Последнее обновление: Пятница, 05 июня 2020, 08:03 GMT

Исцеление невидимых ран сирийского конфликта

Издатель Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ)
Автор Дейл Гавлак
Дата публикации 9 февраля 2016
Цитировать как Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), Исцеление невидимых ран сирийского конфликта, 9 февраля 2016, доступ по следующему адресу: https://www.refworld.org.ru/docid/56bdd4a94.html [последняя дата доступа 5 июня 2020]
ОговоркаДанный документ не является публикацией УВКБ ООН. УВКБ ООН не несет за нее ответственности и не обязательно одобряет ее содержание. Мнения, изложенные в данной публикации, принадлежат исключительно автору или издателю и не обязательно отображают взгляды УВКБ ООН, Организации Объединенных Наций или государств-членов.

Райан, девятилетней сирийской девочке, был поставлен диагноз совершенно случайно.

«Она пряталась за своей матерью, истощенной и находящейся в состоянии депрессии, в то время когда я осматривал ее сестру, которая страдала от недоедания», — говорит д-р Васим Дахкул (Waseem Dahkoul), который работает в коммунальном центре здравоохранения в сирийском городе Алеппо.

«У Райан были проблемы со сном, и она мочилась в постель после того, как рядом с их домом упала ракета, — говорит Дахкул. — У нее не было друзей, а ее рисунки были преисполнены тоской и содержали только картины войны».

«После того, как она стала получать психосоциальную поддержку для лечения симптомов острого стресса, Райан стала спать лучше, снова стала играть со своими друзьями и делать забавные рисунки, на которых она изображала розы, деревья и бабочек», — говорит он.

Дахкул работает в одном из 130 медицинских центров, расположенных в 11 из 14 провинций страны, которые оказывают психологическую помощь многим местным людям, нуждающимся в ней.

Эти центры оказывают поддержку около 10 000 лиц, которые в ней нуждаются, ежемесячно. Многие из них переживают тяжелый психологический стресс в течение четырехлетнего конфликта, который привел к широкомасштабному переселению людей, смерти и разрушениям и явился причиной крупнейшего в мире гуманитарного кризиса после Второй мировой войны.

По оценкам Европейской комиссии, в гуманитарной помощи нуждаются 13,5 миллиона человек, притом что более 220 000 были убиты, из которых половина — гражданское население.

«Как правило, один из каждых 30 сирийцев будет страдать в результате тяжелого психического состояния», — говорит д-р Фахми Ханна (Fahmy Hanna), технический сотрудник Департамента психического здоровья и токсикомании ВОЗ.

ВОЗ полагает, что во время чрезвычайных ситуаций распространенность психических заболеваний, таких как психоз и тяжелая форма депрессии, увеличивается на 3-4 %, а распространенность легких и умеренных психических нарушений, таких как депрессия и тревожные состояния — на 15-20%.

Такое повышение ассоциируется с психологическим давлением, причиной которого являются ужасы войны, разрушенные дома и жизнь в условиях чрезмерного скопления людей. Поэтому именно во время кризисов и после них как раз и требуются программы оказания психологической помощи.

До конфликта, который разразился в 2011 году, система охраны психического здоровья в Сирии была сосредоточена главным образом в трех психиатрических больницах в двух крупнейших городах страны — Дамаске и Алеппо.

В то время все население страны — около 23 миллионов человек — обслуживалось порядка 70 психиатрами, а консультации давали лишь несколько психологов.

С тех пор больница в Алеппо была разрушена, две других больницы оказались недоступными, и большая часть психиатров уехала из страны.

В течение последних двух лет ВОЗ оказывала поддержку в децентрализации служб охраны психического здоровья и помогала восстановить их на основе разрушенной предыдущей централизованной системы, чтобы лечение и медицинскую помощь можно было сделать доступной на уровне первичной медико-санитарной помощи.

В этом подходе находит отражение реформа служб охраны психического здоровья во всем мире.

