало сообщений о проблемах, связанных с доступом к информации и средствам коммуникации. Не имеется информации о нарушениях в образовательных и медицинских учреждениях.

Согласно трудовому законодательству, все граждане имеют равные права на труд, но защитники прав инвалидов отметили, что на практике существует дискриминация. Не действовали государственные программы по обеспечению доступа к зданиям, информации, коммуникации, и активисты сообщили об особенных трудностях с доступом. Согласно оценкам защитников прав инвалидов, из 96000 детей с ограниченными возможностями только 26 посещало общественные школы, в то время как примерно 1000 посещало специализированные школы. Не имеется правительственной статистики, которая могла бы подтвердить или опровергнуть данные цифры.

Национальные/Расовые/Этнические меньшинства

Конституция устанавливает, что все граждане равны, независимо от их этнического происхождения, и обеспечивает равную защиту со стороны судебной системы для всех граждан, независимо от их национального, расового и этнического происхождения. В стране проживает значительное таджикское (5 процентов) и русское (5,5 процентов) меньшинство, также как и менее численные казахское и киргизское меньшинства. Наблюдается также цыганское население в Ташкенте, оцениваемое в менее чем 50 тысяч жителей. Жалобы об общественных нарушениях или дискриминации по отношению к членам этих групп были редкими.

Конституция также гарантирует право на занятость и выбор профессии для всех граждан. Хотя законом запрещается дискриминация в области трудоустройства на основании этнического и национального происхождения, этнические русские и другие меньшинства периодически выражают озабоченность ограниченными возможностями в трудоустройстве. Представители власти, по утверждениям, сохраняют руководящие должности в правительственной бюрократии и в деловых кругах для этнических узбеков, хотя существует большое количество исключений.

Законодательно не требуется знание узбекского языка для получения гражданства, но проблема языка представляет собой деликатный вопрос. Узбекский является государственным языком, в Конституции закреплено, что президент должен им владеть. В законе также указывается, что русский язык является «языком межнационального общения».

Социальные нарушения, дискриминация и акты насилия, основанные на почве сексуальной ориентации гендерной самоидентификации

Гомосексуальная деятельность среди мужчин влечет наказание до трех лет лишения свободы. Хотя обвинения по данному типу уголовных дел редки, существуют сведения, что правоохранительные органы использовали информантов, чтобы вымогать взятки в больших размерах с мужчин-геев. Гомосексуальная половая деятельность среди женщин не является уголовным преступлением. Закон не криминализирует гомосексуальные действия между женщинами.

Гомосексуальность обычно является предметом табу в обществе, организаций по поддержке лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов не существует. Потворство или нарушения прав общины транссексуалов не имели место. Также не поступало сообщений об официальной или общественной дискриминации, основанной на сексуальной ориентации или гендерной самоидентификации в сфере трудоустройства, расселения или доступа к образованию или здравоохранению, но данное обстоятельство может быть обусловлено общественным табу на обсуждение гомосексуальной деятельности, нежели вопросов равенства в данной сфере.

Другие виды социальных нарушений или дискриминации

Согласно данным, предоставленным Нурматом Атабековым, директором Национального СПИД Центра, в ноябре было отмечено 24539 ВИЧ-инфицированных лиц в стране, включая 3267 новых случаев, зарегистрированных в первые 10 месяцев года. Приблизительно половину инфицированных составляют женщины (в отличие от 22% в 2005 г.), и большинство случаев включает лиц от 25 до 49 лет.

ВИЧ-инфицированные, по утверждению, подвергаются социальной изоляции со стороны соседей, работников общественных учреждений, служащих здравоохранения, правоохранительных органов, домовладельцев и работодателей после того, как их ВИЧ-статус становится известным последним. В военной сфере ВИЧ-положительные служащие сразу же исключаются со службы. Правительственные ограничения на деятельность НПО позволяют функционировать только небольшой группе НПО для содействия и защиты прав индивидов, зараженных ВИЧ/СПИДом.

Раздел 7. Права рабочих

а. Свобода объединений и право на проведение переговоров между предпринимателями и профсоюзами

Законодательство предоставляет рабочим право на формирование и объединение в профсоюзы по своему выбору, определяя профсоюзы независимыми от правительственных административных и экономических учреждений, за исключением тех, которые не являются таковыми в соответствии с законом. Дискриминация по отношению к членам профсоюза и служащим запрещена, но данная мера является неуместной ввиду тесных отношений между профсоюзами и правительством. Закон не запрещает, но и не закрепляет право на проведение забастовок. Право на организацию и проведение переговоров с предпринимателями, включая право профсоюзов на заключение договоров с предприятиями, закреплено на законодательном уровне. С юридической точки зрения, профсоюзы обладают правом надзора в индивидуальных и коллективных трудовых спорах.

На практике рабочие обычно не пользуются правом на создание и присоединение к различным союзам из-за страха, что попытки создания альтернативных союзов будут быстро подавлены. Профсоюзы остаются централизованными и зависимыми от правительства. Федерация профсоюзов Узбекистана, управляемая государством, включает в себя более чем 35,800 первичных организаций и 14 областных профсоюзов, в которых, согласно официальным данным, участвуют 60 процентов рабочих страны. Руководители федерации назначаются аппаратом президента, а не избираются самим правлением профсоюза. Все областные и промышленные профсоюзы на местном уровне подчиняются государству. Независимых профсоюзов не существует.

Профсоюзы и их руководители не могут осуществлять свою деятельность без вмешательства работодателя или государственного учреждения. Право на проведение переговоров между работодателями и профсоюзами не используется. Профсоюзы являются учреждениями, организованными со стороны правительства, не обладающими переговорной властью, за исключением некоторого влияния на вопросы здравоохранения и безопасности труда. Министерство труда и социальной защиты и Министерство финансов по договоренности с Советом Федерации профсоюзов устанавливают уровень заработной платы для государственных служащих. На малых предприятиях частного сектора менеджмент устанавливает уровень заработной платы и обсуждает его индивидуально с каждым работником. Государственного учреждения, ответственного за трудовой арбитраж, нет.

б. Запрещение принудительного труда

Конституция и законодательство запрещают принудительный труд, включая принудительный детский труд, за исключением использования его как юридической меры наказания за такие правонарушения как ограбление, мошенничество или уклонение от уплаты налогов, или в прочих случаях, установленных законодательством. Однако, подобная практика имеет место во время хлопковых компаний, когда органы власти оказывают разного рода давление на государственные учреждения, школы и деловые круги для мобилизации сил школьников, студентов университетов, учителей, медицинских работников, сотрудников государственных учреждений, военнослужащих, а также и нерабочие сегменты для сбора хлопка. Правдоподобные сообщения свидетельствуют, что принудительная мобилизация рабочей силы в период сбора хлопка в этом году наблюдала более высокий уровень, чем в предыдущем году, вероятно для восполнения сократившейся доли детей.

Власти ожидали, что учителя и руководители школ будут участвовать в сборе хлопка либо в качестве наблюдателей, либо собирая хлопок сами, сами же школьные учителя обычно являются ответственными за то, чтобы их студенты выполняли квоту. Большинство школ оставались открытыми, однако были сообщения о недостатке сотрудников, что оказывало влияние на количество проводимых занятий. Продолжают поступать сообщения, что студенты и взрослые, не выполнившие норму, были подвергнуты осмеянию или же жестокому обращению со стороны местной администрации и правоохранительных органов. Потеря участия работников государственного сектора в хлопковой кампании оказала неблагоприятное влияние на население, так как медицинские услуги стали оказываться со значительной задержкой, то же самое можно сказать и об оказании коммунальных услуг, а проекты развития с иностранным финансированием вынуждены были притормозить свою деятельность, пока сотрудники работали на поле.

Смотрите также Отчет о торговле людьми Государственного Департамента: www.state.gov/j/tip.

в. Запрещение детского труда и минимальный возраст найма

Законы по защите детей от эксплуатации на рабочих местах обеспечивают как уголовные, так и административные санкции против их нарушителей, однако эти законы функционируют неэффективно.