Службы охраны психического здоровья во многих странах до сих пор ограничены крупными психиатрическими больницами, хотя некоторые из них уже приступили к децентрализации этих служб до уровня подразделений, прикрепленных к больницам общего профиля в качестве части широкомасштабных реформ, которые проводятся в условиях соблюдения прав отдельных лиц.

«Службы охраны психического здоровья можно создать даже в самый разгар кризиса», — говорит представитель ВОЗ в Сирийской Арабской Республике Элизабет Хофф (Elizabeth Hoff).

Хофф и ее команда играли ключевую роль в оказании поддержки сирийским специалистам с целью ввести в действие в стране новую децентрализованную программу охраны психического здоровья.

«В этой связи предстоит еще проделать огромную работу, которую необходимо обеспечить финансовыми средствами в последующие годы», — добавляет Хофф.

Только в 16% (130) из 832 медико-санитарных центров, которые все еще работают в этой разорванной на части стране, есть врачи, которые обладают навыками использования практического руководства Глобальной программы действий в области охраны психического здоровья — руководство mhGAP.

Эти врачи обучены распознавать и ставить диагноз в случае большинства психических состояний, включая депрессию, психотические нарушения, нарушения, обусловленные токсикоманией, и проблемы, связанные с психическим здоровьем детей.

Бесплатное лечение и помощь обеспечивается в 130 центрах и оказывается врачами или психологами.

По мнению Хофф, основной проблемой этой новой сирийской программы является распространение сети служб охраны психического здоровья на те районы страны, которые контролируются оппозицией.

Для людей, проживающих в этих труднодоступных районах, разрабатывается соответствующая программа самопомощи.

Хофф объясняет успех этой сирийской программы тем фактом, что она была спланирована и разработана местными экспертами в области здравоохранения, которые были обучены ВОЗ в сотрудничестве со всеми основными поставщиками медицинской помощи.

«Обычно обращение с просьбой к ВОЗ оказать помощь в создании систем охраны психического здоровья, которые работают на уровне общин, встроены в систему первичной медико-санитарной помощи и занимаются удовлетворением нужд данного сообщества, поступают после того как чрезвычайная ситуация ликвидирована, — говорит д-р Ханна. Однако случай Сирийской Арабской Республики иной».

Девочка, которая вынуждена была уехать в результате боев, сейчас живет в Алеппо. Она и многие другие получили возможность жить более чем в 1000 так называемых частных убежищ в этом городке под руководством УВКБ, в котором налажена  работа по организации отдыха, психосоциальная поддержка и первичная медико–санитарная помощь.

В конце 2013 года эксперты ВОЗ собрались в Бейруте, столице Ливана, для разработки соответствующего плана по удовлетворению растущих потребностей в охране психического здоровья в этой стране.

Их рекомендация — восстановить децентрализованную систему охраны психического здоровья — была основана на предыдущем опыте ВОЗ в ходе других чрезвычайных ситуаций.

Этот план был принят по согласованию с Министерством здравоохранения Сирии, Управлением Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев (УВКБ ООН), Детским фондом Организации Объединенных Наций и неправительственными организациями, включая Международный медицинский корпус и отделение Красного Полумесяца Сирийской Арабской Республики.

Ханна, который до того времени работал по профилю охраны психического здоровья во время революции в Сирии, и д-р Эйяд Янес (Eyad Yanes) были в числе тех, кто представлял ВОЗ на совещании в Бейруте.

В настоящее время Янес работает вместе с ВОЗ в качестве национального сотрудника по охране психического здоровья, координируя работу сети психиатров в Сирийской Арабской Республике и помогая в обучении их навыкам оказания медицинской помощи и лечения психических состояний.

Сначала руководство mhGAP было переведено и адаптировано с учетом условий, сложившихся в Сирии.

Затем в 2014 году Янес и его коллеги из ВОЗ оказывали помощь в обучении около 570 врачей и медсестер, не являющихся специалистами в этой области, в результате чего в настоящее время в центрах первичной и вторичной медико-санитарной помощи работают около 700 работников здравоохранения, которые оказывают помощь людям с психическими нарушениями на основе руководящих принципов ВОЗ.