Трудовым кодексом установлен минимальный рабочий возраст в 16 лет и предусматривается, что работа не должна мешать учебе тех, кто моложе 18. Закон устанавливает право на неполный день легкой работы начиная с 15 лет, и дети с разрешения родителей могут работать максимум 24 часов в неделю в нешкольное время и 12 часов в неделю во время учебного процесса. Закон не разрешает работать 14-летним, даже если работа "легкая" и не мешает образованию и не вредит здоровью и развитию ребенка, однако, это положение не всегда соблюдается на практике. Дети в возрасте от 16 до 18 лет могут работать по 36 часов в неделю в нешкольное время и 18 часов в неделю во время учебного процесса. Постановления, принятые в 2009 и 2010 годах, соответственно, предусматривают перечень опасных видов деятельности, запрещенной для детей моложе 18 лет и запрещают работодателям использовать детей для работы в опасных условиях, которые включают метро, под водой, на опасной высоте или с опасным оборудованием. Дети, в основном, были заняты в сельском хозяйстве, в семейном бизнесе, а также работали в качестве уличных торговцев.

В Национальном плане действий на 2008 год правительство призывало к прекращению наихудших форм детского труда, включая принудительный труд, но ни одна из поставленных целей не была достигнута. Правительство не разрешает независимым организациям контролировать детский труд в хлопковом секторе, а также не предоставляет информацию об использовании детского труда в стране. Правительство разрешило ЮНИСЕФ наблюдать за сбором урожая хлопка и его условиями, а также обеспечило ей полный доступ к полям, детям, школам и учителям.

Трудовое законодательство не предоставляет прямых полномочий инспекторам Министерства труда сосредоточить усилия на соблюдение законов о детском труде. Внедрение законов о детском труде находится под юрисдикцией Министерства труда, генерального прокурора, МВД и следователей по уголовным делам МВД. Неясно, проводило ли МВД проверки в сельскохозяйственном секторе. В течение года не существовало никаких известных наказаний за использование детского труда, хотя правительство обращалось к ЮНИСЕФ для наблюдения за сбором урожая для того, чтобы определить, кто из местных чиновников мобилизирует труд детей.

Дети трудились на посадке и сборе хлопка. Многие тысячи школьников, учеников колледжей и лицеев и студентов в возрасте от 15 до 18 лет работали на хлопковых полях во время ежегодного сбора урожая в результате мобилизации правительством. В то время как давление на использование принудительного детского труда в хлопковом секторе продолжало расти в некоторых регионах страны, другие регионы привлекали взрослую рабочую силу с их согласием. В период осеннего урожая местные власти во многих регионах страны закрывали школы и университеты на срок до шести недель и перевозили студентов для работы на хлопковых полях. Хотя большинство учащихся были в возрасте старше 14 лет, присутствие младших школьников тоже наблюдалось, также поступали сообщения о некоторых школьниках в возрасте 10 лет, работающих в поле. Наблюдатели отмечали, что старшеклассники часто работали 10 часов в день и зачастую размещались в палатках или казарме вдали от своих семей.

Учащиеся и взрослые обычно зарабатывали от 100 до 150 сумов ($ 0,8 до $0,10) за килограмм (2,2 фунта) собранного хлопка. Младшие школьники должны были собрать от 20 до 40 килограммов хлопка в день, а старшеклассники и взрослые должны были собрать от 50 до 70 килограммов. В результате ежедневная заработная плата могла составить от 3000 до 8000 сумов ($ 1,50 до $4,00) для младших школьников и 7500 до 16000 сумов ($3,75 до $ 8,00) в день для старшеклассников. Как и в прошлые годы, продолжали поступать сообщения о том, что университеты угрожали отчислить студентов, которые не участвовали в сборе хлопка или заставляли их подписать заявления, указывающие на "добровольное" участие в сборе.

Условия работы значительно различались от региона к региону. Хотя представители ЮНИСЕФ сообщали, что условия проживания и труда улучшились в течение года и включали доступ к медицинским учреждениям и улучшенному наблюдению, поступали отдельные сообщения о недостатке продовольствия и жилья для детей, а также жалобы студентов, не имеющих доступа к чистой питьевой воде.

См. также Отчет министерства труда по искоренению наихудших форм детского труда по ссылке: http://www.dol.gov/ilab/programs/ocft/tda.htm.

г. Приемлемые условия труда

Минимальная заработная плата с декабря 2011 г. по июль 2012 г. составляла 62,920 сум (31$) в месяц. 1 августа ставка повысилась на 15 процентов до 72 355 сум ($ 36) и 1 декабря повысилась дополнительно на 10 процентов до 79, 590 ($40).

Должностные лица сообщили об уровне бедности, как потребление менее 2100 килокалорий в день, но правительство не публикует показатели уровня бедности. По последним имеющимся данным, около 17 процентов населения проживало ниже уровня бедности, 5 процентов были безработными, примерно 60 процентов занятого населения имело низкооплачиваемую работу.

Законодательство устанавливает стандартную 40-часовую рабочую неделю и отдых в течение 24 часов. Законодательство предусматривает компенсации за сверхурочные часы в трудовых договорах, которые могут быть сделаны в виде дополнительной платы или предоставления отпускных. Законодательство утверждает, что сверхурочные компенсации не должны быть меньше 200% среднемесячной заработной платы работника. Дополнительные отпускные должны быть не менее длительности сверхурочной работы. Работник не может работать более 120 сверхурочных часов в течение года, но это ограничение не всегда соблюдается, в особенности, в государственном секторе. Законодательством запрещены принудительные сверхурочные.

Министерство Труда устанавливает и обеспечивает охрану труда и техники безопасности в сотрудничестве с профсоюзами. По имеющимся сообщениям, данные меры оказались не эффективными. Хотя правила предусматривали меры предосторожности, сотрудникам на опасных производствах зачастую не хватало защитной одежды и оборудования. Инспекторы труда проводили проверки малого и среднего бизнеса раз в четыре года и проверяли крупные предприятия один раз в три года. Министерство труда или офис местного управляющего могут инициировать выборочную проверку бизнесов, а также проводить специальные инспекции в связи с несчастными случаями или жалобы.

Примерно 5 из 8 трудовых инспекторов размещали офисы в 14 административных единицах страны, а также имелись специализированные офисы для предприятий тяжелой промышленности - строительство, горное дело, обрабатывающая промышленность. Трудовые инспектора обычно сосредоточивали внимание на частном секторе, в то время как проверки государственных предприятий носили формальный характер. Наказания назначались выборочно, и во многих случаях работодатели могли смягчить наказания с помощью неофициальных договоренностей с инспекторами. В соответствии с законодательством, во всех секторах должны соблюдаться стандарты здравоохранения и безопасности. Однако, в теневом секторе экономики законодательные нормы не соблюдаются, занятость не оформляется официально. Однако, в течение года Министерство труда и социальной защиты населения, в сотрудничестве с налоговыми органами, проводило проверки частных клиник с целью выявления распространенной практики найма специалистов без подписания трудовых контрактов.

В соответствии с Законом о безопасности рабочих, работники могут официально отказаться от опасной деятельности, если работодатель не смог обеспечить надлежащие меры безопасности. Обычно рабочие не пользовались данным правом, так как оно не применялось эффективно, и трудящиеся опасались возмездия со стороны работодателей. В 2009 году закон требовал от работодателей застраховать гражданскую ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью работника в связи с производственной травмой, профессиональным заболеванием или другим вредом здоровью, вызванными действиями работника на рабочем месте. В соответствии с настоящим законом пока не поступало ни одной жалобы.

Официальные источники сообщают, что только 360000 работников (из 12 млн) получали минимальную заработную плату. В сентябре правительство изменило шкалу окладов, в результате чего минимальная заработная плата для работающих на полной ставке возросла с 72,355 ($36) до примерно 179,000 сум ($89). Не имеется официальной статистики за текущий период относительно средней месячной заработной платы, но многие эксперты называют цифру 705,000 сум ($305) до взимания налогов. Данный уровень не включал заработные платы в сельскохозяйственном секторе. Не имеется данных о средних доходах хозяйств.

Правительство и официальные СМИ не публиковали данных о численности занятых в теневом секторе экономики. Многие такие работники официально работали на половине ставки или имели низкооплачиваемую работу. Не действовали правительственные программы по предоставлению социальной защиты работникам, занятым в теневом секторе экономики. Нарушения, связанные с оплатой труда, сверхурочными, соблюдением стандартов здравоохранения и безопасности, наблюдались наиболее часто в государственном секторе.

Искать на Refworld

Страны