Янес и его коллеги также обучали работников здравоохранения, которые работали по линии общества Красного Полумесяца и в других неправительственных организациях, которые работают с той и другой стороны конфликта.

«Обученные специалисты-медики впервые работают более чем в 100 учреждениях здравоохранения и в местах, которые в значительной мере затронуты конфликтом, таких как Дамаск, (включая сельские пригороды), Алеппо, Хомс, Хама, Латакия, Тартус, Кунейтра и Хасеке», — говорит Ханна.

Кроме того, ВОЗ продолжала подготовку поставщиков медико-санитарных услуг без отрыва от работы с помощью группы сирийских национальных руководителей, которые оказывают техническую помощь посредством визитов на места и/или общения с помощью социальных средств массовой информации, таких как Фейсбук, Уотсапп и Скайп, в тех районах, доступ в которые ограничен в связи с ситуацией в области безопасности.

«В свою очередь, этой группе оказывают помощь международные старшие должностные лица, которые базируются вне этой страны», — разъясняет Ханна.

Эта подготовка охватывает обучение навыкам проведения базовых и продвинутых консультаций, когнитивно-поведенческую и семейную терапию, в дополнение к назначению лекарственных средств в случае некоторых психических состояний.

По мнению сирийского гинеколога д-ра Муна Фархуда (Mouna Farhood), обучение с помощью руководства mhGAP позволило изменить ее взаимоотношения с пациентами и своей собственной семьей.

«Я научилась выявлять проблемы с психическим здоровьем моих пациентов, задавая им вопросы по поводу того, что они чувствуют, и как они спят», — говорит Фархуд.

По мнению Фархуд, эта работа также занимает много времени для того, чтобы наладить доверительные отношения. Одна из ее пациенток, 24-летняя студентка последнего курса, сказала ей во время ее третьего визита, что она дважды пыталась зарезать себя ножом.

«Ее жизнь изменилась после начала лечения с помощью антидепрессантов и психосоциальной поддержки. Она успешно закончила первый курс колледжа и получила право на стипендию, которая позволила ей продолжить изучение зубоврачебной практики в Германии», — говорит Фархуд.

Основная проблема в случае данной программы — это стигматизация человека, страдающего от психической болезни.

«Сейчас ситуация меняется. Я сейчас вижу многих пациентов, которые признают, что ничего ненормального в том, что они испытывают чувство депрессии, нет, и они не стыдятся обращаться за помощью», — говорит Фархуд.

Дахкул разделяет это мнение: «Опыт работы с руководством mhGAP сблизил меня с пациентами и позволил мне открыть новые горизонты моей профессии».

В настоящее время также начинается работа по реализации программы самопомощи для людей, страдающих дистрессом, в труднодоступных районах. Эта программа должна осуществляться экспериментальной небольшой группой терапевтов и других работников здравоохранения в начале этого года и может быть продлена в зависимости от результатов.

ВОЗ также оказывала помощь в подготовке самоучителя и прилагаемых к нему аудиоматериалов для того, чтобы врачи-практики могли учиться самостоятельно.

Янес говорит, что до того как разразился нынешний кризис, он предложил во время своей работы в Министерстве здравоохранения Сирии создать подразделение психиатрической помощи в больницах общего профиля, однако его предложение не было принято. «Сейчас, во время кризиса, мы создадим четыре таких подразделения в следующем году».

В 2016 году планируется более интенсивная подготовка как для врачей-практиков общего профиля, так и для укрепления штата поставщиков услуг среднего уровня.

Вместе с тем Ханна и другие признают, что потребности в охране психического здоровья в стране огромны.

«Настоящая программа — это хорошая инициатива, которую необходимо сделать устойчивой и расширить в других провинциях Сирии, с тем чтобы она дала возможность удовлетворить все нужды», — говорит Ханна.

Искать на Refworld